|   | 

Cтратегический текстиль

Cтратегический текстиль

Cтратегический   текстиль

Наиболее важным сегментом текстильной отрасли, находящимся на самом верху «пищевой цепочки» добавленной стоимости, является производство конечной потребительской продукции — швейно-трикотажных изделий. За этот сегмент на самых богатых рынках мира — США и ЕС — бьются производители всех текстильных держав мира. Выигрыш зависит от конкурентных преимуществ в текстильных отраслях тех или иных стран. В докладе «Перспективы развития легкой промышленности в Узбекистане: тенденции, проблемы и пути их решения», подготовленном ЦЭИ совместно с «Узтекстильпромом», проанализирован баланс конкурентных преимуществ и снижающих их факторов в ракурсе данных по другим текстильным державам, выступающим в качестве конкурентов узбекской текстильной продукции.
Текстильная, равно как и швейно-трикотажная, промышленность Узбекистана обладает важными конкурентными преимуществами на данном этапе развития, в частности, в отношении стоимости необходимых для производств ресурсов (см. врезку «Конкурентные преимущества узбекского текстиля»). Однако имеется и целый ряд других значимых факторов, существенно снижающих конкурентоспособность текстильной промышленности нашей страны как на внутреннем, так и на внешнем рынках.

«Остаточная» доступность сырья
Имеют место искусственное ограничение доступа узбекских текстильщиков к высококачественному хлопковому сырью и его высокая цена. Многие развивающиеся страны, избравшие траекторию ускоренного развития текстильной отрасли, создают для своих предприятий льготные цены на сырьевые ресурсы и первоочередной доступ к сырью. К примеру, в Китае и Сирии для отечественных производителей установлены фиксированные цены на уровне 700 долл. США за тонну. В Пакистане скидка от мировой цены составляет 20-50% в зависимости от инвестиционных и экономических параметров проектов. В итоге пакистанские фирмы получают отечественное сырье (хлопок) по стабильной цене, не превышающей, как правило, 700 долл. США за тонну, что обычно ниже мировых цен. В дополнение к этому пакистанские компании стали приобретать высококачественный хлопок для создания лучшего качества хлопчатобумажной пряжи и тканей, что позволяет пакистанским производителям поддерживать свою конкурентоспособность на мировом рынке.

Конкурентные преимущества и факторы,

снижающие конкурентоспособность

В Узбекистане же при разработке балансов производства и использования хлопкового волокна преимущество отдается не глубокой переработке, а экспорту. Внешнеторговые компании получают хлопковое волокно по качеству и в объемах в полном соответствии со своими заказами и в первую очередь, а отечественным предприятиям хлопковое волокно выделяется по «остаточному» принципу, после продажи хлопкового волокна на экспорт. В 2016 г. поставка на экспорт отечественного хлопкового волокна осуществлялась со скидкой от мировой цены от 16,5 до 25%, то есть предоставляемая им скидка была выше, чем отечественным предприятиям. Таким образом, отечественные СП оказываются в худшем положении, по сравнению с импортерами узбекского хлопка, по срокам, качеству и ценам на поставку хлопкового волокна.
Реализация хлопкового волокна отечественным СП за валюту не позволяла использовать механизм возврата НДС, поскольку в валютной цене не выделялся «входной» НДС. Невозврат НДС повышал стоимость продукции узбекских СП на внешних рынках на 20% и делал ее неконкурентоспособной. Для экспорта своей продукции СП вынуждены были покрывать эти расходы за счет собственных средств.
Ограничение цены реализации хлопкового волокна прейскурантной ценой в случаях значительного падения мировых цен приводит к тому, что эти предприятия покупают хлопок по цене, выше мировой и, естественно, теряют конкурентоспособность не только на внешнем, но и на внутреннем рынках. Мелкие отечественные предприятия, использующие низкие сорта хлопка для производства медицинской продукции, ваты и т.п., покупают хлопковое волокно на аукционах по мировой цене без каких-либо скидок.
Налоговое давление
Серьезным препятствием развития текстильной промышленности в Узбекистане является высокое налоговое бремя. Как следствие, примерно 15-20% предприятий текстильной промышленности ежегодно сталкиваются с проблемами экономической несостоятельности и убыточности, особенно в прядильно-ткацком производстве.
На условном примере авторами проведены сравнительные расчеты рентабельности отечественных предприятий, по сравнению с предприятиями России и Казахстана. Расчеты показали, что налоговое бремя на текстильные предприятия Узбекистана значительно выше, чем в соседних странах, и составляет 50-60% от добавочной стоимости. Даже при самом выгодном варианте, когда предприятие всю свою продукцию поставляет на экспорт и при этом осуществляется возврат НДС, уровень прибыльности продукции узбекского предприятия значительно ниже, чем не только в Китае, Бангладеш и других развивающихся странах, но и в близлежащих Казахстане и России. Особенно негативное воздействие на рентабельность предприятия оказывают обязательные отчисления в Дорожный, Школьный и Пенсионный фонды, а также экологический налог, которые исчисляются от общего объема произведенной продукции. Кроме того, социальные налоги от фонда заработной платы в Узбекистане значительно выше, чем в других государствах.

