|   | 

Как вступали в ВТО?

Как вступали в ВТО?

Как вступали в ВТО?

 Обзор теории и практики

 Многих экономистов и рядовых граждан интересует вопрос: выиграет или проиграет наша страна от вступления в ВТО? Чтобы ответить на него, необходимо произвести оценку чистых выгод производителей, потребителей и общества в целом от присоединения страны к ВТО.  В данной статье мы не преследуем эту цель, а хотим обратиться к постулатам теории международной торговли и сравнительному анализу последствий присоединения отдельных зарубежных стран к ВТО.

 О чем гласит теория?

 Теория сравнительных преимуществ, созданная около 200 лет назад Давидом Рикардо, говорит о том, что от свободной торговли выиграют все страны. Некоторые экономисты либерального толка слепо популяризируют принципы данной теории. Они не учитывают того, что эта теория верна только в том случае, если технологии производства рассматриваемых стран не меняются; такой фактор, как труд, полностью используется; мобильность рабочей силы между странами отсутствует; удельные трудозатраты постоянны; транспортные затраты равны нулю.

Согласно этой теории, если, например, одна страна имеет сравнительное преимущество в производстве риса, а другая – автомобилей, то общее благосостояние этих стран улучшится, если они будут свободно торговать. Причем первая страна должна специализироваться только на производстве и экспорте риса, а вторая – сугубо на производстве и экспорте автомобилей. Получается, что Южная Корея, которая в 60-х годах специализировалась на производстве риса, должна была всегда производить и экспортировать рис, а не автомобили. История показала обратное: со временем Южная Корея превратилась в крупного экспортера автомобилей.

Подобные экономисты не учитывают, что человеческий капитал и инновации могут превратить аграрную страну в промышленно развитую. Они не допускают, что сравнительные преимущества можно создавать, например, посредством формирования экономики, основанной на знаниях, а также реализации стратегий кластерной организации производства на основе модели «бриллиантового ромба» Майкла Портера, т.е. современных теоретических концепций, созданных за последние 20-30 лет.

Другие неоклассические теории международной торговли также не могут дать внятного ответа, почему аграрная страна с бедным населением, практически не имеющая природных ресурсов, может со временем превратиться в индустриальную. Например, неоклассическая теория Хекшера-Олина, согласно которой страна экспортирует товары, для производства которых она интенсивно использует относительно избыточный фактор производства, и импортирует товары, для производства которых имеет место относительный недостаток факторов производства, может объяснить международную торговлю лишь в статике, но не в динамике.

В конце 80-х и начале 90-х гг. прошлого века началась разработка теории динамических сравнительных преимуществ со стороны таких экономистов-ученых, как П. Кругман, Г. Гроссман и Э. Хелпман. Следовательно, для поиска ответов нужно обратиться к динамической теории сравнительных преимуществ, теории конкурентных преимуществ Портера и другим современным теориям, допускающим влияние институтов, рыночной инфраструктуры, инноваций и человеческого капитала на изменение структуры экономики и внешней торговли.

 Импортозамещение или экспортная ориентация?

 Изучение опыта зарубежных стран позволяет сделать вывод о том, что есть два типа промышленной политики – импортозамещение и стимулирование экспорта. Политика импортозамещения характеризуется защитой (скажем, установлением высоких таможенных пошлин) слабых и неконкурентоспособных отраслей, тогда как политика экспортной ориентации направлена на стимулирование сильных и конкурентоспособных отраслей. При импортозамещении льготы и преференции предоставляются для производителей, которые не только не экспортируют свою продукцию, но и неконкурентоспособны на внутреннем рынке по отношению к импортной продукции. При экспортной ориентации, напротив, поощряются производители, которые уже начали экспортировать свою продукцию или у которых есть потенциал стать экспортером (причем, если не начинают экспортировать, поддержка прекращается).

В обоих случаях используется протекционистская политика; отличие лишь в том, что в первом случае это защита без поддержки экспорта, которая приводит к сохранению неэффективных производств, а во втором – это такая же защита с поддержкой экспорта, которая превращает неэффективных производителей, имеющих потенциал выхода на внешние рынки, в эффективных. Без стимулирования экспорта протекционизм оборачивается импортозамещением.

 Через экспортный протекционизм

 Послевоенные Китай, Япония, Корея, Тайвань добились быстрого роста экономики и экспорта не через либерализацию внешней торговли, а через протекционизм. В прошлом столетии США, Германия, Франция, Италия также проводили протекционистскую политику в целях защиты и обеспечения ускоренного развития экспортоориентированных отраслей.

