|   | 

Структурная трансформация экономики

В теоретических концепциях и в практике Узбекистана

Структурная трансформация экономики

Структура экономики, особенно ее промышленная структура, имеет огромное значение для обеспечения устойчивого развития страны. Поэтому большое значение как в научном, так и в практическом планах придается вопросам проведения структурной политики в экономиках развивающихся стран.  Имеются различные концепции и подходы к осуществлению структурной политики. 

Калейдоскоп мнений
Например, Ченери (1960) в своей гипотезе предполагает, что страны с аналогичным уровнем экономического развития должны иметь сходные структуры распределения ресурсов между секторами. Но в теоретических моделях Мерфи (1989), Полтеровича (2004) и Попова (2005) предполагается, что на структуру экономики, индустриализацию страны и повышение экспортного потенциала промышленного производства влияют также внешние эффекты.
В своих концептуальных и теоритических построениях Хаусман и Родрик (2006) большое внимание обращают на тот факт, что более промышленно развитые страны и страны с более технологически сложным промышленным производством расширяют свой экспортный потенциал быстрее, чем другие страны. Однако не всегда эти концептуальные предположения могут подходить экономикам, находящимся в процессе технологической модернизации и диверсификации промышленности, изменения структуры экономики. В подтверждение этого можно указать процесс структурных преобразований во многих развивающихся странах и странах с переходной экономикой, в которых за последние десятилетия произошли очень негативные структурные сдвиги в промышленности. В этих странах вторичные секторы промышленного производства и высокотехнологичные отрасли оказались неконкурентоспособными после перехода к рыночным условиям формирования цен и вынуждены были сократить производство.
Khan и Gibbs (2007) в своих исследованиях раскрывают секрет успешной промышленной политики в Восточной Азии, в отличие от промышленной политики в других странах с переходной экономикой. По их мнению, успешная структурная политика в большей степени была обеспечена эффективным использованием внутренних возможностей для экспорторасширения. Процесс продвижения экспорта товаров и услуг на мировые рынки, особенно в развитые страны, позволяет повысить стандарты качества и технологии промышленного производства, получать большие прибыли конкретным экспортерам.
По утверждению Хаусмана (Hausmann et al., 2006), фактический уровень развития экономики за счет экспорторасширения должен соответствовать или коррелироваться ростом производительности. Иными словами, продвижение экспорта сложных и высокотехнологичных товаров требует больших усилий в освоении новых технологий, более качественного и продуктивного труда. Поэтому не все страны, которые пытаются продвигать более высокотехнологичный экспорт, могут преуспеть в этом. Учитывая это, правительства должны активно участвовать в формировании индустриальной политики и структурных преобразованиях экономики.
Противоположную точку зрения занимают эксперты Всемирного банка (Gill, Izvorski, van Eeghen, De Rosa, 2014). По их мнению, вопросы диверсификации производства и экспорта больше касаются рыночных, саморегулирующих и самоорганизуемых процессов. Также делается вывод о том, что правительствам необходимо меньше беспокоиться о диверсификации экспорта и производства. Эта точка зрения предполагает, что конъюнктура внешних рынков, наличие природных ресурсов, движение капитала и другие экономические факторы сами отрегулируют эти процессы.
Далее стоит более подробно остановиться на некоторых концепциях.
Джастин Ифу Линь: «Правительство должно играть активную роль»
Китайский экономист Джастин Ифу Линь (2010) в работе «Новая структурная экономика» в контексте переосмысления развития глобальной экономики утверждает, что глобальный кризис, начавшийся в финансовом секторе США осенью 2008 года, является самым серьезным по масштабам со времен Великой депрессии. Из-за кризиса впервые после Второй мировой войны мировой ВВП сократился на 2,2 процента в 2009 году, а мировые объемы торговли сократились на 14,4 процента — самый большой спад за 80 лет (Всемирный банк, 2010). Однако, по его мнению, в будущем экономические историки, весьма вероятно, будут поражены быстрыми темпами экономического роста, которого в последнее десятилетие достигли такие страны, как Бразилия, Чили, Китай, Индонезия, Индия, Корея, Малайзия, Маврикий, Сингапур, Таиланд и Вьетнам. Эти страны в процессе индустриализации быстро трансформировали свои отсталые аграрные экономики, благодаря чему несколько сотен миллионов людей вышли из нищеты. Но, с другой стороны, они будут озадачены очевидной неспособностью многих других стран, где люди остались в ловушке нищеты, последовать этому примеру.