Внешнеторговые компании получают хлопковое волокно по качеству

и в объемах в полном соответствии со своими заказами и

в первую очередь, а отечественным предприятиям хлопковое

волокно выделяется по «остаточному» принципу


Стоит отметить, что отдельные предприятия легкой промышленности имеют различные налоговые льготы. В частности, СП, входящие в систему ассоциации «Узбектекстильпром» и специализирующиеся на производстве готовой одежды (швейных, трикотажных и кожаных изделий) и чулочно-носочных изделий, освобождаются до 1 января 2020 года от уплаты в бюджет всех видов налогов и сборов, кроме НДС (в случае реализации продукции на внутреннем рынке республики). Но льготы предоставлены далеко не всем предприятиям, особенно крупным, что нарушает конкурентную среду и ставит в невыгодное положение отечественные предприятия, созданные без участия иностранного инвестора, а также предприятия, не входящие в систему ассоциации «Узтекстильпром».
Высокое налоговое бремя для крупного бизнеса, таможенные платежи на импортируемое сырье, существующая разница между наличным и безналичным денежными оборотами приводят к тому, что многие цеха и индивидуальные предприниматели работают нелегально и только за наличный расчет, по сути, не уплачивая никаких налогов.

Необходимая атрибутика
В сегменте производства готовых изделий (одежды) для конечного потребителя важное значение имеет сопровождение для создания готового изделия, включая окраску тканей, производство аксессуаров, предметов мелкой работы, декоративных украшений, индивидуальный дизайн. Отечественные швейные предприятия, как и частные ателье, традиционно закупающее ткани для определенного шитья (или индивидуального пошива), прибегают к закупке изделий импортного качества, как и тканей, особенно тонкой кружевной работы.
Лидирующие поставщики аксессуаров, такие как «УКК» (замочки), American&Efrid (нити, вешалки), Coats (нити), Paxar (этикетки), AveryDennison (этикетки, наклейки, ценники), имеют производственные мощности в Китае, Индии и Пакистане, обеспечивая более низкие затраты на аксессуары. В этих странах имеются также и местные производители аксессуаров для одежды, способные удовлетворить стандарты США и Европы. Доступность аксессуаров, пряжи и тканей играет важную роль в разработке новых моделей и фасонов готовых изделий. В Китае, например, функционирует огромное количество производителей аксессуаров, а также натуральных шелковых и шерстяных волокон, производство которых стимулируется правительством.
В настоящее время на подготовку промышленного образца с аксессуарами и украшениями в Китае, Индии и Пакистане требуется 7-10 дней. В Узбекистане на это требуется 20-30 дней, потому что местные аксессуары не доступны и печатание/вышивка (за исключением новых проектов — совместных предприятий) делается в Турции или Соединенных Штатах. Аналогично аксессуарам, Узбекистан зависит от импортированных запасных частей на оборудование, смазочных материалов и химических средств, создающих более высокие производственные затраты, которые являются результатом действующих положений по импорту, транзитного времени, затрат на перевозку и издержек на финансирование более дорогих товарно-материальных запасов и т.д.

Льготы предоставлены далеко не всем предприятиям, особенно

крупным, что нарушает конкурентную среду и ставит в невыгодное положение

отечественные предприятия, созданные без участия иностранного инвестора

Высокий уровень таможенных пошлин на ткани и аксессуары, не производимые в Узбекистане, т.е. импорт современных тканей по высоким таможенным пошлинам, делает отечественную швейную промышленность менее конкурентоспособной. Вместе с тем, индивидуальные предприниматели и малые предприятия решают эту проблему через закупку нелегально завезенных тканей без таможенных платежей, что позволяет им выпускать качественную и конкурентоспособную швейную продукцию малыми партиями. (По экспертным оценкам и результатам опроса, выявлено, что значительная часть швейных изделий, реализуемых в Узбекистане на вещевых рынках с лейблами зарубежных фирм, на самом деле является искусно выполненной подделкой отечественного производства.)
Преимущества конкурентов
Наличие серьезных торговых преференций у конкурирующих стран отрицательно сказывается на конкурентоспособности легкой промышленности республики. Узбекским производителям приходится конкурировать со странами, которые, благодаря торговым соглашениям и договорам, имеют беспошлинный ввоз или ввоз по заниженным ставкам своей продукции на основные крупные рынки Америки и Европы.

