|   | 

Богатый Афганистан

Реализации этого словосочетания может способствовать инвестиционное сотрудничество Узбекистана и Афганистана в нефтегазовой сфере

Богатый Афганистан

 В конце февраля в ходе визита специального представителя президента Афганистана по сотрудничеству со странами СНГ Шакира Каргара в Узбекистан в числе прочего обсуждалась возможность возобновления геологоразведочных работ по поиску перспективных углеводородных месторождений на севере Афганистана. В 90-е годы прошлого века узбекскими специалистами подобные работы уже проводились, однако были свернуты в связи с дестабилизацией обстановки на территории южного соседа. Подробных сведений о работах тех лет не приводилось.  В этом ракурсе возникают вопросы. Каковы ресурсы недр Афганистана, насколько реальна их разработка и каковы перспективы узбекско-афганского сотрудничества в этом направлении?

Довоенные перспективы

Афганистан – страна, богатая полезными ископаемыми. Добыча меди, железа, лазурита и ряда других полезных ископаемых проводилась здесь еще с древнейших времен, однако разработка недр в промышленных масштабах на территории Афганистана не велась вплоть до второй половины 20 века.

В конце 50-х годов прошлого столетия геологи СССР, включая и геологов Узбекской ССР,  начали проводить геологоразведочные работы на территории Афганистана. Большая часть месторождений Афганистана была разведана и задокументирована именно в тот период. Среди них наиболее известны месторождение меди Айнак, являющееся одним из крупнейших в мире, месторождение железа Хаджигак. В тот же период в Афганистане успешно развивалась добывающая промышленность, налаживалась добыча полезных ископаемых, создавалась инфраструктура.

В конце 50-х годов прошлого столетия геологи СССР, включая и

геологов Узбекской ССР,  начали проводить геологоразведочные работы

на территории Афганистана. Большая часть месторождений Афганистана

была разведана и задокументирована именно в тот период

Согласно советским данным, на территории Афганистана имелись месторождения нефти, природного газа, угля, железа, меди, редких металлов, россыпного золота, поделочных и драгоценных камней, барита, целестина, серы, талька, магнезита, каменной соли, флюсового и цементного сырья и нерудных строительных материалов.

Среди угольных месторождений наиболее крупные, такие как  Шабашек, Дарваза, Каркар и Дудкаш, были обнаружены на севере страны. Разведанные запасы оценивались в 500 млн. тонн. В провинциях Бадахшан и Нуристан были разведаны месторождения таких редких элементов, как бериллий, ниобий, литий, тантал. На территории провинции Газни известно месторождение золота Заркашан. В середине 60-х на этом месторождении проводились поисковые работы немецкими геологами, позже разведку месторождения совместно провели советские и афганские геологи.  На территории Афганистана также известны месторождения драгоценных и поделочных камней – высококачественного мраморного оникса, кунцита, ювелирного турмалина, рубина и изумруда.  В Бадахшане расположено уникальное месторождение лазурита Сари-Санг.

Значительное развитие в период дружественных советско-афганских отношений получила нефтегазовая отрасль. Разведанные запасы на начало 1982 года составляли 13 млн. тонн нефти и 142 млрд. куб. м природного газа.  Основные месторождения углеводородов были открыты в зонах Амударьинского и Афгано-Таджикского нефтегазоносных бассейнов. В Амударьинском бассейне на севере Афганистана открыты 6 нефтяных месторождений: Ангот (по советским данным, общие запасы составляли 7,2 млн. тонн), Кашкари (7 млн. тонн), Алигуль, Базарками, Ак-Дарья, Замрадсай и 7 газовых месторождений: Ходжа-Гугердаг (по советским данным, балансовые запасы – 67 млрд. куб. м, выработано на 60%), Джаркудук (32 млрд. куб. м), Ходжа-Булан, Джума, Етым-Таг, Джангаликолон, Башикурт.

В 60-е годы при непосредственном участии Советского Союза началась промышленная разработка нефтегазоносных месторождений северного Афганистана. В 1967-1968 годах были построены два газопровода. Один из них длиной 88 км был проложен до завода азотных удобрений в Мазари-Шарифе, другой – длиной 98 км и пропускной способностью 4 млрд. куб. м газа в год – до границы СССР. В 70-е годы был введен в эксплуатацию Джаркудукский газодобывающий и перерабатывающий комплекс. Кроме того, в 1973 году был открыт техникум для  подготовки нефтяников и геологов, который был рассчитан на 500 учащихся. Добыча газа в 1980 году составила 2,6 млрд. куб. м газа. Большая часть добытого газа – 2,2 – 2,4 млрд. куб. м, экспортировалась в СССР по газопроводу.

