|   | 

Европейская дилемма может быть разрешена в пользу евразийских рынков

Европейская дилемма может быть разрешена в пользу евразийских рынков

Европейская дилемма  может быть разрешена в пользу евразийских рынков

 Итак, Дональд Трамп ввел с 1 июня 2018 года дополнительные пошлины на импорт стали (25%) и алюминия (10%) из Евросоюза, Канады и Мексики, тем самым, сделав еще один шаг к серьезному пересмотру устоявшейся системы глобальной торговли. В дополнение к этому американский президент продолжает оказывать давление по целому ряду направлений на Пекин и китайские компании, что вызывает сомнения в соблюдении им в полной мере договоренности с Китаем о предотвращении торговой войны. На этом фоне противостояние санкций США с Россией постепенно уходит с первых полос газет, учитывая, что объемы двусторонней торговли изначально были небольшими и едва дотягивают до 24 млрд. долларов. В обозримой перспективе больший интерес, в том числе и для Узбекистана, будут представлять вопрос об ответных мерах Евросоюза и влияние, которое они окажут на мировую торговлю, структуру глобальной экономики и политики.

 Популярная в Америке политика

 Высокопоставленные лица Европейского Союза стараются не называть происходящее «торговой войной», считая, что это может излишне накалить информационную обстановку и эмоциональный фон. Пока Брюссель пытается придерживаться установленных в эпоху глобализации правил и открыл процедуру разбирательства с США по поводу введенных ими пошлин во Всемирной торговой организации. Однако, как полагают эксперты, существует невысокая вероятность того, что Вашингтон при нынешнем руководстве будет прислушиваться к доводам ВТО, так как Дональд Трамп взял курс на установление доминирования промышленных, технологических и экспортных интересов США.

Брюссель пытается придерживаться установленных в эпоху глобализации правил
и открыл процедуру разбирательства с США во Всемирной торговой организации

В недавнем отчете администрации Трампа для Конгресса прямо говорится, что «с тех пор, как США завоевали свою независимость, основным принципом нашей страны было, что граждане США подчиняются только законам и положениям, созданным правительством США, а не постановлениям, сделанным иностранными правительствами или международными организациями». В документе также указывается, что «пришло время для более агрессивного подхода». По этому поводу The Financial Times пишет, что администрация Трампа планирует использовать все возможное влияние, чтобы открыть иностранные рынки для товаров и компаний США. В свою очередь Wall Street Journal подчеркивает, что новый курс Белого дома представляет собой серьезное отступление от позиции администрации Барака Обамы, которая уделяла особое внимание международным экономическим правилам и подчеркивала авторитет ВТО.

В то же время это не означает, что США выйдут из ВТО. Напротив, они по-прежнему будут стараться использовать площадки и процедуры этой организации для оказания давления на своих конкурентов. Среди последних примеров можно отметить критику представителем США при ВТО Дэннисом Ши судей апелляционного органа ВТО, для того чтобы подвигнуть их к давлению на Китай. По его словам, «что-то совершенно несправедливое произошло в этой организации, когда люди, которым поручено выносить судебные решения, так часто игнорируют ее правила. Удивительно наблюдать, как страна (Китай), которая является наиболее процекционистской и меркантилистской в мировой экономике, выставляет себя как лидера свободной торговли и глобальной торговой системы. ВТО надо перестать падать в эту кроличью нору вымышленного мира, или организация потеряет все доверие к себе». 

В этой связи перед ЕС вырисовывается следующий непростой вопрос. Если администрация Трампа действительно будет игнорировать площадку ВТО, в случае не устраивающих ее решений, то какие дополнительные меры может принять ЕС, чтобы вернуть американцев в рамки устоявшихся правил игры?

В первую очередь, это, конечно же, введение ответных заградительных мер против американских товаров, экспортируемых на европейский рынок. Пока речь идет о зеркальном поднятии пошлин на ввозимые апельсиновый сок, арахисовое масло, виски, джинсы и мотоциклы. Также в перспективе могут быть приняты меры по поддержке европейских производителей. Но, как считают многие эксперты, вряд ли европейские ответные меры остановят Дональда Трампа, который теперь готовится ввести меры и против немецкого автомобильного экспорта в США, что грозит многомиллиардными убытками в евро Берлину, немецким производителям автомобилей и огромному числу связанных с ними компаний и финансовых структур. Это в свою очередь порождает еще один вопрос, касающийся решимости Европы идти до конца в споре с США, и нужно отметить, что природа данного вопроса не только экономическая, но и мировоззренческая.

Financial Times пишет, что администрация Трампа планирует использовать все возможное
влияние, чтобы открыть иностранные рынки для товаров и компаний США 

Дело в том, что после окончания «холодной войны» в США и Европе чрезвычайно усилились позиции т.н. «либеральных глобалистов», считавших, что принципы либерализма, свободного рынка, снятие границ и торговых барьеров, снижения роли государств и низведения их до уровня инструментов обслуживания интересов транснациональных корпораций должны распространиться на весь мир. Именно европейские либеральные глобалисты выступали за избрание президентом США Хиллари Клинтон как продолжателя глобалистского курса.