Предлагаемая Джастином Ифу Линем концептуальная основа, называемая неоклассическим подходом, основывается на некоторых взглядах старой школы структурной экономики. В нем подчеркивается мысль о том, что структурные особенности необходимо учитывать при анализе процесса экономического развития вместе с ролью государства как посредника, который помогает развивающейся стране преобразовать отсталую структуру экономики в современную. Но при этом также учитываются структурные различия между развитыми и развивающимися странами, которые в значительной степени являются эндогенными для своих экономик и определяются рыночными силами, а не результатом вмешательства государства или других экзогенных воздействий.
В целом, основной подход Джастина Ифу Линя основан на следующих идеях.
• Во-первых, факторы развития экономики и их структура (определяемые как относительное изобилие природных ресурсов, труда, человеческого и физического капитала) присущи любым конкретным этапам развития и разнятся от этапа к этапу. Поэтому оптимальная промышленная структура экономики будет различной на разных этапах развития. Помимо различий в капиталоемкости отраслей, промышленные структуры экономик подразумевают различия в оптимальном размере фирмы, масштабах производства, диапазоне рынка, сложности транзакций, характере рисков. В результате каждая промышленная структура экономики требует соответствующей мягкой и жесткой инфраструктуры для облегчения ее операций и транзакций.
• Во-вторых, каждый этап экономического развития — это точка в широком спектре от низкодоходной, натуральной аграрной экономики до высокодоходной индустриальной экономики. Таким образом, обычная дихотомия между двумя этапами экономического развития («бедные» и «богатые» или «развивающиеся страны» в сравнении с «промышленно развитыми странами») не приносит пользы. Учитывая эндогенность структуры промышленности на каждом этапе, цели модернизации промышленности и улучшения инфраструктуры в развивающейся стране не обязательно должны ориентироваться на отрасли и инфраструктуру, которые существуют в странах с высоким уровнем дохода.
• В-третьих, на каждом этапе развития рынок является основным механизмом эффективного распределения ресурсов. Кроме того, экономическое развитие как динамичный процесс перехода от одного этапа к другому требует промышленной диверсификации, модернизации и соответствующих улучшений в жесткой и мягкой инфраструктуре. Процесс индустриальной диверсификации и модернизации — это процесс инноваций. Пионерские фирмы в области диверсификации и модернизации производят общественные (неконкурентные, не исключающие) знания другим фирмам в экономике, то есть потребление новых знаний одной фирмой не снижает доступность этих знаний для других, и никто не может быть исключенным из возможностей его использования. В большинстве случаев улучшение инфраструктуры не может реализоваться за счет инвестиционной активности отдельной фирмы. Однако эти усилия привносят большие внешние эффекты для транзакционных издержек других фирм. Таким образом, помимо эффективного рыночного механизма, правительство должно играть активную, способствующую роль в процессе диверсификации, модернизации промышленности и совершенствования инфраструктуры.
Новый подход к структурной экономике подчеркивает важность различий в промышленных структурах экономик на разных этапах развития. Здесь автор также отмечает тот факт, что политика, пропагандируемая в соответствии с Вашингтонским консенсусом, часто не учитывала структурные различия между развитыми и развивающимися странами и игнорировала источники различных видов искажений в развивающихся странах.
Хаусман и Родрик:
«Промышленная политика — плохая идея»
В исследованиях Хаусмана и Родрика (Гарвардский университет, 2006) утверждается, что практика экономической политики в прошлой четверти века показывает, что промышленная политика — плохая идея. Это плохо, потому что распределение ресурсов в экономике является слишком сложным и слишком чувствительным к различной информации, которая должна быть централизована при проведении государственной политики. Поэтому, утверждают они, централизованное плановое хозяйство не сработало. Напротив, рынок позволяет производить самоорганизацию путем объединения многих независимых лиц, принимающих решения, — производителей яиц, молока, сыра, масла, маслин, оливкового масла, пшеницы, хлеба, кофе и сахара, соли, перца и их материалов.
Основными аргументами авторов этой концепции являются два: информация и стимулы. Во-первых, правительства не могут заменить децентрализованные потоки информации, которую получают рынки. Во-вторых, даже если бы они могли, неясно, какие стимулы заставят их использовать эту способность для продвижения общественных интересов. Короче говоря, логика следующая: у правительств нет необходимой информации для оптимального выбора, но даже если бы эта информация была, у них не было бы стимулов сделать оптимальный выбор. И их конечным выбором могло бы быть мощное стремление к поиску ренты, что исказило бы достижение тех добрых намерений, которыми они формально мотивировались.
