|   | 

Каспийский эффект

Каспийский эффект

Каспийский эффект

Достигнутый на прошедшем 12 августа 2018 года в Актау (Казахстан) саммите «каспийской пятерки» исторический прорыв по определению правового статуса Каспийского моря создает предпосылки для серьезного изменения ситуации в целом ряде сфер экономики и геополитики региона ЦА и Южного Кавказа. В «каспийскую пятерку» входят Россия, Казахстан, Туркменистан, Иран и Азербайджан. Более двух десятилетий вопрос правого статуса этого моря-озера и связанные с ним вопросы использования недр и обеспечения безопасности были источником потенциальных конфликтов, особенно в южной части акватории. Теперь же они фактически устранены.
Стороны согласились с тем, что основная площадь водной поверхности Каспия остается в общем пользовании сторон. В свою очередь дно и недра делятся соседними государствами на участки по договоренности между ними на основе международного права. Вопросы судоходства, рыболовства, научных исследований и прокладки магистральных трубопроводов осуществляются по согласованным сторонами правилам. В обязательном порядке при осуществлении крупномасштабных проектов на море будет учитываться экологический фактор. В Конвенции также зафиксировано положение о недопущении присутствия на Каспии вооруженных сил внерегиональных держав. Только пять прикаспийских государств будут ответственными за поддержание безопасности на море и управление его ресурсами.
Конвенция, безусловно, показала возросшую способность сторон идти на компромисс и учет взаимных интересов. В современных условиях, когда уже много лет погружена в дестабилизирующие процессы значительная часть Ближнего Востока, а в Афганистане продолжается эскалация вооруженного конфликта, страны «каспийской пятерки» подошли к пониманию того, что дальнейшее отсутствие договоренностей может дорого обойтись им всем. Кроме того, былое отсутствие договоренностей по правовому статусу не давало в полной мере реализовать экономический потенциал сотрудничества.
Российские эксперты указывают, что одним из ключевых бенефициаров от подписанной Конвенции является Москва. По мнению заместителя декана факультета мировой экономики и мировой политики Высшей школы экономики Андрея Суздальцева, подписание Конвенции — это практически революция и огромный вклад в международное право. При этом он отметил, что для России, для которой вопросы безопасности стоят на одном из первых мест, подписание Конвенции будет означать значительную экономию средств. «Каспийское море закрыто для внешних, нерегиональных сил, создание здесь баз, скажем, НАТО или США невозможно по соглашению. Это позволяет нам в меньшей степени тратить ресурсы на прикрытие южных рубежей, ориентируясь на то, что здесь, в общем-то, собрался блок единомышленников».
В плане безопасности выигрывает и Тегеран, учитывая очередной виток обострений отношений с США, которые недавно вышли из «ядерной сделки» и возобновили экономическое давление на ИРИ. Конвенция позволяет иранцам улучшить общий климат отношений с Баку и наладить экономическое взаимодействий с ним на Каспии. Напомним, что в 2001 году между ними случился небольшой конфликт, связанный с тем, что иранские военные катера заблокировали разведочные работы азербайджанской стороны на спорном нефтегазоносном блоке «Араз—Алов—Шарг», в результате чего работы на нем были остановлены до определения правового статуса водоема. Также Конвенция создает определенные предпосылки для улучшения отношений Ирана с Ашхабадом на фоне продолжающегося двустороннего газового спора, в ходе которого стороны подали иски в Международный арбитражный суд.
Выиграют от Конвенции и азербайджано-туркменские отношения на Каспийском море, точкой напряжения в которых много лет был спор о принадлежности нефтегазового месторождения «Кяпаз/Сердар» с запасами в 50-100 млн. тонн нефти, что, по мнению экспертов, стало даже причиной закрытия посольства Туркменистана в Баку в 2001 году.
Улучшение общей ситуации с безопасностью на Каспийском море, конечно же, открывает широкие возможности для государственных и частных инвесторов как из стран «каспийской пятерки», так и некаспийских стран в таких сферах, как разработка и транспортировка нефти и природного газа, различные транспортные проекты, туризм, торговля. В принципе, первые результаты от подписания Конвенции уже дают о себе знать.
