|   | 

Диалектический симбиоз моделей

Диалектический симбиоз моделей

Диалектический симбиоз моделей

Совещание, состоявшееся 27 февраля текущего года под председательством Президента Республики Узбекистан Шавката Мирзиёева, было посвящено вопросам увеличения доли экспорта и сокращения доли импорта во внешнеторговом обороте.  На совещании были критически проанализированы факторы, препятствующие наращиванию производства и экспорта конкурентоспособной продукции, а также недостатки в реализации программ локализации. Вопросы, поднятые на совещании, заставляют серьезно задуматься над тем, насколько мы эффективно распоряжаемся имеющимися ресурсами и возможностями, насколько рационально балансируем объемы экспорта и импорта, исходя из целей устойчивого развития экономики, обеспечения ее конкурентоспособности и привлечения необходимых валютных средств для реализации модернизационной стратегии страны.

Зарубежный ответ сомнениям

После совещания в некоторых СМИ и социальных сетях многие эксперты всерьез начали выражать опасения: «не означают ли слова главы государства о необходимости импортозамещения и ограничения импорта возврат к прежней модели развития?». В этом контексте некоторыми авторами локализация производства импортных товаров рассматривается как главный инструмент политики импортозамещения, что, по их мнению, является непреодолимым барьером для политики экспорторасширения. Подобная категоричная трактовка явно не соответствует проводимой политике и тому, о чем шла речь и что имелось в виду на совещании. Чтобы разобраться в этом, давайте рассмотрим опыт Сингапура и Южной Кореи по созданию конкурентоспособной национальной промышленности.

Инструменты импортозамещения в достижении экспорторасширения

В Сингапуре на начальном этапе проведения промышленной политики весьма эффективно сочетались как элементы протекционизма (увеличение количества импортных квот), так и достаточно либеральный режим по отношению к прямым иностранным инвестициям. Причем протекционизм сопровождался режимом полной валютной конвертации.  Далее даже в период экспортной ориентации (1966-1977 гг.) действовали элементы политики импортозамещения. Были установлены квоты по 72 товарным позициям, а количество импортных пошлин достигло 389.

В Южной Корее также был период, когда подъем местной промышленности сопровождался мерами импортозамещения. В процессе становления обрабатывающей промышленности ведущая роль отводилась производству муки, сахара и обработки хлопка. Для ускоренного развития ключевых и сопряженных отраслей применялись также протекционистские меры и сохранялись даже в период экспортоориентированной модели развития экономики. В то время страна созрела для реализации сравнительных преимуществ путем развития текстильной, обувной, деревообрабатывающей и пищевой промышленности.

В целом, промышленная политика в странах Восточной Азии в период с 50-х до 90-х годов свидетельствует о том, что переход от модели импортозамещения к  модели экспорторасширения не происходит мгновенно и невозможно провести четкую разделительную линию между ними.  Именно на подобном переходном этапе  — этапе развития отраслей по глубокой переработке местного сырья, становления конкурентоспособного промышленного производства — находится наша экономика.  И на этой стадии без элементов протекционизма, импортозамещения и локализации производства импортной продукции переход к модели экспортной ориентации на базе промышленной продукции с более высокой долей добавленной стоимости, как это было в успешных странах Восточной Азии, практически невозможен.  Без создания конкурентных сравнительных преимуществ в производстве готовой промышленной продукции развивающаяся страна рискует стать сырьевым придатком развитых стран в условиях свободной торговли и заразиться «голландской болезнью».

Локализация как инструмент экспортоориентированности

Если говорить о локализации, то утверждение о том, что «программы локализации — это и есть программы импортозамещения», не всегда соответствует реальности. Для доказательства этого обратимся к теории конкурентных преимуществ профессора Гарвардского университета М. Портера. Данная теория была разработана в 1990 г., и Южная Корея одной  из  первых использовала его  идеи при создании промышленных кластеров.

Подобная категоричная трактовка явно не соответствует проводимой

политике и тому, о чем шла речь и что имелось в виду на совещании

С точки зрения Портера, национальная конкурентоспособность определяется способностью промышленности постоянно развиваться и производить инновации. В основе его теории лежат четыре наиболее существенных фактора:

1) факторные условия (труд, природные ресурсы, инфраструктура, ресурс знаний, капитал);

2) условие внутреннего и внешнего спроса;

3) развитость родственных (технологически взаимодополняющих) и поддерживающих отраслей (поставщики комплектующих изделий, полуфабрикатов и  т.д.);

4) конкуренция на внутреннем рынке (внутренняя конкуренция обеспечивает фирме будущее конкурентное преимущество на внешнем рынке).