Но приход к власти Дональда Трампа спутал все карты, поскольку он фактически объявил, что прежняя модель, когда США открывали свой потребительский рынок для всех, взамен получая растущий внешний долг и вывод производств в развивающиеся страны, теперь неактуальна и доступ на американский рынок отныне будет постепенно дорожать, даже для союзников. По мысли Трампа, теперь все ресурсы мира, рынки, инвестиции и технологии и мозги должны будут работать на интересы США, поднимать их производства, инновационный сектор, экспорт промышленной, сельскохозяйственной и сырьевой продукции, повышать доходы американских граждан. Это и есть материальное воплощение его идеологемы «America First», и нужно сказать, что данная модель уже приносит свои плоды в виде экономического роста и роста популярности Дональда Трампа среди простых американцев. Согласно опросу, проведенному агентством Gallup, 38% американцев удовлетворены состоянием дел в США, что стало рекордом за последние двенадцать лет. Основная причина – позитивные экономические новости и сокращение уровня безработицы.

Подобный подход президента Трампа, естественно, ставит глобалистские элиты в Европе в тупик. Их попытки через Эммануэля  Макрона и Ангелу Меркель уговорить Трампа отказаться от его планов по пересмотру структуры глобальной экономики и торговли не имели успеха, и теперь им придется делать очень сложный выбор между несколькими вариантами дальнейших действий, многие из которых завязаны на России как на формирующийся глобальный силовой полюс.

 Европа перед выбором

Первый вариант действий со стороны ЕС может заключаться в том, чтобы ограничиться лишь формальными контрмерами, дожидаясь окончания президентского срока Дональда Трампа. Однако окончание первого президентского срока американского президента наступит только в конце 2020 года, т.е. через почти 2,5 года. И, учитывая с какой скоростью и решительностью Трамп меняет устоявшиеся правила игры, вполне ожидаемо, что давление на Европу будет идти по возрастающей. Кроме того, высока вероятность его избрания на второй срок, что вообще может стать катастрофой для экономических интересов ЕС. Одновременно нынешние европейские элиты подвергаются растущему давлению со стороны внутренних контрглобалистских групп и евроскептиков, требующих более решительных действий по защите европейского суверенитета, что уже начинает импонировать все большему числу избирателей в Европе.

Данная модель уже приносит свои плоды в виде экономического роста и роста популярности
Дональда Трампа среди простых американцев. 38% американцев удовлетворены состоянием
дел в США, что стало рекордом за последние двенадцать лет

Учитывая подобные перспективы, нынешним элитам или придется уйти, или выбрать второй вариант действий, который представляет собой курс на жесткую и ускоренную консолидацию всех членов ЕС при одновременном развороте в сторону России. Но при выборе подобного варианта им придется столкнуться с несколькими проблемами и, прежде всего, со сложностями в консолидации всех стран-членов ЕС на почве начала жесткой конкурентной борьбы с США. Данная проблема хорошо просматривается на примере газовой политики ЕС, где часть стран Союза, как Польша, страны Прибалтики и Болгария, играли или играют на стороне США в стратегии блокирования российских газопроводных проектов через Балтийское и Черное моря в пользу сохранения транзита через Украину и импорта американского СПГ, а другая часть в лице лидера ЕС Германии, наоборот, гнет свою линию в отношении газопровода «Северный поток-2» из России. 

Проблемы будет содержать в себе и разворот в сторону России, чего уже требуют некоторые из влиятельных европейских политиков. Так, сопредседатель фракции Левой партии в Бундестаге Сара Вагенкнехт заявила, что Россию необходимо вернуть в состав G8 для создания противовеса влиянию США в клубе ведущих мировых держав. Однако Москва, которая пристально отслеживает ситуацию и понимает, в какое сложное положение попали нынешние европейские элиты, будет, скорее всего, требовать в обмен на поддержку ряда уступок экономического и военно-политического характера.

Прежде всего, это снятие всех европейских финансово-экономических санкций, наложенных на Россию с 2014 года, что ЕС будет сделать очень сложно, так как по многим направлениям европейцам придется столкнуться с некоторыми экстерриториальными санкциями США, которые предусматривают наказание любой компании из третьей страны за сотрудничество с находящимися в американском санкционном списке компаниями из РФ. Если же ЕС решится отменить санкции, то это будет означать для европейской глобалистской элиты фактический разрыв с США и начало очень жесткой финансово-экономической войны, в которой ЕС будет в изначально более слабой позиции, учитывая вышеупомянутые проблемы с недостаточно высоким уровнем внутренней консолидации. Эта слабость может в свою очередь привести к дальнейшей разбалансировке Европейского Союза, из которого уже вышла Великобритания.  

