|   | 

Экономика в трансформации

Экономика в трансформации

Экономика в трансформации

В Узбекистане последовательно реализуются меры, направленные на сокращение участия государства в экономике страны, на развитие частного предпринимательства, на переход к инновационному развитию. При этом осуществляется поэтапный переход от использования преимущественно командно-административных методов управления к рыночным регуляторам государственного воздействия на экономику.  В этих направлениях уже многое сделано, но еще больше предстоит сделать.

Расширение простора для бизнеса

В числе наиболее важных для развития бизнеса мер, принятых в течение последнего времени, можно назвать следующие.

С 1 января 2017 года отменены все виды внеплановых проверок деятельности субъектов предпринимательства, а также встречных проверок, в том числе по уголовным делам, ограничивающих законные права и интересы предпринимателей. Кроме того, Указом Президента Республики Узбекистан с января 2018 года объявлен мораторий на два года на проведение проверок финансово-хозяйственной деятельности субъектов предпринимательства, за исключением проверок, проводимых в рамках уголовных дел и в связи с ликвидацией юридического лица.

Указом Президента Республики Узбекистан с 1 июня 2018 года отменено 6 видов лицензий и разрешительных документов в сфере предпринимательской деятельности, в том числе путем объединения 38 лицензий и разрешений в 17 видов, сокращаются сроки оформления 15 лицензий и 10 документов разрешительного характера, передаются функции лицензирования Кабинета Министров по 9 видов деятельности соответствующим государственным органам в целях устранения бюрократических барьеров и сокращения сроков оформления лицензий.

Создан Государственный фонд поддержки развития предпринимательской деятельности, обеспечивающий оказание финансового содействия субъектам предпринимательства за счет внедрения новых инструментов государственной поддержки. Упрощен механизм выделения микрокредитов вновь зарегистрированным индивидуальным предпринимателям и субъектам семейного предпринимательства без образования юридического лица. Также учрежден независимый институт — Уполномоченный при Президенте Республики Узбекистан по защите прав и законных интересов субъектов предпринимательства. Установлен запрет на применение в отношении субъектов предпринимательства уголовного наказания в виде лишения права на занятие предпринимательской деятельностью, за исключением отдельных случаев.

В целях обеспечения высокого качества сервиса, оперативности, прозрачности, комфортности и доступности государственных услуг, недопущения бюрократизма, волокиты и иных административных барьеров при оказании государственных услуг физическим и юридическим лицам образованы Центры государственных услуг, функционирующие при народных приемных Президента Республики Узбекистан, которые оказывают государственные услуги по принципу «одно окно», в том числе с выездом в отдаленные местности. Государственная регистрация субъектов предпринимательства осуществляется в сети интернет в режиме онлайн в течение 30 минут.

 Избыточность государства

 Однако, несмотря на принимаемые в последнее время меры, унаследованная роль государства в экономике продолжает оставаться достаточно высокой, особенно в ракурсе практики развитых стран. Это негативно сказывается на расширении действия рыночных стимулов (цены спроса и предложения, рыночные принципы кредитования, частное инвестирование бизнеса, приток прямых иностранных инвестиций и др.). Большая часть инвестиционных потоков по-прежнему проходит через связанные с государством структуры. Остается недостаточно развитым рынок капитала и инвестиций. Обороты фондового рынка находятся на низком уровне и не соответствуют требованиям рыночной экономики.

В общем объеме производства промышленной продукции и потребительских товаров 47,3% приходятся на предприятия с долевым участием государства. О невысокой эффективности их деятельности свидетельствуют данные об убытках в отраслях экономики. Наибольшие убытки по данным за январь-ноябрь 2017 года отмечены у следующих хозяйствующих субъектов, имеющие государственную долю: ХК «Узбекозиковкатхолдинг» – 1 057,9 млрд. сумов (11,8% от всех убытков), АО «Узбекнефтегаз» – 592,4 млрд. сумов (6,6%), АО «Узкимёсаноат» – 228,9 млрд. сумов (2,6%), АК «Узавтосаноат» – 182,1 млрд. сумов (2,0%).  Особо настораживает то, что продолжает функционировать ряд крупных убыточных государственных предприятий (или с высокой долей государственных активов в акционерном капитале), имеющих налоговые льготы и преференции, получающих от государства субсидии и выпускающих продукцию недостаточно высокого качества.