В этой связи тезис о том, что либерализация внешней торговли ведет к росту доли экспорта в ВВП на практике зачастую не подтверждается. Известный экономист А. Мэдисон в своих трудах «Monitoring the World Economy» и «Chinese Economic Performance in the Long Run» отмечал, что китайские таможенные тарифы были равны 4% в 1913 г. и 8,5% в 1925 г., тогда как в США в то время они составляли порядка 30%, а отношение экспорта в ВВП по ППС увеличилось только с 0,7% в 1870 г. до 1,9% в 1950 г. В 1867-1936 гг. физический объем экспорта Китая увеличился лишь в четыре раза, то есть даже меньше чем за 1950-1978 гг., когда за 25 лет протекционизма и импортозамещения физический объем экспорта вырос в шесть раз.

Ф. Родригес и Д. Родрик показали на основе эмпирических данных, что снижение таможенных пошлин и барьеров во внешней торговле не обязательно ведет к росту доли экспорта и внешней торговли в ВВП, что можно назвать «парадоксом Родригеса-Родрика». Они показали, что имеет место тесная зависимость между темпами экономического роста и долей экспорта в ВВП. Такая же зависимость наблюдалась между долей инвестиций в ВВП и долей экспорта в ВВП, при том, что таможенные пошлины и доля экспорта в ВВП тесно не коррелировали. Таким образом, быстрее всех увеличивали долю международной торговли в ВВП, в основном, те страны, которые имели более высокую долю инвестиций в ВВП, а не те, которые обеспечивали повышение открытости внешней торговли. Говоря иначе, «экономическое чудо» Китая, наблюдавшееся в течение двух десятилетий, и даже экономический рост в послевоенный период однозначно были следствиями увеличения доли инвестиций и экспорта в ВВП, а не ослабления протекционистской защиты.

Схожая экспортоориентированная политика проводилась также в Сингапуре, Тайване и Гонконге. В Республика Корея проводилась такая же политика с той разницей,  что производства организовывались здесь не ТНК, а уже имеющимися местными крупными компаниями, которые получили поддержку государства в период проведения политики импортозамещения в период с 1960-х по середину 1970-х, после чего велась последовательная экспортоориентированная политика в течение 1980-1990-х.

 Вступление в ВТО с ориентацией на экспорт

 Причину динамичного роста экономики и экспортного потенциала Китая нужно искать не во вступлении в ВТО и в либерализации ее внешней торговли, а далеко в истории его экономического развития в послевоенный период. В 1950-1978 гг. в Китае проводилась последовательная политика импортозамещения, ориентированная на поддержку слабых и неконкурентоспособных отечественных производств, ориентированных, в основном, на внутренний рынок. Однако после начала экономических реформ в 1978 г. Китай проводил уже так называемую экспортоориентированную политику, основанную на протекционизме. Вспомним, что еще в начале 90-х годов импортные пошлины в Китае были почти самыми высокими в мире – 40%. В этот период экспорт стал главным фактором экономического роста: доля экспорта в ВВП увеличилась с 5% в 1978 г. до более 20% в начале 90-х годов. Китай добился 10%-ного среднегодового экономического роста с 1978 г., наблюдавшегося в течение почти трех десятилетий. Понятно, что не только рынок, но и правительство играло существенную роль в обеспечении такого роста путем проведения экспортоориентированной промышленной политики в условиях протекционизма, то есть предоставления кредитных, налоговых, таможенных и прочих льгот для отраслей и предприятий, нацеленных на внешние рынки. Китай вступил во Всемирную торговую организацию в 2001 году, уже будучи крупным мировым экспортером на выгодных условиях, позволяющих и далее развивать экспортоориентированные отрасли экономики.

США и ЕС, предрекавшие, что после присоединения к ВТО Китай станет емким рынком для экспорта их продукции, просчитались. Китай начал вытеснять эти страны не только на внутреннем рынке, но и на мировых рынках готовой продукции. 