Значительное развитие в период дружественных советско-афганских

отношений получила нефтегазовая отрасль. Разведанные запасы на начало

1982 года составляли 13 млн. тонн нефти и 142 млрд. куб. м природного газа

В тот же период в Афганистане добывались каменный уголь (в 1980-м было добыто 200 тыс. тонн, в последующие годы планировалось увеличить добычу до 400 тыс. тонн), незначительное количество железной руды, барит на месторождении Сангилян, лазурит и др. По объему экспорта лазурита Афганистан в 1978 году занимал первое место в мире.  Кроме того, СССР планировал приступить к добыче меди на месторождении Айнак и на его базе построить обогатительную фабрику. Однако этому не дано было сбыться.

Саурская революция в 1978 году и последующий ввод советских войск на территорию Афганистана привели к сворачиванию геологоразведочных работ. В последующие годы они проводились в значительно меньших объемах. Последовавшие десятилетия непрерывных боевых действий привели к разрушению горнодобывающей отрасли в частности и экономики страны в целом. Наработки советских геологов осели в архивах вплоть до нулевых годов нового тысячелетия.

Перспективы в американских оценках

В 2010 году в американской газете New York Times была опубликована статья, сообщившая миру, что в Афганистане зарыт 1 трлн. долл. В такую сумму были оценены полезные ископаемые афганских недр. Сообщалось, что специалистами Американской геологической службы под патронажем Пентагона в Афганистане были проведены геологоразведочные работы. Позже выяснилось, что за основу были взяты материалы и наработки еще советской геологии, которые, по всей видимости, сохранились у афганских геологов и впоследствии были ими переданы американской стороне. Итогом исследования американцев стало подтверждение результатов советских исследований о богатейших нетронутых залежах полезных ископаемых в Афганистане.

Добыча газа в 1980 году составила 2,6 млрд. куб. м газа. Большая

часть добытого газа – 2,2 – 2,4 млрд. куб. м, экспортировалась в СССР по газопроводу

По данным США, афганские недра содержат железа на сумму 420,9 млрд. долл., меди – 274 млрд. долл., ниобия – 81,2 млрд. долл., кобальта – 50,8 млрд. долл., золота – 25 млрд. долл., молибдена – 23,9 млрд. долл., редкоземельных металлов – 7,4 млрд. долл., серебра – 5,3 млрд. долл., калийных солей – 5,1 млрд. долл., алюминия – 4,4 млрд. долл. и прочих полезных ископаемых на меньшие суммы. Также сообщалось, что по запасам лития Афганистан может стать «литиевой Саудовской Аравией» и составить конкуренцию Боливии, где, по оценкам, находятся от 50 до 70% мировых запасов этого металла.

Кроме того, в 2006 году Американской и Афганской геологическими службами была оценены запасы нефти и газа северного Афганистана в 1,9 млрд. баррелей нефти и 450 млрд. куб. м газа. При этом большая часть неразведанных нефтяных запасов может быть сосредоточена в Афгано-Таджикском бассейне, расположенном в пределах провинций Балх и Кундуз, а большая часть неразведанных запасов газа – в Амударьинском бассейне, расположенном в пределах провинций Джаузджан, Фарьяб и Сари-Пуль.

На 2010 год, согласно заявлениям представителей Министерства горной промышленности Афганистана, в стране имелось пять нефтяных месторождений. Прогнозные запасы Афгано-Таджикского бассейна составляют около 1,6 млрд. баррелей. Запасы Амударьинского бассейна оцениваются в 250 млн. баррелей нефти. Кроме бассейнов северного Афганистана, имеются месторождения нефти в рамках Тирпульского (провинция Герат) и Гильмендского (провинция Гильменд), нефтяных бассейнов. 