 Не изжитые проблемы предпринимателей

 Несмотря на предпринимаемые меры по развитию малого предпринимательства, на практике всё еще сохраняются системные проблемы по целому ряду направлений.

Продолжает сохраняться высокий уровень прекращения деятельности существующих субъектов хозяйствования. По данным Госкомстата, в 2017 году было создано 38,1 тыс. субъектов МБЧП, а число неработающих и ликвидированных предприятий составило 34,6 тысячи. При этом, по данным ГНК Республики Узбекистан, по состоянию на 1 января 2018 года количество неработающих субъектов МБЧП достигло примерно 55 тысяч. Основными причинами снижения активности или прекращения своей деятельности субъектами МБЧП являются следующие: нехватка оборотных средств (38%); невозможность получения банковского кредита для начального капитала (20,0%); недостаток залога для кредита (18,2%); нехватка сырьевых материалов (6,5%); несвоевременное выделение земли под строительство (2%);  финансовые штрафы (5,0%); возбуждение уголовных дел на руководителей предприятий и др. (6,5%).

Чрезмерная сложность регулирования деятельности малого и частного бизнеса. В настоящее время в национальной базе нормативно-правовых актов содержаться свыше 15,5 тыс. нормативно-правовых актов, около 40% из которых регулируют предпринимательскую деятельность и только около 1 тыс. нормативно-правовых актов – деятельность субъектов предпринимательства. При этом количество процедур, сроков и требований, установленных законодательством, зачастую противоречат и дублируют друг друга. При этом имеет место проблема обеспечения прав субъектов частного предпринимательства в отношениях с субъектами естественных монополий. В договорах зачастую не предусматривается ответственность монополий за нарушение договорных обязательств, а также не принимаются меры выделения из сферы их деятельности отдельных видов работ, которые могут быть произведены субъектами частного предпринимательства на конкурентной основе.

 

Ограничения на нормы

Для того, чтобы избежать чрезмерного усложнения законодательства для бизнеса, в процесс нормотворчества зарубежных стран внедрены:

- принцип «один за один» (англ. One in – One out), который предусматривает, что органы исполнительной власти, инициирующие новый акт законодательства, должны обеспечить отмену реализации иного законодательного акта в данной регулируемой сфере (Великобритании, Канаде, Германии и Австралии, РФ и др.). В Великобритании данный механизм внедрен с 2008 года. После введения принципа «один за один» количество новых НПА снизилось на 70%, а совокупный объем сэкономленных средств бизнесом за 4 года составил более 10 млрд. фунтов.);

- «принцип исчерпания регуляторного воздействия» законодательно закреплен в виде «нормы заходящего солнца» (sunset clause), который применяется в таких странах, как Великобритания, Германия, Южная Корея, Австралия, США, Канада.

 

Общая налоговая нагрузка для субъектов предпринимательства на фонд оплаты труда все еще остается достаточно высокой. В частности, для крупных предприятий нагрузка на фонд оплаты составляет более 40%, а для малого бизнеса – около 30%. Кроме того, с предоставлением многочисленных индивидуальных льгот нарушается конкуренция между участниками в определенной отрасли экономики. В результате система налогообложения не стимулирует расширение деятельности малых предприятий и их укрупнение из-за резкой дифференциации налоговой нагрузки между субъектами малого предпринимательства и крупными предприятиями в 2-4 раза в зависимости от отрасли, вследствие чего на определенном этапе развития малые предприятия предпочитают искусственно дробиться, чтобы не перейти в разряд крупных предприятий.