В этой парадигме правительству отводится роль оказания некоторых основных общественных услуг (благ), которые имеют решающее значение для экономики. А в остальном рынку нужны только три фундаментальные вещи для процветания экономики: система прав собственности и принудительного исполнения контрактов, разумная денежная политика и открытость для торговли, инвестиций и идей. Можно было бы еще добавить образование, здравоохранение и инфраструктуру. «Как только правительство развивающейся страны установит правила справедливой игры и обеспечит их соблюдение, было бы неплохо отступить и наслаждаться самовоспроизводящимся ростом» (Roll and Tallbott, 2001).
Стоит подчеркнуть, что описанный подход весьма утрирован и оставляет за своими рамками множество общепризнанных функций государства в экономике. Правительства имеют министерства и ведомства, у них есть сотни специализированных учреждений, которые регулируют безопасность пищевых продуктов, финансовые рынки, трудовую подготовку, исследования и разработки и многое другое. Сложные международные торговые правила и ограничения также активно регулируются правительствами. Здесь стоит добавить, что рынки могут быть неполными или страдать от сбоев в координации или от отрицательных внешних факторов. И вмешательства министерств и ведомств требуются из-за возникновения сбоев или отказа рыночных механизмов.
Ориентиры Узбекистана
Резюмируя эти две наиболее современные концепции по структурным реформам, можно заключить, что в разной стадии развития экономики, степени развитости рыночных механизмов регулирования экономики, участия государственных институтов в экономике, а также других социальных, геоэкономических и геополитических факторов политика структурных реформ и промышленная политика будут иметь свои отличительные черты.
Исходя из вышеизложенного, необходимо отметить, что на определенном этапе политика структурных преобразований в Узбекистане «забуксовала» и уже не удовлетворяла потребностям развития нынешнего этапа узбекской экономики. Однако за последние два года ситуация в этой сфере кардинально изменилась. Были приняты и продолжают приниматься кардинальные меры по изменению ранее существовавших подходов к промышленной политике и диверсификации производств, направленные на освоение новых видов и увеличение объемов производства инновационной продукции с более высокой добавленной стоимостью путем реализации проектов по наращиванию объемов производства по глубокой переработке местного сырья и материалов.
К числу наиболее перспективных направлений в этом отношении можно отнести следующие:
- создание производства жидкого синтетического топлива из метана, переработка горючих сланцев в синтетическую нефть в целях замещения дефицитных видов нефтепродуктов;
- освоение производства порошковой металлургии, углубление переработки метанола для производства олефинов, производства нитрилакриловой кислоты, нитрона, реагентов, полипропилена;
- переработка полипропилена в формованные изделия, поливинилхлорида для производства жестких и мягких пластмасс, паст, поливинилхлоридного волокна;
- в машиностроении и металлообработке — изготовление высокотехнологичной продукции, необходимой для автоматизации производства;
- выпуск электроники, электротехнической и бытовой техники;
- освоение производства бесклинкерного цемента, наращивание выпуска гипсокартона, освоение производства керамогранита;
- производство смесовых, сорочечных, подкладочных и прикладных материалов, шерстяных, полушерстяных, курточных, фланелевых, портьерных и плащевых тканей;
- организация производства фурнитуры для швейных и трикотажных отраслей, переработка кожевенного сырья и производство обуви и т.д.
В заключение стоит отметить, что на новом этапе эффективной промышленной политики и структурных реформ требуется совершенствование механизмов управления этими процессами, многие звенья которых еще не до конца реформированы, исходя из требований сегодняшнего дня. В частности, это касается новых подходов к стратегическому планированию на основе анализа экономических процессов, методов управления и регуляторов воздействия на экономику. Но процесс реформы управления экономикой интенсивно продолжается.

 

Экономическоеобозрение-11

Ваши комментарии

КОММЕНТАРИИ (0)

Узбекистан

Подписывайтесь на нас

Контакты

    Телефон: +(998 78) - 150-02-02
    Факс: +(998 78) 150-32 20
    e-mail: info@cer.uz 
    Наш адрес: Узбекистан, г.Ташкент, Чиланзарский район, ул. Новза 6