Вступление в ВТО: Китай

Китай вступил во Всемирную торговую организацию в 2001 году. Согласно данным Всемирного банка, с 2001 года реальный объем ВВП Китая увеличился в четыре с лишним раза, объем ПИИ — более чем в два раза, внешнеторговый оборот — более чем в семь раз, средневзвешенный уровень импортных таможенных тарифов снизился с 14,1% в 2001 г. до 3,2% в 2014 г. С момента вступления в ВТО в Китае сильное развитие получил высокотехнологичный сектор. Только за первые пять лет после присоединения Китая к ВТО уровень бедности в реальном измерении снизился более чем в два раза.  Даже в условиях, когда страна уже вступила в ВТО, иностранные инвестиции привлекались не за счет либерализации внешней торговли, а, в основном, за счет совершенствования законодательства, гарантий прав собственности и, главное, ориентации экономики на огромный мировой рынок. Такая экспортоориентированная политика проводилась, прежде всего, в четырех прибрежных провинциях Китая, ставших «локомотивами» экономического роста. Немаловажную роль также играла валютная и монетарная политика, обеспечившая поступательное удешевление курса юаня по отношению к доллару.

 Другим ярким положительным примером является Вьетнам, вступивший в ВТО в январе 2007 года. Вьетнам еще до вступления в ВТО обладал хорошим экспортным потенциалом, а присоединение к ВТО означало для него лишь открытие новых рынков для экспорта готовой продукции, объемы которой должны были наращивать посредством привлечения иностранных инвестиций.

 

 

Вступление в ВТО: Вьетнам

 Вьетнам вступил в ВТО в январе 2007 года. После этого были проведены кардинальные институционально-правовые реформы, направленные на коренное изменение политической, экономической и судебно-правовой системы. В 2008 году The Wall Street Journal отмечала, что с января по август 2008 года объем привлеченных иностранных инвестиций во Вьетнам составил 47,15 миллиарда долларов, что в пять раз больше, по сравнению с тем же периодом 2007 года. В течение первого года членства Вьетнама в ВТО наблюдались высокие темпы экономического роста, в частности, рост реального объема ВВП в 2008 году составил 8,5%. В 2007 году объем экспорта увеличился на 21,9%, по сравнению с 2006 годом, и достиг 48,6 миллиарда долларов, а в 2008 году он увеличился еще на 29,1% и достиг 62,7 миллиарда долларов. В экономике стали происходить структурные изменения, отразившиеся на позитивных изменениях товарной структуры экспорта: наблюдался переход от экспорта сырья (нефть, каучук, рис, уголь) к экспорту продукции перерабатывающей промышленности. К концу 2007 года подушевой доход населения достиг 835 долларов, что в 2 раза выше, чем в 2000 году.

 Опыт Китая и Вьетнама показывает, что развивающаяся страна может оказаться в выигрыше от присоединения к ВТО, если до присоединения к ней она в течение многих лет проводила политику стимулирования экспорта готовой продукции. Правительства этих стран, прежде чем вступать в ВТО, обеспечили создание развитой экспортоориентированной промышленности,  развитие логистики и финансово-кредитной системы, поддержку роста конкурентоспособности отечественного производителя, а после вступления в нее воспользовались всеми созданными конкурентными преимуществами.

 

 Вступление в ВТО с «ресурсным проклятием»

 Анализ процесса и последствий вступления в ВТО стран, экспортирующих преимущественно сырье, показывает, что для таких стран масштабная либерализация торговли чревата скорее большими потерями, нежели выгодами. Развитые страны традиционно выигрывают при торговле с развивающимися, если последние выступают собой в мировой  торговле  в качестве сырьевой базы и емкого рынка для реализации готовой и высокотехнологичной продукции с большой добавленной стоимостью.

В этой связи интересен анализ последствий вступления России в ВТО в 2012 году после долгих переговоров, которые длились 18 лет. Вместо проведения политики экспортной ориентации, как это делал Китай, Россия предпочла либерализировать внешнюю торговлю еще до вступления в ВТО, заставив многих национальных производителей конкурировать с мощными зарубежными компаниями. Таким образом, еще до вступления в ВТО конкурентоспособность многих российских производителей снизилась, а «голландская болезнь», приводившая к удорожанию экспорта готовой продукции, еще более усугубляла ситуацию. Суть «голландской болезни» выражается в том, что увеличение экспортных доходов за счет нефтегазового сектора экономики приводит к значительному притоку иностранной валюты в страну, что, в свою очередь, ведет к укреплению рубля и тем самым снижает конкурентоспособность и объемы экспорта продукции обрабатывающих отраслей. 

После вступления России в ВТО объемы производства начали падать в машиностроении, легкой промышленности, деревообрабатывающей промышленности, при том, что объемы производства в нефте- и газодобывающих отраслях, угольной промышленности стали расти, объемы экспорт сырьевых товаров и энергоресурсов также поступательно росли.

Эксперты аналитического центра «ВТО-информ» подсчитали, что агрегированные потери российской экономики в форме бюджетной поддержки за годы членства в ВТО составили 871 миллиард рублей, а с учетом мультипликативного эффекта — 12-14 триллионов рублей. 