 

От размера предприятий

 В Норвегии  разделение на малые, средние и большие компании не зависит от выручки или валюты баланса. Предприятие малого бизнеса в данной стране должно иметь от 1 до 19 работников, среднего бизнеса – от 20 до 99 работников, а крупное предприятие – более 100 работников. В Европе малый бизнес может стать средним или крупным, если уровень оборотных активов будет увеличен. В то же время компания среднего бизнеса из-за кризиса будет сокращать своих рабочих, а уровень оборота понизится. И она может превратиться в компанию малого бизнеса. В Японии компания меняет уровень объявленного капитала только тогда, когда новые владельцы входят в общество или после приобретения другой компании.

В США в отношении малого бизнеса действует только одна существенная амортизационная льгота: мелким фирмам разрешено списывать стоимость основного капитала неравными частями или единовременно в течение амортизационного периода.

В Германии развиты налоговые льготы для малого бизнеса. Первые два года малое предприятие вообще не уплачивает налогов, что положительно сказывается на развитии предпринимательства.

 

Несовершенство организационно-правовой основы взаимоотношений субъектов МБЧП с банками республики. В частности, по итогам проведенного социологического опроса Минэкономики среди субъектов предпринимательства выяснилось, что 50% респондентов указали на наличие жестких условий, установленных банками при получении кредитов, наличие высоких процентных ставок и на их необоснованную, в практическом плане, краткосрочность. Также 46,3% респондентов отметили, что для получения необходимого кредита они вынуждены прибегать к элементам коррупции. В результате сформировавшегося административно-правового механизма вновь создаваемый предприниматель теряет около 40% от общей суммы кредитных средств (20% – кредитная ставка банка и в среднем 20% – дополнительные расходы компаний, оказывающих услуги, при обналичивании денежных средств).

Отсутствие эффективного правового механизма регулирования договора аренды. В соответствии с существующей нормативно-правовой базой в типовых договорах аренды не указаны нижние и верхние пределы арендной платы, что дает преимущество арендодателю устанавливать сумму платы, исходя из рыночных условий и личных интересов.

 Управление нуждается в трансформации

Узбекистан строит современную инновационную экономику. Успешная реализация этой задачи, как никакой другой, требует эффективно и качественно функционирующей системы государственного управления, а также использования адекватной ей рыночных инструментов регулирования экономики при минимальном участии государства.

Несмотря на то, что за последнее время было много сделано в повышении эффективности государственного управления экономикой, тем не менее в этой сфере продолжает сохраняться достаточно много проблем. Основными факторами, сдерживающими сокращение уровня участия государства в экономике и совершенствование экономического управления, являются: отсутствие четкой нормативно-правовой базы, регулирующей участие государства в функционировании отраслей и сфер экономики; отсутствие эффективной системы оценки качества деятельности государственных органов управления.

По данным различных исследований, несмотря на расширение рыночных методов регулирования, во многих случаях продолжает иметь место использование административных методов управления экономикой. Государственные структуры имеют возможность влиять на деятельность субъектов коммерческого сектора через административные рычаги (например, лицензирование, предоставление налоговых льгот, преференций и др.).

«Умное государственное управление»

 В успешно развивающихся странах (Китай, Япония, Южная Корея, Сингапур, Малайзия, Турция, Норвегия, Германия и другие) действует модель «умное государственное регулирование». Не допускается принятие решений без обоснованной оценки их воздействия на экономику страны, а также приводящих к конфликту действующих норм, двойному толкованию, коррупционному проявлению, избыточному государственному регулированию. 

В большинстве стран мира оценка эффективности деятельности госорганов проводится путем опросов населения, где специализированные научные центры и институты осуществляют оценку гражданами эффективности деятельности отраслевых, функциональных и территориальных органов управления.