«Сим-сим» поддается с трудом

В настоящее время, по разным оценкам, общая стоимость земельных богатств Афганистана составляет от 1 до 3 трлн. долл. Добыча полезных ископаемых в промышленных масштабах не ведется. Медь, железо, золото, редкоземельные металлы, углеводороды, минералы, драгоценные камни – все это в большинстве своем либо покоится в глубине афганских недр, либо по-тихому распродается контрабандным путем. В силу разрушенной войной экономики и отсутствия средств Афганистан просто не способен самостоятельно осваивать собственные месторождения. Поэтому остается либо брать крупные кредиты, вернуть которые для Афганистана будет весьма затруднительно, либо сдавать месторождения в аренду крупным инвесторам, способным потянуть дорогостоящие проекты, что собственно периодически и происходит. Однако даже в таких случаях нет никаких гарантий, что проект будет реализован. Причина все та же – непрекращающийся военный конфликт.

В 2010 году в американской газете New York Times была

опубликована статья, сообщившая миру, что в Афганистане зарыт

1 трлн. долл. В такую сумму были оценены полезные ископаемые афганских недр

Существует и ряд других факторов, отталкивающих многих инвесторов от афганской сокровищницы. Отсутствие железнодорожного сообщения с крупнейшими месторождениями страны, неразвитость электроэнергетической сети являются главными тормозами в освоении месторождений Афганистана.  Однако, несмотря на наличие существенных негативных факторов, интерес со стороны инвесторов к полезным ископаемым Афганистана сохраняется.

Новость 2010 года о запасах полезных ископаемых на 1 триллион долларов получила большой резонанс. Последовали многочисленные статьи о будущих баснословных финансовых вливаниях в афганскую экономику, о скором расцвете Афганистана и его превращении в одного из ведущих поставщиков сырья на мировой рынок ресурсов. Прогнозировали и ожесточенную борьбу за афганские недра как между ведущими добывающими компаниями, так и между государствами. Как показала практика, самые радужные прогнозы не сбылись, а вот инвесторы активизировались, хотя до баталий за месторождения между добывающими компаниями дело все-таки не дошло. В 2010–2013 годы был отмечен всплеск инвестиционной активности со стороны ведущих добывающих компаний в отношении афганских залежей.

Было бы неправильно полагать, что до 2010 года о потенциальных богатствах афганских недр было ничего не известно или что они никого не интересовали.  Зато можно с уверенностью говорить о корреляции между изменением численности воинского контингента НАТО в Афганистане и количества сообщений в СМИ об успешно проведенных тендерах по разработке афганских месторождений. О богатствах недр просто на время «забывали» в периоды обострения конфликта и вспоминали, когда наступало относительное затишье.

«Замороженные» медь и железо

Интерес со стороны иностранных инвесторов к богатым на стратегически важные ресурсы афганским недрам был и остается достаточно высоким. Это подтверждает и то, что инвесторы готовы вкладывать в месторождения миллиарды долларов, даже в условиях отсутствия минимально необходимого уровня безопасности для обеспечения нормального функционирования добычи.

Итогом исследования американцев стало подтверждение результатов советских

исследований о богатейших нетронутых залежах полезных ископаемых в Афганистане

Так, в 2007 году китайская компания China Metallurgical Group Corporation (MCC) выиграла тендер на разработку месторождения меди Айнак. Конкуренцию в борьбе за право разрабатывать месторождение MCC составили индийская компания Hindalco Industries, американская Phelps Dodge, австралийский консорциум Bahar, казахская горнодобывающая компания «Казахмыс», канадская Hunter Dickinson, еще одна компания из Китая Zijin Mining и две компании от России - государственное объединение «Тяжпромэкспорт» и «Союзметаллресурс».

Месторождение, обнаруженное и исследованное еще в 70-е годы прошлого столетия советскими геологами, по приблизительным оценкам, содержит около 11-13 млн. тонн меди. Сообщалось, что китайская компания намерена инвестировать до 3 млрд. долл. непосредственно в разработку месторождения и строительство сопутствующей инфраструктуры. По соглашению афганское правительство должно получать арендную плату в размере 400 млн. ежегодно, а срок аренды составляет 30 лет. Кроме того, китайская сторона намеревалась построить железную дорогу, связывающую Айнак с приграничными городами Хайратон (на границе с Узбекистаном) и Торхам (на границе с Пакистаном). Также в планах было и строительство угольной теплоэлектростанции мощностью 400 МВт. Добычу медной руды MCC намеревалась начать в 2012 году. Однако в последующие годы сроки несколько раз переносились. В декабре 2013 года сообщалось, что китайской компанией уже вложено 360 млн. долл., а также что строительство железной дороги начнется в скором будущем.