В настоящее время на подготовку промышленного образца с аксессуарами и

украшениями в Китае, Индии и Пакистане требуется 7-10 дней.

В Узбекистане на это требуется 20-30 дней

Tак, благодаря Североамериканскому соглашению о свободной торговле, беспошлинный ввоз на американский рынок осуществляет Мексика, швейно-трикотажная продукция которой преобладала на данном рынке до экспансии китайских товаров. Благодаря Инициативе по Карибскому бассейну и Акту по торговому предпочтению такое же преимущество получили Доминиканская Республика, Сальвадор, Гватемала, Гондурас, Ямайка, Боливия, Колумбия, Эквадор и Перу. Согласно так называемым Ломейским конвенциям (первая из которых была подписана в 1975 г.), фактически все товары из 70 стран Африки, Карибского бассейна и Тихого океана получили беспошлинный доступ на рынок ЕС. Похожие соглашения есть и с 12 странами Средиземноморского бассейна. Комиссия Евросоюза объявила также о пакете торговых преференций для Пакистана.
Для Узбекистана же импортные таможенные пошлины составляют 14-18% от контрактной суммы. Хлопчатобумажные пряжа, ткани и швейно-трикотажные изделия, поставляемые из Узбекистана в страны Европейского Союза, облагаются импортной таможенной пошлиной в размере 4,2%, 8,4%, 9,6%, соответственно, от общей стоимости ввозимой продукции, в то время как другие страны-поставщики — Турция, Сирия, Египет, Нигерия, Пакистан — освобождены от импортной пошлины.
Другим объективным преимуществом для стран-производителей текстильной продукции является географическая близость к потенциальному рынку сбыта или выход к морским портам. Это связано с тем, что под влиянием острой конкуренции на потребительских рынках важным фактором успеха является следование тенденциям моды — необходимо быстро изготовить и доставить на рынок модный товар, пока он еще пользуется спросом. Покупатели текстильной продукции становятся все более и более требовательными к способности «быстрого реагирования» на изменения рынка. Поэтому отдаленность Узбекистана от многих важных рынков и высокие транспортные издержки существенно снижают конкурентные преимущества легкой промышленности республики. Так, время на доставку груза к восточным берегам США составляет: для Китая — 18 дней, Пакистана и Индии — 25-27 дней, из Карибских стран — 2-7 дней, в то время как поставщикам из Узбекистана на это требуется как минимум 40-50 дней.

Высокий уровень таможенных пошлин на ткани и аксессуары делает

отечественную швейную промышленность менее конкурентоспособной

Большинство текстильных предприятий Узбекистана осуществляют экспорт своей продукции на условиях поставки FCA—Узбекистан, то есть в стоимость включены погрузка на транспорт и прохождение таможенных процедур. Такие СП, как «Чинозтукимачи», «Алишер Навои», а также ООО «Тошкент Тойтепа Текстиль», поставляют свою продукцию в страны ЕС на условиях поставки CIF—страна назначения, вынужденно осуществляя поставки железнодорожным или автомобильным транспортом из-за отсутствия морских портов. При этом средние тарифы на провоз грузов 40-футовым контейнером по железной дороге составляют: Узбекистан—г. Франкфурт на Майне — 4500 долл.; Узбекистан—г. Мадрид — 5000 долл.; Узбекистан—г. Стамбул (Мерсин или Измир) — 3000 долл.; Узбекистан—Валенсия (через Новороссийск) — 3330 долл.; Узбекистан—Барселона (через Мерсин) — 3150 долл.; Узбекистан—г. Москва — 3000 долл.; Узбекистан— г. Санкт-Петербург — 3300 долларов (по данным логистической компании ООО «Сибирские транспортные технологии» (STT), услуги представительства в Ташкенте).
Среднее время поставок из Узбекистана в ЕС составляет 30-45 дней, что не позволяет удовлетворять сезонные, небольшие объемы спроса и создает трудности при закупе хлопкового волокна с условиями практически 100%-ной предоплаты. К примеру, время транзита груза из Сирии составляет всего 8 дней. А стоимость транспортировки одного килограмма груза из Сирии в среднем в четыре раза дешевле, чем из Узбекистана.