 

 Государство сохраняет влияние на ценообразование отдельных видов продукции производственно-технического назначения и потребительских товаров (строительные материалы, перевозки, сельскохозяйственная продукция, минеральные удобрения, ГСМ и другие). По данным за 2017 г., по-прежнему остается высоким уровень государственного заказа на покупку хлопка и зерна у сельскохозяйственных предприятий (от 55 до 70% с учетом централизованных закупок и требований областных и районных органов власти). При этом фермеры, дехканские и другие хозяйства сдают государству стратегическое сырье по фиксированным ценам, а приобретают ГСМ, семена, минеральные и органические удобрения, материально-технические ресурсы, а также услуги по договорным, рыночным ценам, что приводит к усилению диспаритета цен в межотраслевом обмене.

Остается высоким уровень влияния Центрального банка на деятельность коммерческих банков, в особенности частных. Так, в последние годы в соответствии с поручением ЦБ коммерческими банками были выданы многомиллиардные кредиты в сфере жилищно-коммунального обслуживания (нередко без предоставления бизнес-плана или ТЭО, согласия владельцев жилья). Значительные суммы кредитных средств на льготных условиях направляются на строительство жилых домов для малообеспеченных и других граждан без возмещения затрат. Данный механизм распределения средств в дальнейшем, в частности, может вести к снижению уровня капитализации коммерческих банков и повышению их кредитных рисков.

Местные органы власти заинтересованы преимущественно в реализации государственных программ и проектов при отсутствии у них достаточной мотивации и возможностей для проявления самостоятельной инициативности в содействии в развитии и расширении числа субъектов частного бизнеса на своей территории. Принцип «чем больше частного бизнеса на местной территории, тем больше от них налоговых поступлений в местный бюджет и тем больше финансовых возможностей местных властей для реализации инфраструктурных и социальных проектов для населения» пока не стал главным приоритетом в их работе.

Неразвитость социального и государственно-частного партнерства ограничивает участие частных структур и субъектов предпринимательства в решении важных социально-экономических задач и, как следствие, не обеспечивает сокращение бюджетных расходов. Недостаточная открытость и прозрачность деятельности ряда государственных структур, слабые механизмы общественного контроля приводят к чрезмерной бюрократии и различным проявлениям коррупции.

 

Разгосударствление китайской экономики

 В КНР тридцать лет назад почти вся экономика была сосредоточена в руках государства. Примерно 85-90% объектов промышленности, сельского хозяйства, сферы услуг контролировались правительством. Сегодня госпредприятий в стране все еще очень много, но их доля составляет не более трети от общего объема, остальные – приватизированные предприятия и частная собственность. Почти вся легкая промышленность и сельское хозяйство – в руках частных предпринимателей или иностранного бизнеса. Такая же ситуация и в сфере мелких услуг.

Уже в конце 90-х годов в этой стране развернулось создание крупных корпораций, которые по методам управления все больше сближались с предприятиями негосударственных форм собственности. При этом 80% средних и мелких государственных предприятий были реформированы уже на рубеже веков (продажа, акционирование, сдача в аренду), что позволило создать конкурентную среду в экономике в целом. Бурный рост производства в частном секторе (в 3-5 раз в 1998-2003 гг.) сопровождался увеличением выпуска продукции в госсекторе всего на 70%.

Госсектор Китая представлен, в основном, в таких стратегических отраслях, как нефтехимическая, газовая, угольная, энергетическая, космическая, цветная металлургия и прочие. Но в большинстве из них роль государства сводится к получению дивидендов, а контроль за деятельностью осуществляют другие акционеры и правление. Распределение прибыли отдано на откуп предприятиям, государство лишь собирает налоги. В руках государства также ценообразование в энергетике (газ, нефть, электричество, местные городские услуги). Все остальное регулируется рыночными отношениями. Если предприятие убыточное, то оно тут же закрывается и продается. Государство дотирует только сельское хозяйство, помогая фермерам, и энергетическую отрасль.  Одним из главных преимуществ китайской экономики является сильная конкурентная среда.