Одной из причин переноса работ по добыче айнакской меди на более поздние сроки является то, что на месте месторождения проводятся археологические раскопки комплекса древних сооружений буддийской эпохи. Археологический памятник носит название Мес-Айнак, что переводится как маленький источник медной руды. По иронии судьбы под ним оказалось одно из крупнейших месторождений меди в мире. Это привело к сложной дилемме: весомые экономические выгоды от разработки месторождения или сохранение археологического памятника. Предполагается, что для разработки месторождения на месте древнего комплекса появится карьер, однако прежде должны быть завершены культурные раскопки, которые также спонсируются китайской стороной. По состоянию на октябрь 2015 года археологические раскопки в Мес-Айнаке продолжались. 

Еще один крупный проект по освоению афганских недр – разработка индийским консорциумом сталелитейных компаний во главе с госкорпорацией State Authority of India Ltd железнорудного месторождения Хаджигак, запасы которого оцениваются в 1,8 млрд. тонн руды с высоким уровнем содержания железа в среднем 64%. По советским данным, балансовые запасы железной руды на месторождении составляют 428 млн. тонн с содержанием железа 62-68%, прогнозные – 2,4 млрд. тонн. В 2011 году индийский консорциум выиграл тендер на разработку трех из четырех участков месторождения (четвертый участок выиграла канадская компания Kilo Goldmines). Кроме них, в торгах приняли участие иранские компании Gol-e-Gohar Iron Ore, Behin Sanate Diba и афгано-американская компания Acatco LLC.

В 2006 году Американской и Афганской геологическими службами

была оценены запасы нефти и газа северного Афганистана в 1,9 млрд.

баррелей нефти и 450 млрд. куб. м газа

Предполагаемая сумма инвестиций – 11 млрд. долл. В рамках проекта планировалось возвести сталелитейный завод и построить железную дорогу протяженностью 900 км. В итоге работы отложены на неопределенное время. Кроме того, не раз проходили сообщения о возможном сокращении финансирования проекта.  В 2017 году в СМИ сообщалось, что контракт не подписан до сих пор и афганская сторона грозится отозвать у индийского консорциума права на разработку железного месторождения.

Многовекторный интерес к нефтегазу

Как уже отмечалось, освоение нефтегазовых месторождений началось еще в довоенный период. Однако к началу 90-х вследствие боевых действий разработка месторождений остановилась. Повторный интерес к залежам углеводородов северного Афганистана со стороны иностранных инвесторов начал проявляться сразу после завершения активной части военной операции НАТО в Афганистане и установления переходного правительства.

В августе 2002 года Кабул посетила делегация российских нефтедобывающих компаний «Роснефть» и «Итера». В ходе переговоров с правительством Афганистана и Министерством горных дел и промышленности Афганистана был подписан протокол о намерениях. Согласно документу, российская сторона должна была направить в Афганистан специалистов для изучения состояния газовых промыслов на севере Афганистана и газопровода с месторождения Ходжа-Гугердаг в Мазари-Шарифе. Также предполагалось изучение материально-технических аспектов восстановления завода по производству калийных удобрений в Мазари-Шарифе и возможности строительства газозаправочных станций.  В 2010 году сообщалось, что начато освоение нефтяного месторождения Кашкари в северной провинции Сари-Пуль. Правительство Афганистана предполагало ежегодно получать до 108 млн. долл. прибыли. По данным Министерства горной промышленности Афганистана, запасы нефти на месторождении на тот момент превышали 3 млн. тонн.

Интерес к афганской нефти проявил и Китай. В декабре 2011 года китайский нефтегазовый гигант CNPC подписал 25-летний контракт с правительством Афганистана о разработке нефтяных месторождений в бассейне Амударьи на территории провинций Фарьяб и Сари-Пуль. Для Афганистана это стало первым контрактом с иностранной компанией на разработку нефтяных месторождений. С 2013 года планировалось добывать 1,5 млн. баррелей в год. По условиям контракта предполагалось, что китайская компания будет выплачивать Афганистану 70% доходов от проекта. Помимо бурения скважин и добычи нефти, соглашение предполагало строительство нефтеперерабатывающего завода. В октябре 2012 года на месторождении началась добыча нефти.