Целый ряд российских экономистов, такие как Юрий Болдырев, Михаил Делягин и др., сходятся во мнении, что вступление в ВТО пока еще не дало чистых выгод России. В Госдуму даже был внесен законопроект о выходе из организации. 

Вступление в ВТО: Россия  

Согласно взятым на себя обязательствам, Российская Федерация должна была сократить среднюю ставку импортных пошлин с нынешних 10% на все товары до 7,8%, в том числе на промышленные товары с 9,5 до 7,3%, на сельскохозяйственную продукцию с 13,2 до 10,8%. Конечная ставка по трети товарных позиций национальной тарифной шкалы была установлена сразу же после вступления России в ВТО, оставшиеся тарифы снижались поэтапно в течение ряда лет. Импортные пошлины на примерно четверть товаров понизились до конечного уровня связывания в течение трех лет. В целом же переходный период либерализации внешней торговли России, согласно условиям вступления в ВТО, будет завершен к концу 2020 г. Для легковых автомобилей, вертолетов и гражданских самолетов переходный период составил семь лет,  для свинины — восемь лет.

Ученые Санкт-Петербургского государственного экономического университета выявили, что в результате вступления России в ВТО: повысились цены из-за выравнивания внутренних и мировых цен на энергоносители; увеличился отток капитала за рубеж через российские дочерние компании крупных западных корпораций; увеличился удельный вес экспорта сырья из России в результате сокращения объемов промышленного и сельскохозяйственного производства по причине роста объемов импорта промышленных и сельскохозяйственных товаров. Анализ показал, что за 5 лет после вступления в ВТО в России наиболее пострадали машиностроение — объем производства сократился на 14 процентов, деревообрабатывающая промышленность — на пять процентов, легкая промышленность — на девять процентов, сельское хозяйство — два процента. А объемы производства в нефте- и газодобывающих отраслях увеличились на семь процентов, в угольной промышленности — на пять процентов. Вывоз необработанной древесины, леса-сырца за рубеж вырос на 10 процентов из-за снижения экспортных пошлин. Более того, Россия стала сдавать позиции в области продовольственной безопасности: к 2014 году импорт мяса птицы в Россию увеличился на 19 процентов, свинины — на пять процентов, а продовольственная импортозависимость достигла 45 процентов. Сельскохозяйственное машиностроение также практически не выдерживало конкуренции с американскими и европейскими производителями. Цены на газ и электроэнергию увеличились к 2017 году на 80 процентов, тогда как реальные доходы населения упали, по сравнению с 2012 годом, на 10-12 процентов.

 

Вступление Кыргызстана в ВТО также не обеспечило роста объема прямых иностранных инвестиций (ПИИ), а выпуск несырьевых отраслей начал сокращаться уже в краткосрочном периоде, поскольку Кыргызстан вступил в ВТО на относительно невыгодных условиях, вследствие чего китайский экспорт приводил к сокращению объемов отечественной продукции в ряде отраслей и высвобождению рабочей силы.

Вместе с тем, выигрыш Кыргызстана состоял в том, что вступление в ВТО было полезно для страны с точки зрения дальнейшего реформирования экономики, повышения ее международного авторитета, а также усиления открытости экономики. Значение членства в ВТО для Кыргызстана возросло со вступлением в нее России и Казахстана, и еще более увеличится, если Узбекистан присоединится к ВТО.  

Вступление в ВТО:  Кыргызстан

Процесс вступления Кыргызской Республики в ВТО в 1998 году был одним из самых быстрых в истории существования ВТО и длился всего два с половиной года. В ответ на вступление Кыргызстана в ВТО Казахстан и Узбекистан, а также ряд других стран, не являвшихся в тот момент членами ВТО, усилили протекционистскую политику в отношении импорта продукции из Кыргызстана, очевидно, полагая, что реэкспорт Кыргызстаном дешевой продукции из Китая мог привести к сокращению объемов отечественной промышленной продукции в этих соседних странах, т.е. членство в ВТО воспрепятствовало тогда активному участию республики в процессе интеграции на пространстве СНГ. В результате вступление Кыргызстана в ВТО не привело к ожидаемому росту внешнеторгового оборота и улучшению баланса внешней торговли. Так, согласно данным Национального банка Кыргызской Республики за период 1998-2005 гг., наибольший дефицит внешнеторгового баланса наблюдался в 2005 году, составив -429,3 млн. долл. США, что было в 1,3 раза больше, по сравнению с 1998 г. (-327,9 млн. долл. США). Основными статьями экспорта после вступления в ВТО стали драгоценные металлы, минеральные и топливно-энергетические ресурсы, продовольственные товары, сельскохозяйственное сырье и строительные материалы.