Тем не менее, власти КНР готовятся приступить к частичной приватизации ряда крупнейших госмонополий. Новая политика в отношении частного капитала, в первую очередь, коснется компаний энергетического и телекоммуникационного секторов. Государство может сократить свою долю или полностью выйти из капитала компаний, представляющих конкурентоспособные отрасли, тогда как секторы, связанные с национальной безопасностью, остаются в государственном управлении.

 

 Инновационные барьеры

До недавнего времени вопрос о переходе к инновационному развитию узбекской экономики практически не поднимался. Реальные шаги в этом направлении начинают предприниматься только сейчас. Поэтому проблем в этой сфере имеется достаточно.

Доля инноваций в узбекской экономике оставляет желать лучшего. На конец 2017 года лишь 0,3% действующих предприятий и организаций внедряли инновации. В развитых странах эта доля находится на уровне 20-30%. Доля наукоемкой продукции Узбекистана на мировом рынке является весьма и весьма низкой, тогда как доля Японии составляет 11%, Сингапура – 7%, Южной Кореи – 4%, Китая – 2%. Число патентных заявок на душу населения, поданных в Узбекистане, и договоров о торговле лицензиями также не увеличивается.  Для более  динамичного развития инноваций в Узбекистане необходимо добиться решения следующих проблем.

Снизить уровень налогов на труд. Прогрессивная шкала подоходного налога выстроена таким образом, что с ростом дохода наемных работников максимальная ставка подоходного налога достигается при сравнительно невысоком уровне дохода. Практически любой специалист с высшим образованием при работе на полной ставке должен платить подоходный налог по максимальной ставке. По заниженной ставке налоги платят обычно низкоквалифицированные работники со средним образованием или неквалифицированные рабочие (вахтеры, кассиры, шоферы и т.д.).  

Задействовать эффект масштаба производства. Поскольку нет понятия «среднее предприятие» в классификаторе предприятий по их размеру, расширение малого предприятия до крупного приводит к резкому скачку налогового бремени. Например, некоторые предприятия не могут расшириться из-за того, что они не будут считаться малым предприятием, если их штат превысит 25 человек. Вместо этого они создают несколько других компаний. Это препятствует формированию достаточно крупных компаний, которые имели бы возможность вкладываться в инновации.  

Снизить цену кредитных ресурсов. Согласно результатам опроса Минэкономики 2017 года, росту инвестиций мешает дороговизна кредитных ресурсов. Такая же ситуация сохраняется и сейчас. В частности, представители бизнеса указывают на высокие размеры комиссионных вознаграждений по операциям банков. При этом также необходимо покрывать расходы за страхование и оценку залогового обеспечения, нотариальное удостоверение кредитных документов и другое.  Кроме того, банки установили абонентскую плату и другие комиссионные проценты за конвертацию средств, открытие аккредитива, перевод конвертированных средств на счет банков зарубежных партнеров и другие услуги, что является существенной финансовой нагрузкой для предпринимателей. Данное положение дел сокращает возможность привлечения кредитных ресурсов в развитие инноваций. Бизнесмены также указывают на отсутствие финансовых институтов, конкурирующих с коммерческими банками.

Снизить уровень трансакционных издержек в сфере предпринимательства. Как указывается в докладе «Ведение бизнеса 2018: реформирование для создания рабочих мест бизнеса», имеются две основные проблемы, которые приводят к высоким трансакционным издержкам. Во-первых, это сохраняющиеся барьеры в оформлении импортно-экспортных операций в международной торговле. Узбекистан находится на 168-м месте среди 190 стран по данному показателю.  Во-вторых, это сохраняющиеся проблемы в сфере получения разрешения на строительство. Узбекистан находится на 135-м месте среди 190 стран по данному показателю. 