Слабые места швейных преимуществ
Наиболее выгодным сегментом в текстильной отрасли, обеспечивающим высокую долю добавленной стоимости, является производство потребительских товаров — швейно-трикотажной продукции. В принципе, будущее узбекской текстильной промышленности непосредственно связано с развитием этого сегмента. Однако на сегодняшний день в общем объеме производимой предприятиями ассоциации «Узтекстильпром» продукции доля швейно-трикотажной отрасли составляет менее одной пятой, причем доля швейных изделий — менее одной десятой части.

Наличие серьезных торговых преференций у конкурирующих стран отрицательно

сказывается на конкурентоспособности легкой промышленности республики 


Доступность исходных материалов для предприятий швейно-трикотажной направленности зависит от степени развитости рынка текстиля. Если доступ к отечественному хлопковому волокну ограничен, то и производство пряжи и тканей будет ограничено, а это означает ограниченность исходных ресурсов для швейно-трикотажных фабрик. В результате высокого уровня монопольной власти в текстильной промышленности ощущается не только дефицит отечественных тканей, но страдает также их качество. Поэтому большинство отечественных швейно-трикотажных фабрик вынуждены закупать импортные качественные ткани.
Хотя правительство и установило высокие таможенные барьеры, создающие ценовые преимущества для отечественного текстиля в 1,5-2 раза, доля отечественной текстильной и швейно-трикотажной продукции на внутреннем рынке сохраняется относительно невысокой из-за недостаточного уровня конкуренции. Это свидетельствует о том, что высокие таможенные барьеры являются причиной проникновения на узбекский рынок больших объемов текстильной продукции контрабандным путем.
Сдерживающим фактором производства качественных швейных изделий является отсутствие производства в широком ассортименте шерстяных и полушерстяных, смесовых, сорочечных, курточных, брючных тканей и тканей из натурального шелка. Кроме того, практически не производятся основополагающие для швейной промышленности прикладные материалы, такие как дублерин, флизелин и другие подкладочные материалы.

Время на доставку груза к восточным берегам США составляет:

для Китая — 18 дней, Пакистана и Индии — 25-27 дней. Поставщикам

из Узбекистана на это требуется как минимум 40-50 дней

В настоящее время недостаточными являются масштабы привлечения крупных иностранных инвестиций и стимулирование инвестиционных проектов по выпуску качественных шерстяных, полушерстяных, курточных и других тканей для швейной промышленности, а также собственных химикатов, красителей и фурнитуры, а закупаются красители китайского производства, которые отличаются крайне низким качеством. Производство тонких тканей, таких как шифон, штапель, мадаполан, сорочечные и т.д., практически не освоено.
Большие возможности расширения ассортимента текстильной продукции могут открыться за счет модернизации и наращивания отделочного производства, применения новых способов крашения. Кроме широко применяемого в республике обычного печатания, необходимо внедрять термолерезированное печатание и другие более современные технологии художественно-колористического оформления тканей и полотен. Кроме того, при использовании различных новых препаратов, красителей и технологий можно улучшить специальные свойства тканей, трикотажного полотна и изделий, такие как малоусадочность, малосминаемость, устойчивость красок и улучшение природных свойств.
Формы организации текстильного и швейного производства продолжают оставаться недостаточно эффективными. Если для производства текстиля, как, к примеру, в Китае, характерны крупные фирмы (с числом занятых более 5 тыс.), контролирующие всю технологическую цепь производства, то на рынке готовой одежды важными игроками являются именно малые частные предприятия, которые, осуществляя пошив малыми партиями и под индивидуальный заказ, могут более полно удовлетворить потребности и вкусы населения, чем крупные швейные предприятия. В Узбекистане же пошивом готовой одежды в значительной части занимаются крупные предприятия.

Наиболее выгодным сегментом в текстильной отрасли является

производство потребительских товаров — швейно-трикотажной продукции.