Из вышеперечисленных последние два фактора требуют более подробного внимания с позиции заданной темы. Рассмотрим их отдельно. 

Итак, фактор 3.  При формировании кластеров в Южной Корее фактор развития технологически взаимодополняющих, родственных производств в большинстве случаев обеспечивался именно путем локализации производства импортных комплектующих изделий и полуфабрикатов.  Локализация применяется также и как инструмент модернизации промышленного производства. Ярким примером может служит опыт Китая по созданию и развитию свободных экономических зон (СЭЗ), где инвесторам ставятся жесткие условия и минимальные пределы локализации по освоению производства новой продукции.

Причем локализация,  как инструмент промышленной политики, используется не только в развивающихся странах, и не только в контексте импортозамещения. В период кризиса 2008-2009 гг. в мире было реализовано более 100 крупных проектов локализации. Из них 14 — в США и 5 — в Канаде. В США в кризисные периоды мотивом применения мер локализации послужила необходимость снижения безработицы. Так, для реализации мер «Покупай американское» и  «American Recovery and Reinvestment Act» Конгресс США в 2009 г. предусматривал средства в размере 787 млрд. долл. для государственных закупок в качестве механизма стимулирования локализации. Другими драйверами локализации являются потребность в развитии новых отраслей, заинтересованность в формировании высокотехнологичных производств, информационных технологий,  возобновляемых источников энергии и т.д.

Таким образом, локализация — это не только способ импортозамещения, а эффективный механизм, обеспечивающий создание рабочих мест в собственной экономике, привлечение иностранных инвестиций и технологий в процесс вовлечения в глобальные цепочки добавленной стоимости. И критическая оценка, данная президентом страны по недостаткам и упущениям в формировании и реализации программ локализации, базируется именно на необходимости создания надежной основы для экспорта конкурентоспособной продукции с высокой долей добавленной стоимости. 

Переход от модели импортозамещения к  модели экспорторасширения не

происходит мгновенно и невозможно провести четкую разделительную линию между ними

Что касается фактора 4 — конкуренции на внутреннем рынке, то она в большей степени связана со структурными проблемами в промышленности. Конкуренция на внутреннем рынке автоматически не обеспечивает внешней конкурентоспособности. Для того, чтобы внутренняя конкуренция обеспечивала конкурентные преимущества и на внешнем рынке, вполне приемлемым является целый ряд инструментов политики, которые используются во многих странах с переходной экономикой, в том числе и в Узбекистане. Одним из инструментов, на который делается акцент в реализуемой стратегии, утвержденной президентом, является импорт современных технологий для поддержания конкурентоспособности отечественных производителей.  Без современных технологий не выпустить конкурентоспособную продукцию. Другим инструментом является привлечение прямых иностранных инвестиций для встраивания в глобальные цепочки добавленной стоимости (или же технологические цепочки).  На это и направлена проводимая в последние полтора года политика по внедрению новых технологий, в том числе проведение научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ, развитие системы образования и создание новых промышленных комплексов в формате кластеров.

Рамки разумного протекционизма

В Узбекистане акцент делается на расширение экспорта готовых изделий путем более глубокой переработки сырьевых товаров и применяется национальная система тарифных преференций, которая отличается от Генеральной системы преференций, используемой ООН. В интересах отечественных производителей в Узбекистане установлены сравнительно высокие таможенные пошлины на большинство категорий импортируемой готовой продукции (автомобили, мебель, текстильные изделия и т.п.). Это свидетельствует о защитном характере действующего торгового режима, что, впрочем, само по себе не является негативным явлением и характерно для многих стран мира, в том числе и развитых. Так, например, в США для защиты рынков промышленных товаров практикуется установление «пиковых» тарифов.