Повысить качество человеческого капитала. Имеется явный дефицит специалистов с высшим образованием. Начиная с 90-х годов охват населения высшим образованием снижался с порядка 14 до 9% в 2017 году. Из-за нехватки специалистов с высшим образованием уровень генерации инновационных идей остается невысоким, сокращается численность технического и вспомогательного персонала, занятого в НИОКР. Кроме того, ни один вуз республики не представлен в мировых рейтингах 500 топ-вузов, таких как QS World University Rankings, Times Higher Education World University Rankings, Academic Ranking of World Universities. Качество обучения в профессиональных колледжах не соответствует мировым стандартам. Узбекистан вообще не представлен в международном рейтинге общеобразовательных школ PISA Worldwide Ranking.

Усилить защиту авторских прав на научно-исследовательские и конструкторские разработки. По данным Госкомконкуренции, за последние 5 лет поток жалоб на недобросовестную конкуренцию в сфере интеллектуальной собственности вырос более чем в 7 раз. Брендрейдинг – захват чужих брендов благодаря «лазейкам» в законодательстве и невысокому уровню правоприменения – наносит ущерб импортерам и национальным производителям, играющим по правилам. Сейчас зарубежный производитель продукции или услуг в Узбекистане сталкивается с двумя фактами: либо узбекские производители начинают копировать или имитировать его продукцию, либо он хочет зайти на рынок, но не может, потому что его бренд уже захвачен. Подобная ситуация также не способствует внедрению инноваций в узбекскую экономику.

Сформировать комплексную систему  разработки научных и инновационных идей. Ситуация в Узбекистане характеризуется разрывами между наукой, образованием и бизнесом, слабым уровнем сетевой кооперации. Подавляющее большинство крупных предприятий не имеет отделов НИОКР или конструкторских бюро. Причинами тому являются: отсутствие необходимых средств и нехватка квалифицированных научных кадров. Кроме этого, механизмы ГЧП в научно-исследовательской сфере не развиты. Между вузами и предприятиями нет тесного взаимодействия. Не получил развития институт инновационных рыночных посредников. Наращивание бюджетных расходов на науку не сопровождается адекватным вкладом бизнеса.

Заключение

В соответствии со Стратегией действий по пяти приоритетным направлениям развития Республики Узбекистан в 2017-2021 годах в республике осуществляются масштабные институциональные и структурные реформы. Особое место в этих реформах занимает формирование необходимых условий для перехода узбекской экономики к инновационному развитию. Для этого предстоит решить множество вышеуказанных проблем.

Работа над их решением активно ведется. Разрабатываются конкретные меры по решению каждой из вышеназванных проблем для их последующей реализации. Главными в этом процессе будут улучшение системы государственного управления экономикой до уровня современных мировых стандартов, а также формирование комплексной системы всесторонней поддержки разработки и внедрения инноваций, системы, обеспечивающей переход к инновационному развитию экономики, общества и государства.

 

 

Лидеры инноваций

В первую десятку государств с инновационной экономикой входят Финляндия, США, Швеция, Япония, Южная Корея, Нидерланды, Великобритания, Канада, Австралия и Сингапур. По различным оценкам, от 50 до 70% прироста производства ВВП в этих странах обеспечивается за счет использования инноваций.  Одним из показателей, характеризующих отношение государства к научно-техническому прогрессу, является объем финансирования науки. Так, расходы государства на научные исследования и разработки составили: в США 2,9% от ВВП, в Японии 3,0% от ВВП, в Германии 2,35% от ВВП, во Франции 2,25% от ВВП, в Швеции 4,0% от ВВП. В странах с развитой рыночной экономикой государство несет от 20 до 50% национальных научных инновационных расходов по развитию и поддержке инноваций, по стимулированию развития малого инновационного предпринимательства.

