|   | 

Сама жизнь требует перемен

Сама жизнь требует перемен

Сама жизнь требует перемен

 

Фонд развития культуры и искусства Узбекистана при Министерстве культуре Республики Узбекистан побеседовал с художественным руководителем труппы «Балет Бежара Лозанна» Жилем Романом, который является преемником великого французского хореографа Мориса Бежара.

 – Это Ваш первый визит в Центральную Азию. Вы уже побывали на представлении Узбекского оперного театра, а также услышали традиционные песни узбекских артистов. Что Вам понравилось и что, по Вашему мнению, Вы смогли бы почерпнуть из узбекской культуры для создания своих будущих произведений?

– Да, это воодушевляет. Я имел удовольствие видеть  ваших потрясающих танцоров и певцов, которые помогли мне прочувствовать вашу культуру. Танцы, которые я увидел, очень красивые, глубокие, вдохновляющие. Несомненно, я всегда интересовался фольклором. Это очень важная составная часть духовной культуры. Я надеюсь, что смогу создать что-то новое, почерпнув вдохновение из моего путешествия в Узбекистан и знакомства с его культурой.

Я приехал затем, чтобы получить опыт и применить его. И я жду, что вы что-то воспримите от нас. Это первый момент. Второй момент. Очевидно, что мы должны расти на почве собственной культуры. Нужно развиваться. У вас очень богатая культура. Нужно воспользоваться достижениями этой культуры, чтобы развивать современное искусство.

Вы должны совершенствоваться, чувствуя свои корни. Не рубите их, потому что они заключают в себе то, что необходимо для роста.

 – Как Вы выбирали спектакли для представления в Ташкенте?

– Это наше первое представление здесь, и поэтому было сложно принять какое-то решение. Мне показалось, что для первого представления следовало выбрать программу достаточно простую в техническом отношении. Но это только начало. Мы очень надеемся, что последует продолжение. И в первом представлении важно показать работу балета с разных сторон. Я непременно хотел во втором отделении показать Piaf, где задействовано множество танцоров, показать уровень мастерства танцоров.

В Impromptu мы хотели показать работу моих танцовщиц, уравновесив, таким образом, мужское и женское начала в моей труппе. Bhakti III – это, несомненно, весьма вдохновляющее представление. Оно имеет общее с индийским фольклором. Морис Бежар в свое время предпринял два путешествия в Анды и был глубоко впечатлен увиденным. И я полагаю, что этот спектакль, его хореография близки к стилю ваших танцев – философскому и в то же время жизненному. Это то, что насыщает фольклор, что его трансформирует.

 – Ваш балет многие называют новаторским и даже бунтарским.  На ташкентской сцене Вы представили спектакли Impromptu, Uncygned’autrefoissesouvientquec’estlui, Bhakti III, AltenbergLieder и Piaf. Как узбекский зритель принял Ваш балет?

– Мы видели, что зрителей тронули эти спектакли. Они плакали и были взволнованы, когда покидали театр. Для этого и предназначены представления. Узбекские зрители откровенно признались на публике в том, что они чувствуют.

– А Вы сами лично что почувствовали?

– Я видел, что на премьере балета, столь отличающегося от того, что здесь привыкли смотреть, ощущалось присутствие чего-то, как бы это выразить, необычайного сильного. Когда я смотрел на ваши традиционные танцы, то сравнивал ваших танцовщиц с танцовщиками моего балета. Манеры и тех и других не имеют существенного различия. В то же время я сделал открытие, что нет ничего такого, что может иметь кардинальные отличия от ваших традиционных танцев.

Невозможно что-то изменить, усовершенствовать и создать. Ничто не ново под луной. Не существует ничего революционного и мятежного. Имеется лишь возможность изменять манеру танца в соответствии со своими ощущениями с тем, чтобы поделиться ими с другими, оставаясь в то же время в рамках классической традиции.

 – Когда за плечами слава и успех Мориса Бежара, перед Вами стоял вопрос сохранять во всем его традиции или ставить новые постановки?

– Я работал с Морисом на протяжении 30 лет, в том числе заместителем директора Лозанского балета. Мы с Морисом всегда полагали, что традиция должна развиваться. Однако для того, чтобы оставаться в рамках жизненной и развивающейся традиции, необходимо постоянно изобретать новое. И хотя я являюсь последователем дела Мориса, время от времени непреходящие ценности великого балета вдохновляют меня на создание новаторского балета.

Очень важно не увязнуть в рамках одного лишь уникального репертуара. В противном случае создастся впечатление утраты чувств и смысла жизни. Ведь артисты все еще живы и имеют потребность участвовать в балетных постановках, которые являются шедеврами. В то же время необходимо создавать для них новый балет, столь же жизненный, словно Морис все еще здесь, среди нас. Но весь этот путь, эта традиция не являются какой-то изолированной формулой, и традицию не удерживают в образе какой-то застывшей фигуры, она должна быть живой, и это важно.

– У балета Бажара свой собственный узнаваемый стиль. Это сочетание различных элементов танца и пантомимы. Именно в стиле главный секрет успеха балетов «Балет Бежара Лозанна» или есть что-то еще?

– Наверное, мы никогда не сможем объяснить, почему хореография Мориса продолжает и сейчас трогать душу зрителя. Очень трудно определить балет как нечто зависящее от успеха. Если Морис сумел затронуть сердца зрителей своими хореографическими образами, то это лишь потому, что ему было что сказать о мире. Однако благодаря его особой манере высказываться, все то, что он хотел сказать о мире, имело способность сопротивляться влиянию времени. В этом Морис, как прекрасный художник, похож на Моцарта. Их обоих вдохновляло Время. Но невозможно просто сказать, что революция в хореографии – это нечто свершившееся и недоступное для экспериментирования. Это относится и к хореографии, соединенной с пантомимой. Морис использовал и то и другое. Он впитал все и трансформировал сообразно тому, что чувствовал, создав из всех этих фрагментов нечто одухотворенное.

Невозможно объяснить то, что чувствует артист и что чувствует создатель. Зритель чувствует лишь результат: нравится или нет. Я не могу это объяснить, это нужно почувствовать сердцем. Никто не может приказать: это стоит любить, а это – ненавидеть. Каждый свободен в праве выбора. Это подобно тому, как относятся к великому живописцу, – одни его любят, а другие безучастны к его творчеству. И в том и в другом случае тот остается великим художником. То же относится и к хореографии.

 Краткое резюме

Морис Бежар (1927–2007) — французский танцовщик и балетмейстер, театральный и оперный режиссер, один из крупнейших хореографов XX века. Учился у русских эмигранток Любови Егоровой и Веры Волковой. В 1954 году основал собственную танцевальную компанию Ballet de l’Etoile.  В 1960 году в Брюсселе основал труппу «Балет XX века». В 1987 году переехал вместе со своей труппой в Лозанну, где она сменила название на Béjart Ballet Lausanne и под этим брендом является всемирно известной до сих пор. Новаторским проектом Бежара и его балета стали синтетические спектакли, в которых слились воедино танец, пение и пантомима. Морис Бежар принял исламское вероисповедание.

 

 Экономическое обозрение №-5, 2018

Ваши комментарии

КОММЕНТАРИИ (0)

В номере

Подписывайтесь на нас

Контакты

    Телефон: +(998 71) - 150-02-02
    Факс: +(998 71) 150-32 20
    e-mail: info@cer.uz 
    Наш адрес: Узбекистан, г.Ташкент, Чиланзарский район, ул. Новза 6