На сегодняшний день в общем объеме производимой предприятиями

ассоциации «Узтекстильпром» продукции доля швейно-трикотажной

отрасли составляет менее одной пятой, причем доля швейных

изделий — менее одной десятой части

При этом на предприятиях отрасли нет системы создания современных модных моделей, соответствующих, с одной стороны, культурным и национальным традициям населения, с другой — его современному запросу с учетом тенденций мировой моды. Также на предприятиях отрасли имеется проблема нехватки высококвалифицированного персонала. Китай, Индия и Пакистан, будучи в международной торговле текстилем и предметами одежды уже на протяжении более 20 лет, имеют квалифицированный управленческий персонал среднего звена, у наших текстильщиков и швейников подобного опыта пока нет. А привлечение специалистов из-за рубежа с высоким уровнем оплаты труда будет негативно сказываться на себестоимости производимой продукции.
Поэтому уже имеющимся крупным швейным предприятиям отрасли необходимо коренным образом улучшить работу по изучению потребительского рынка, наладить тесные взаимовыгодные отношения с малыми и частными предприятиями, например, при содействии Торгово-промышленной палаты, а также с гражданами, которые готовы работать по трудовым договорам на дому (надомниками). Кроме того, создание при швейных предприятиях мини-цехов, где оказывались бы услуги по пошиву индивидуального характера, дало бы возможность более полно удовлетворять потребности населения республики, рекламировать и продвигать продукцию предприятий на внутренний рынок.

Конкурентные преимущества узбекского текстиля
Стоимость рабочей силы 
В 2016 г. стоимость рабочей силы в текстильной и швейно-трикотажной промышленности Узбекистана составляла 0,94 долл. США в час, в то время как в Бангладеш минимальная стоимость рабочей силы составляла 0,24 долл. США, Индии — 0,33 долл. США, Вьетнаме — 0,5 долл. США, Индонезии — 0,47 долл. США, Пакистане — 0,68 долл. США и Китае — 1,7 долл. США. В Малайзии минимальная стоимость рабочей силы составляет 1,39 долл. США в час, Турции и Южной Корее — 5,8 долл. США. В странах Западной Европы, США и Японии данный показатель в несколько раз выше (в пределах 6,3-8,4 долл. США). Самый высокий показатель по минимальной стоимости рабочей силы у Франции — 11,2 долл. США в час.
Стоимость энергоносителей 
1 куб. метр природного газа в Узбекистане составляет 0,12 долл. США, в Турции — 0,21, ЕС — 0,3, США — 0,14 и Китае — 0,15 долл. США. Стоимость 1 кг мазута в Узбекистане составляет 0,30 долл. США. В Китае, Индии, Турции, Южной Кореи стоимость мазута равна примерно 0,4 долл. США, странах Западной Европы и США — 0,4-0,5 долл. США, Пакистане — 0,35 долл. США.
Если в Узбекистане цена 1 литра дизельного топлива составляет 0,65 долл. США, то в Пакистане, Бангладеш, Китае, Индии и США данный показатель имеет стоимость в пределах 0,6-0,9 долл. США. Стоимость дизельного топлива является более высокой в таких странах, как Италия (1,63 долл. США), Франция (1,46 долл. США), Германия (1,39 долл. США), Турция (1,31 долл. США). 
Стоимость электроэнергии в странах, имеющих развитый текстильный сектор, колеблется от 0,04 до 0,09 долл. США, тогда как в Узбекистане она составляет 0,05 долл. США за 1 кВт. ч. По дороговизне тарифов за электроэнергию лидируют Япония и Германия (более 0,3 долл. США). 
Стоимость воды
В Узбекистане стоимость воды для промышленных нужд составляет 0,14 долл. США за 1 куб. м, в Китае — 0,15 долл. США, Индии — 0,16 долл. США, Пакистане — 0,26 долл. США. Более высокая стоимость воды установлена в таких странах, как США — 0,51 долл. США, Южная Корея — 0,60 долл. США, Турция — 1,50 долл. США, страны Западной Европы — 1,5-2,00 долл. США.
Доступность сырья 
Узбекистан производит достаточное количество хлопкового волокна, что резко снижает транспортные издержки на его доставку до предприятий. Кроме того, в республике производится шелковое сырье, а также имеются ресурсы для производства шерстяных тканей.

 

Ваши комментарии

КОММЕНТАРИИ (0)

Рынки

  • Вернуть утраченный каракуль

    Вернуть утраченный каракуль

Подписывайтесь на нас

Контакты

    Телефон: +(998 71) - 150-02-02
    Факс: +(998 71) 150-32 20
    e-mail: info@cer.uz 
    Наш адрес: Узбекистан, г.Ташкент, Чиланзарский район, ул. Новза 6