В марте 2012 года Министерство горной промышленности Афганистана объявило тендер на разработку 6 блоков на севере страны, совокупные потенциальные запасы которых были оценены в 200-220 млн. тонн нефти. Предварительный отбор прошли 8 компаний: Dragon Oil, ExxonMobil, ONGC, Kuwait Energy, Petra Energia, таиландская PTT, турецкая TPAO и Pakistan Petrolium. В октябре следующего года было объявлено о подписании соглашений на разработку двух блоков – Сандукли (площадь 2 583 кв. км) и Мазари-Шариф (2 715 кв. км), входящих в Афгано-Таджикский бассейн. Оператором первого стала Dragon Oil, оператором второго – TPAO. Сообщалось, что на участках приступили к бурению скважин.

В 2010–2013 годы был отмечен всплеск инвестиционной активности со

стороны ведущих добывающих компаний в отношении афганских залежей

В первой половине 2010-х годов многие отмечали отсутствие российских компаний в крупных афганских тендерах по освоению месторождений, что объяснилось в числе прочего высокими рисками и издержками и потерей интереса к афганскому направлению. Однако в тот же период Россия активно поставляла нефть в Афганистан. Но в марте 2016 года по итогам заседания российско-афганской межправительственной комиссии заместителем министра энергетики РФ было сообщено, что Россия предложила провести дополнительные геологоразведочные изыскания в северной части Афганистана. Также сообщалось, что к строительству и модернизации нефтеперерабатывающего завода могут быть привлечены российские компании. Еще одной темой обсуждения была поставка российских нефтепродуктов в Афганистан объемом до 1,5 млн. тонн в год. А в феврале 2017 года в ходе встречи министров иностранных дел России Сергея Лаврова и Афганистана Салахуддина Раббани последний высказал заинтересованность в увеличении импорта нефти из России.

За прошедшие годы не раз заявлялось и о строительстве НПЗ на территории Афганистана. Планировалось построить нефтеперерабатывающий завод на Амударьинском бассейне мощностью 60 тыс. баррелей в сутки. Стоимость оценивалась в 700 млн. долл., финансировать проект должна была американо-афганская нефтяная компания. Сдать в эксплуатацию намеревались в 2016 году. Построить НПЗ на территории Афганистана в 2016 году предлагал и Иран. Здесь же уместно будет вспомнить о соглашении 2012 года между Тегераном и Кабулом о строительстве трубопровода для экспорта иранской нефти в Афганистан.  Кроме того, в разные годы периодически сообщалось о том, что на севере Афганистана какой-либо из иностранных компаний будет строиться НПЗ. Однако, что реально было реализовано, трудно установить.

В целом, различных инвестиционных проектов в области добычи афганских полезных ископаемых существует много, однако большинство из них не доводится до логического конца. Между тем, развитие афганской экономики в значительной степени зависит от иностранных вливаний, и далеко не последнее место в этом призвана занимать реализация высокодоходных проектов по освоению недр. Подобные проекты, способные создавать тысячи рабочих мест и инфраструктурных объектов, в глазах афганского правительства являются чуть ли не основным драйвером по ускоренному выводу афганской экономики на траекторию развития. Кроме того, предполагается, что увеличение и успешная реализация крупных инвестиционных  проектов повлекут за собой снижение интенсивности боевых действий и возвращение афганцев в русло мирной жизни.

Преимущества нефтегазового партнерства

О том, что Узбекистан и Афганистан обсуждают возможности сотрудничества в нефтегазовой сфере, сообщалось еще в декабре 2016 года. В настоящий момент данный вопрос остается на повестке последовательно расширяющихся узбекско-афганских отношений.

Очевидно, что факторы, негативно влияющие на приток иностранных инвестиций в горнодобывающую отрасль Афганистана, также распространяются и на потенциальное инвестиционное участие Узбекистана в разработке месторождений Афганистана. Этому препятствует и неразвитость инфраструктуры, и перенос противостояния ведущих держав на территорию Афганистана, и активизация террористических группировок, в том числе и в северных провинциях Афганистана, и напряженная обстановка между центральным правительством ИРА и северными провинциями, в частности, Балхом. Однако в то же время существует и широкий ряд положительных предпосылок, которые могут поспособствовать успешной реализации возможных узбекских нефтегазовых (и не только) проектов в Афганистане.  

- Узбекистан имеет общую границу с Афганистаном и железнодорожное сообщение с северной провинцией Балх. Кроме того, в северном Афганистане проживает множество этнических узбеков, лояльно относящихся к Узбекистану, что уменьшает риски, связанные с безопасностью для узбекских специалистов, которые в последующем могут приступить к работам на территории северного Афганистана. В последнее время расширяются торговые связи.