В начале сентября власти РФ и Азербайджана подписали Соглашение о совместном изучении нефтяного и газового потенциала блока «Гошадаш» возле Апшеронского полуострова в азербайджанском секторе Каспия. Ранее Иран и Азербайджан заявили о готовности к совместной разведке и разработке двух нефтяных блоков на Каспийском море, включая спорный «Араз—Алов—Шарг», в рамках заключенного еще в марте 2018 года Меморандума «О взаимопонимании между Министерством энергетики Азербайджана и Министерством нефти Ирана о совместной разработке соответствующих блоков в Каспийском море». Документ предусматривает создание совместной компании.
В ближайшее время вполне вероятно можно будет ожидать роста интереса китайских инвесторов к открывающимся возможностям на Каспийском море. На это прямо указывает эксперт «Китайской академии энергетической стратегии» Лю Цянь, согласно которому подписание Конвенции по правовому статусу с точки зрения долгосрочных перспектив создаст хорошую инвестиционную среду для китайских компаний. Очевидно, что быстро отреагирует и Турция, для которой рост добычи и экспорта нефти и природного газа из региона Каспийского моря в западном направлении будет означать дальнейшее повышение ее значимости как крупного транзитера энергоресурсов на европейский рынок. Для Анкары экономический бум на Каспии позволит нарастить свои инвестиции и экспорт в страны региона, что является очень актуальным для турецкой экономики, переживающей непростые времена в связи с обострением отношений с США.
Однако все же основное внимание в ближайшем будущем будет приковано к главному вопросу, касающемуся вероятности возрождения проекта строительства «Транскаспийского газопровода» для поставки туркменского газа в Европу через Каспий, Южный Кавказ и Турцию. В течение последних десятилетий за его реализацию боролись США и ЕС, которые хотели направить огромные газовые запасы Туркменистана на европейский рынок в обход России. Им не удалось этого сделать, о чем говорит отказ от амбициозного проекта газопровода «Набукко» в 2013 году. Подписание Конвенции по правовому статусу Каспия может придать второе дыхание старым планам, но уже при ключевой роли России в союзе с Ираном, Казахстаном и Азербайджаном, поскольку прокладка магистральных трубопроводов теперь будет возможна только при согласии всех прикаспийских стран. Это, в свою очередь, открывает широкое пространство для торга с Ашхабадом, который сегодня находится в очень сложных экономических условиях из-за прекращения своих газовых поставок в Россию и Иран, а также тяготится своей чрезмерной зависимостью от монополии Китая в этой сфере.
Пробный шар для открытия торга был запущен Москвой еще в конце июля текущего года, когда замглавы Минэнерго РФ Анатолий Яновский заявил, что «Газпром» может возобновить переговоры о закупке газа у Ашхабада этой осенью. Старт переговорам может дать ожидаемый осенью визит Владимира Путина в Туркменистан. Не исключено, что наряду с вопросом снижения цены на туркменский газ и будущих объемов закупок предметом обсуждения могут стать вопросы совместного обеспечения безопасности, учитывая фактор Афганистана и Транскаспийского газопровода. Если сторонам удастся договориться о сотрудничестве по газопроводу через Каспий с перспективой создания консорциума с участием прикаспийских государств, то это в корне изменит геоэкономическую и геополитическую ситуацию в регионе Каспийского моря, Южного Кавказа и усилит связку прикаспийских стран с Турцией.
Узбекистан, если прогнозы по общему росту экономической активности в Каспийском регионе сбудутся, также сможет извлечь многочисленные дивиденды. В первую очередь, от роста покупательной способности прикаспийских стран, который откроет новые ниши для экспорта узбекской продукции, а также из увеличения транзитных грузопотоков по линии Китай—ЦА—Каспий—Южный Кавказ. Откроются ниши и для инвестирования со стороны узбекских компаний в совместные проекты по добыче нефти и природного газа. Своеобразной платформой для этого может послужить соглашение между «Узбекнефтегазом» и государственным концерном «Туркменнебит», которое было подписано в рамках визита Шавката Мирзиёева в Туркменистан в мае 2017 года.

 

Рустам Махмудов

Экономическое обозрение - 9

Ваши комментарии

КОММЕНТАРИИ (0)

Колумнисты

Подписывайтесь на нас

Контакты

    Телефон: +(998 78) - 150-02-02
    Факс: +(998 78) 150-32 20
    e-mail: info@cer.uz 
    Наш адрес: Узбекистан, г.Ташкент, Чиланзарский район, ул. Новза 6