 

Спектр финансирования инноваций

 Методы прямого финансирования

Административно-организационный метод. Средства выделяются государственным учреждениям или лабораториям с относительно стабильным штатом сотрудников для возмещения произведенных в соответствии с планом расходов. Например, в Германии на этот вид финансирования (не связанный с конкретными НИОКР) приходится около 40% государственных ассигнований.

Программно-целевой метод: государственные заказы. Между финансирующим органом (государственным ведомством) и исполнителем (обычно компанией) заключается контракт. В США около 70% государственных расходов на НИОКР реализуются на базе контрактного финансирования. Контракты заключаются под детально проработанную проектную документацию и закрепляются юридически согласованным письменным заявлением договаривающихся сторон об их задачах, обязательствах и ответственности.

Субсидии (гранты). Существуют различные формы субсидий. Например, в США – годовой малый грант на предварительные краткосрочные проекты; грант малым вузам, чтобы они могли достичь уровня, конкурентоспособного для получения обычных исследовательских субсидий; гранты на развитие научной карьеры, гранты на учебу для одаренных инженерно-технических кадров и другие.

Венчурное финансирование, т.е. прямые инвестиции на ранней стадии в высокорискованные предприятия и виды деятельности, которые не имеют доступа к банковским кредитам. Появление венчурных фондов и исследовательских центров стимулируется государством. В США действует организованная еще в 1958 году программа государственной поддержки инвестиционных компаний малого бизнеса (SBIC). В рамках данной программы государство действует как партнер, рассчитывающий на некую долю в акциях инвестиционных компаний и в перспективе на часть их прибыли.

 Методы косвенного финансирования.

В промышленно развитых странах используются следующие виды налоговых льгот, с помощью которых государство активизирует и стимулирует инновационную деятельность, в первую очередь, малого предпринимательства:

– «налоговые каникулы» в течение нескольких лет на прибыль, полученную от реализации инновационных проектов или направляемую на развитие;

– снижение ставок налога на прибыль, направленную на выполняемые по заказу и совместные с государственными предприятиями НИОКР;

– льготное налогообложение прибыли, полученной в результате использования патентов, лицензий, «ноу-хау» и других нематериальных активов, входящих в состав интеллектуальной собственности;

– отсрочка налоговых платежей из прибыли в части затрат на инновационные и другие цели. Так, во Франции практикуется временное освобождение от уплаты налога на прибыль или частичное его снижение на 50% для мелких и средних инновационных фирм в первые 5 лет их работы. В Великобритании вновь создаваемые инновационные предприятия облагаются налогом на прибыль размером всего лишь в 1%.

 Кроме этого, финансирование рискованного инновационного бизнеса осуществляется следующим образом. Прямое финансирование: льготные займы (Франция, США и др.); предоставление беспроцентных ссуд (Швеция, Германия); государственные закупки (во всех развитых странах); снижение государственных пошлин для индивидуальных изобретателей (Австрия, Германия, США, Япония и др.); отсрочка уплаты пошлин или освобождение от них, если изобретение касается экономии энергии (Австрия); бесплатное ведение делопроизводства по заявкам индивидуальных изобретателей, бесплатные услуги патентных поверенных, освобождение от уплаты пошлин (Нидерланды, Германия и Япония).

Как разновидность косвенной помощи инновационному бизнесу можно рассматривать зарубежный опыт программ по ускоренной амортизации оборудования, служащих стимулом для обновления производственных фондов. Например, в США предусмотрен срок амортизации 5 лет для оборудования со сроком службы от 4 до 10 лет, используемого для НИОКР.

 Экономическое обозрение №-7, 2018 

Ваши комментарии

КОММЕНТАРИИ (0)

Бизнес

Подписывайтесь на нас

Контакты

    Телефон: +(998 71) - 150-02-02
    Факс: +(998 71) 150-32 20
    e-mail: info@cer.uz 
    Наш адрес: Узбекистан, г.Ташкент, Чиланзарский район, ул. Новза 6