- Как сообщалось в СМИ, Ташкент располагает данными по месторождениям нефти и газа южного Узбекистана и северного Афганистана, скорее всего, в рамках Амударьинского бассейна. Кроме того, преимуществом разработки именно Узбекистаном афганских газовых месторождений Амударьинского бассейна является возможность (пожалуй, гипотетическая) восстановления узбекскими специалистами инфраструктуры, включая газопроводы, созданной еще в советский период.

- Узбекистан уже имеет опыт возведения инфраструктурных объектов на севере Афганистана (линии электропередач, строительство железной дороги Хайратон–Мазари-Шариф). Кроме того, в ближайшем будущем ожидается реализация новых крупных объектов на территории Афганистана, среди которых строительство железной дороги Мазари-Шариф–Герат и прокладка линии электропередач Сурхан–Пули-Хумри. Комплексный подход в осуществлении данных проектов позволит сократить издержки и в целом для северных провинций будет иметь благоприятный эффект в сфере безопасности.

Стимулирующим фактором для участия Узбекистана в освоении афганских нефтяных месторождений в рамках северных нефтегазоносных бассейнов может являться и то, что собственные месторождения нефти Узбекистана, похоже, близки к своей выработке. Добыча нефти снижается. Согласно данным BP, в 2006 году в Узбекистане добывалось 5,4 млн. тонн нефти, а в 2016-м только 2,6. В 2017 году, согласно данным Госкомстата РУз, было добыто только 806 тыс. тонн нефти. В то же время потребности в нефти в Узбекистане растут и будут продолжать увеличиваться в последующие годы. Покрываться растущий спрос будет, по всей видимости, за счет увеличения импорта нефти. Между тем, уже сегодня наблюдаются проблемы с увеличением объемов закупки нефти у зарубежных партнеров. В частности, поставки российской нефти ограничены пропускной способностью казахского трубопровода, который большей частью заполнен нефтью, экспортируемой Россией в Китай. В настоящее время Россия поставляет в Узбекистан нефть в незначительных количествах в тестовом режиме. С 2021 года, после ввода в эксплуатацию Джизакского НПЗ, ожидаются поставки в объеме 5 млн. тонн.

В 2017 году в СМИ сообщалось, что контракт не подписан

до сих пор и афганская сторона грозится отозвать у индийского

консорциума права на разработку железного месторождения

Вышеописанные обстоятельства подталкивают Узбекистан к поиску новых возможных поставщиков нефти и обеспечению бесперебойного покрытия возрастающего потребления путем диверсификации импорта. В данном ракурсе можно рассматривать договоренности между Туркменистаном и Узбекистаном о совместной разработке нефтяных месторождений на каспийском шельфе. Возможности реализации совместных проектов обсуждались и во время встречи заместителя премьер-министра Узбекистана, председателя «Узбекнефтегаза» Алишера Султанова и главы азербайджанской нефтяной компании SOCAR Ровнага Абдуллаева. Также ведутся переговоры с Ираном о поставках нефти в Узбекистан. В этот же ряд можно включить и потенциальную добычу нефти в Афганистане. К слову сказать, привлечение узбекских инвестиций в разработку афганских нефтяных месторождений, помимо всего прочего, будет способствовать и снижению зависимости Афганистана от иностранных поставок топлива и нефти, которые составляют весомую статью афганского импорта.

В целом, узбекско-афганское сотрудничество в нефтегазовой сфере, а также запланированный комплекс мер, включающий в себя как возведение крупных инфраструктурных объектов, так и усиление торговых отношений, помимо экономических выгод для обеих сторон, будет способствовать вовлечению афганского населения в мирное русло.

В рамках вышеизложенного участие Узбекистана в освоении афганских недр уже не кажется чем-то маловероятным, как это могло показаться еще несколько лет назад. Напротив, в настоящее время подобные шаги Ташкента органично вписываются в проводимую им внешнеполитическую линию по созданию пояса безопасности вокруг Узбекистана и налаживанию отношений со всеми соседями.

 

Руслан Наилев

Экономическое обозрение №-4, 2018

Ваши комментарии

КОММЕНТАРИИ (0)

Афганистан

Подписывайтесь на нас

Контакты

    Телефон: +(998 71) - 150-02-02
    Факс: +(998 71) 150-32 20
    e-mail: info@cer.uz 
    Наш адрес: Узбекистан, г.Ташкент, Чиланзарский район, ул. Новза 6