В то же время не пойти навстречу Москве в отмене санкций европейским либеральным глобалистам будет также все сложнее, поскольку давление со стороны политических конкурентов и европейского бизнеса постепенно выходит на критический уровень. В Италии уже пришла к власти коалиция из левых и правоцентристских сил, которая выступает за сближение с Россией и настроена крайне скептически в отношении характера выстраиваемых между Римом и Брюсселем финансово-экономических отношений, учитывая, что Италия является одним из ведущих доноров ЕС. В свою очередь в Австрии, которая традиционно занимает особую позицию в отношении Москвы, также все громче раздаются голоса в отношении отмены санкций. По словам вице-канцлера Хайнц-Кристиан Штрахе, «санкции, прежде всего, навредили австрийской экономике» и «настало время прекратить эти мучительные санкции и нормализовать политические и экономические отношения с Россией».

В области экономики Европа столкнется с проблемой рынка сбыта для той
своей продукции, которая будет вытесняться с рынка США

Среди условий, которые потенциально способна выдвинуть Москва, может быть создание с ЕС новой валютно-финансовой архитектуры мира для ослабления давления со стороны доминирующей в глобальной экономике долларовой системы. На недавно прошедшем экономическом форуме в Санкт-Петербурге с участием французского президента Макрона первый вице-премьер, министр финансов России Антон Силуанов предложил Европе идею создания «нефтеевро» в противовес «нефтедоллару» и пообещал поддержку России в этом вопросе. По его словам, «если европейские партнеры не поддержат экономическую политику США в отношении России, то, безусловно, мы видим выход в том, чтобы задействовать европейскую расчетную единицу, европейские инфраструктурные организации для проведения финансовых расчетов, для расчетов за товары, услуги, которые сегодня зачастую попадают под различного рода ограничения».

Еще одним условием со стороны России может стать прекращение расширения присутствия НАТО и американских систем ПРО в Восточной Европе, которое российское руководство рассматривает как прямую угрозу для безопасности своей страны, а также более активное участие ведущих стран ЕС в урегулировании ситуации на Украине. О том, что в кулуарах разговоры между Москвой и европейскими столицами по этим вопросам ведутся, говорит следующее заявление Эммануэля Макрона: «Думаю, что ошибка, совершавшаяся последние 20 лет, я скажу об этом открыто, состояла в том, что через НАТО мы не полностью выполнили обязательства, которые были приняты в определенный момент. Это вызвало законные опасения России. Мы не выстроили пространство доверия, которого Россия имела право ожидать, и это также подпитало опасения».   

Вполне очевидно, что условия, которые потенциально выдвинет Москва, не имеют простого решения, и если нынешние европейские элиты или те конкурирующие группы, которые могут прийти на их место, действительно пойдут на обострение с США и сближение с РФ, то тогда перед ними возникнут два фундаментальных и взаимосвязанных вызова в области экономики и безопасности.

перед ЕС встанет вопрос о создании нового рынка на территории Евразии с участием России,
стран постсоветского пространства и Китая с его инициативой «Один пояс – один путь»

В области экономики Европа столкнется с проблемой рынка сбыта для той своей продукции, которая будет вытесняться с рынка США, и в этой связи европейским компаниям придется или сокращать производство и рабочие места, или искать другие рынки сбыта, при том, что рынков, аналогичных американскому, в мире нет. Поэтому перед ЕС при подобном развитии событий рано или поздно встанет вопрос о создании нового рынка на территории Евразии с участием России, стран постсоветского пространства и Китая с его инициативой «Один пояс – один путь», охватывающей большое число стран Азии. На территории Евразии, как известно, проживает несколько миллиардов человек, и даже небольшое повышение уровня жизни значительной массы населения может создать гигантский рынок сбыта для многих видов европейских товаров и услуг. Курс на развитие евразийского рынка, соответственно, поставит перед ЕС и вопрос создания новой системы континентальной безопасности, которая учитывала бы новые политико-экономические реалии.

 Заключение

 Для Узбекистана подобное развитие событий в треугольнике ЕС–США–Россия несет как вызовы, так и большие возможности. Вызовы, в первую очередь, породит угроза общей разбалансировки мировых рынков и устоявшихся торговых связей, что может повлечь за собой общий кризис в мировой экономике и даже переформатирование пространств и многосторонних политических и военных структур. Как известно, экономика всегда тесно связана с политикой, и, как говорил классик, «политика есть концентрированное выражение экономики». Однако если Европа и крупный европейский бизнес решатся на участие в проекте, который можно условно назвать по аналогии с проектом Владимира Путина «Большим Евразийским партнерством», то перед Узбекистаном откроется шанс привлечь к себе масштабные европейские инвестиции, конечно, при условии, что происходящие внутренние изменения в стране создадут такой климат, который крупные компании из ЕС сочтут благоприятным для долговременного и безопасного инвестирования.

 

Рустам Махмудов

Экономическое обозрение №-6, 2018

Ваши комментарии

КОММЕНТАРИИ (0)

Тренды

Подписывайтесь на нас

Контакты

    Телефон: +(998 71) - 150-02-02
    Факс: +(998 71) 150-32 20
    e-mail: info@cer.uz 
    Наш адрес: Узбекистан, г.Ташкент, Чиланзарский район, ул. Новза 6