Конкуренция на внутреннем рынке автоматически не обеспечивает внешней конкурентоспособности

Однако в контексте рассматриваемых вопросов важно обратить внимание на влияние защитных мер на развитие экспортного потенциала страны. На сегодняшний день в Узбекистане практически на все импортные позиции товаров установлены таможенные платежи (таможенная пошлина, НДС и акциз). При этом по позициям, не превышающим 30 процентов, производится отечественная продукция. Это говорит о том, что чрезмерные защитные меры нарушают сбалансированность торгового режима и через ценовые факторы приводят к удорожанию не только товаров внутреннего спроса, но и экспортных товаров.  Поэтому представляется целесообразным тщательно пересмотреть установленные таможенные платежи по всем позициям импортируемых товаров, прежде всего, с точки зрения необходимости повышения конкурентоспособности отечественных экспортеров. По тем экспортным позициям, по которым мы имеем сравнительные преимущества, целесообразно сохранить импортные ограничения на определенный период времени. Однако чрезмерное увлечение ограничительными мерами для стимулирования импортозамещения со временем может привести к переориентации экспортеров с внешнего на внутренний рынок и, таким образом, спровоцировать сокращение экспорта. 

Целесообразно тщательно пересмотреть установленные таможенные платежи по всем позициям

импортируемых товаров с точки зрения необходимости повышения конкурентоспособности отечественных экспортеров

Именно исходя из этих соображений, а также учитывая правила ВТО и других международных организаций, большинство развивающихся стран в течение последних двадцати лет осуществили программы снижения импортных тарифов. В экономической политике развивающихся стран все большее распространение получают нейтральные методы стимулирования экспорта путем улучшения инфраструктуры, развития телекоммуникаций, улучшения государственных, финансовых и транспортных услуг, что существенно снижает внутренние транзакционные расходы на экспортируемые товары (которые, по экспертным оценкам, доходят до 30% стоимости товара). Этот фактор также является важным резервом для повышения конкурентоспособности нашего отечественного экспорта.

В этом контексте, а также учитывая наше стремление в перспективе стать членом ВТО, следовало бы учесть набор инструментов промышленной политики, которые страны-члены ВТО имеют право использовать для защиты национальных производителей и стимулирования экспорта.

В международной практике широко распространены такие финансовые инструменты стимулирования экспорта, как субсидирование производств, предоставление налоговых и финансовых льгот, кредитов с гарантиями государства и т.п. Их использование позволяет поддерживать конкурентоспособность национальных экспортеров на более высоком уровне. По сути, перечисленные меры — это защитные меры, относимые по классификации ГАТТ (Генеральное соглашение по тарифам и торговле) к средствам нетарифного протекционизма.  Однако они применяются практически повсеместно.

Вместе с тем, для конкурентоспособности национальной экономики необходимы условия развития внутренней конкуренции отечественных экспортеров, которые бы в большей степени стимулировали соревнование между производителями на внутреннем рынке. Учитывая опыт стран-членов ВТО, следовало бы пересмотреть действующий закон о конкуренции с позиции усиления роли институтов, ответственных за конкуренцию, в том числе и в части проведения необходимых расследований, и в части стимулирования отечественных производителей к более эффективной и производительной деятельности в ракурсе развития национальной экономики. Все цели и критерии в законе должны быть обозначены ясно и четко, инструменты создания конкурентной среды должны быть транспарентными и прямого воздействия.

В заключение следует отметить, что изменения в парадигме развития, заданные Президентом Шавкатом Мирзиёевым, гораздо более многогранны, чем вопросы примитивного ограничения импорта, и направлены на проведение эффективной промышленной политики для успешно развивающейся страны XXI века. 

Учитывая это, разрабатываемые программы локализации должны сопровождаться мерами, направленными   на обеспечение конкурентоспособности отечественного экспорта. При этом внедрение новой системы организации работы, контроля и мониторинга экспорта, а также разрабатываемые «дорожные карты» должны охватывать многосторонние аспекты стимулирования промышленного развития и повышения конкурентоспособности страны. А регулирующие правила, устанавливаемые правительством, — заключаться в том, чтобы переместить акцент политики от импортозамещения к экспорторасширению.

 

Шарофиддин Назаров

 

Ваши комментарии

КОММЕНТАРИИ (0)

Тренды

Подписывайтесь на нас

Контакты

    Телефон: +(998 71) - 150-02-02
    Факс: +(998 71) 150-32 20
    e-mail: info@cer.uz 
    Наш адрес: Узбекистан, г.Ташкент, Чиланзарский район, ул. Новза 6