По данным МОТ, вступление Кыргызстана в ВТО привело в среднесрочной перспективе к росту уровня безработицы с примерно 6% до почти 13% в 1997-2002 гг., причем только в долгосрочном периоде он начал постепенно снижаться. Страна взяла на себя обязательства, которые обычно берут на себя развитые страны, что усложнило адаптацию внутреннего рынка к новым условиям. Кыргызстан является членом программы ВТО ВСП+, дающая право экспортировать около трех тысяч товаров на рынки ЕС по нулевым таможенным ставкам, но реалии таковы, что эти товары туда до сих пор практически не экспортируются. Кроме этого, относительно благоприятный внешнеторговый режим не позволил компенсировать значительные транспортные расходы на экспорт кыргызских товаров в страны-члены ВТО, особенно до вступления в ВТО России и Казахстана.

Предложения по траектории

 Окончательный вывод о том, выгодно ли вступление Узбекистана в ВТО, можно сделать лишь после количественной оценки выгод и издержек от присоединения республики к ВТО. Отметим, что до сих пор такой полномасштабной оценки с использованием современных методов анализа еще пока не осуществлено. Информация о выгодах и потерях от вступления страны в ВТО позволила бы не только минимизировать структурные издержки посредством выработки и реализации соответствующих мер, но также оказаться вполне полезной в процессе переговоров со странами-членами ВТО при подготовке предварительных соглашений между страной, желающей вступить в ВТО, и этой организацией в целях выработки условий вступления. В случае, если вступление Узбекистана в ВТО сулит чистые выгоды для общества в среднесрочной перспективе, то представляется целесообразным осуществление следующего комплекса мер по подготовке к вступлению Узбекистана в ВТО:

- подача заявки о вступлении Узбекистана в ВТО с отражением в ней намерения о подготовке к вступлению в течение 4-5 лет;

- проведение обучающих семинаров, конференций, круглых столов и других мероприятий, связанных с вступлением Узбекистана в ВТО;

- изучение опыта по смягчению отрицательных последствий вступления в ВТО стран, имеющих схожие с Узбекистаном черты экономики;

- содействие в приведении национального законодательства, институциональных механизмов, регулирующих процедуры внешней торговли, в соответствие с правилами ВТО;

- получение поддержки вступления Узбекистана в ВТО со стороны ряда ключевых стран-членов ВТО посредством проведения с ними многосторонних и двусторонних переговоров, направленных на достижение выгодных условий присоединения к ВТО, характеризующихся условиями поэтапного снижения таможенных тарифов и устранения прочих ограничений для экспортоориентированных отраслей экономики.

При этом в процессе подготовки к вступлению в ВТО требуется дальнейшее усиление конкурентных преимуществ национальной экономики посредством осуществления государством: а) непрерывных инвестиций в накопление и повышение качества человеческого капитала (в сфере менеджмента бизнес-процессов, инженерного дела, электроники, автоматизации и информатизации производственных процессов и т.д.), инновации и развитие рыночной инфраструктуры; б) политики дальнейшего укрепления институтов и механизмов защиты частной собственности, демонополизации рынков и усиления конкуренции (особенно, это касается монополизированной автомобильной промышленности) и сокращения налогового бремени; в) политики сокращения транзакционных издержек (упрощение процедур налогообложения и сокращение количества налогов; обеспечение повышения скорости интернет-трафика и снижения платы за интернет-услуги; обеспечение открытости, полноты и точности официальных статистических данных для предпринимателей; устранение бюрократических проволочек и упрощение административных процедур; устранение коррупции и т.д.); г) политики государственной поддержки развития экспортоориентированных кластеров, включая их протекционистскую защиту до вступления республики в ВТО и дальнейшую поддержку после вступления в течение переходного периода (до 5-7 лет) на основе достигнутых соглашений об условиях вступления.  

Ашурали Худайназаров

 

Tags

ВТО

Ваши комментарии

КОММЕНТАРИИ (0)

В номере

Экономическое обозрение

Contacts

    Телефон: +(998 71) - 150-02-02
    Факс: +(998 71) 150-32 20
    e-mail: info@cer.uz 
    Наш адрес: Узбекистан, г.Ташкент, Чиланзарский район, ул. Новза 6