A+ A A-

Центральная Азия. Между кризисом либерализма и неизвестностью

  • Автор  Рустам Махмудов
Оцените материал
(5 голосов)
Простое следование принципам либеральной парадигмы уже не дает иммунитета новым демократиям развивающегося мира. По мере дальнейшего усиления кризисных явлений в западных экономиках, расширения использования санкционных механизмов и применения «двойной морали», ведущей к появлению искусственных зон нестабильности, страны ЦА будут все больше пытаться искать новый понятийный инструментарий для ориентации в глобальном пространстве.

 

Глобальный кризис либеральной идеологической модели, центром которой выступают США, фактически уже не вызывает сомнения. Он виден как в кризисе постулата, что либерализм и экономический успех являются строго детерминированной связкой (неочевидность этого детерминизма показывает Китай и другие развивающиеся страны), так и в отказе от некоторых ключевых социальных, антропологических и экономических идеологем со стороны ряда традиционных центров либерализма в целях удержания глобального лидерства любой ценой.
Кризис либеральной модели как основы глобализации порождает весьма высокий уровень неопределенности для Центральной Азии. Учитывая, что с момента обретения независимости страны региона имели дело только с доминированием либерального мира. Фактически становление стран региона как международных политических и экономических субъектов, налаживание ими системы взаимоотношений с Западом, интеграция в мировые хозяйственные, финансовые и научно-образовательные связи происходили в значительной мере на базе эксплуатации западного концептуального и понятийного аппарата при учете реалий однополярного мира. Теперь же вся эта конструкция поставлена как минимум под сомнение, поскольку меняются прежние правила игры. Прежде всего, со стороны США.

Страны, стремящиеся копировать прежние правила либеральной демократии, становятся весьма уязвимыми перед внешним деструктивным влиянием.


В первую очередь, под сомнение поставлена система взаимоотношений с Западом. В 90-е годы XX века и первое десятилетие XXI века взаимоотношения большинства постсоветских стран с Западом строились в рамках двухкомпонентной системы — «старые демократии/новые демократии». И хотя новые демократии частенько поучались и даже порицались за отход от некоторых принципов либеральной экономики, правила двухкомпонентной системы более или менее соблюдались обоими ее участниками. Теперь, похоже, эта система уступает место системе «избирательной оценки», при которой простое следование принципам либеральной парадигмы уже не дает иммунитета новым демократиям всего развивающегося мира. Многие западные интеллектуалы уже стали говорить о наступлении эпохи «двойной морали», в которой уже нет места прежним гарантиям и превалирует селективный подход, исходя из тех или иных интересов.
Под сомнение поставлены также мировоззрение и научно-образовательная подготовка значительной части интеллектуалов и управляющей элиты Центральной Азии. В течение почти трех десятилетий социальные, политические, экономические и ценностные аспекты либеральной парадигмы преподавались и преподносились как эталонные. Ими необходимо было руководствоваться в практической деятельности, поскольку налицо был успех ведущих стран Запада.


Вместе с тем, после скандала с Эдвардом Сноуденом, связанного с прослушкой АНБ граждан США и мировых лидеров, включая союзников из ЕС, уже невозможно серьезно обсуждать безукоризненное следование таким ключевым ценностям этой идеологической системы, как невмешательство во внутреннюю жизнь граждан, соблюдение их прав и свобод.
Возникли также проблемы в области преподавания экономической науки. Глобальный финансово-экономический кризис 2008-2009 годов, сопровождавшийся неверными оценками ведущих рейтинговых агентств, махинациями на рынках ипотечного кредитования и с Лондонской межбанковской ставкой предложения LIBOR, раздуванием финансовых пузырей и т.д., поставил под сомнение эталонность, эффективность и честность западных экономических моделей и институтов. На все это наслоился очевидный негативный эффект для мировой цивилизации от продвижения ценностей «общества потребления», ведущего к непрекращающемуся росту внешнего и внутреннего долга, исчерпанию природных ресурсов, ухудшению экологии и деградации самого понятия «человек».


По мере дальнейшего усиления кризисных явлений в западных экономиках, расширения использования санкционных механизмов, способствующих сворачиванию глобализации и регионализации валютных и экономических процессов, применения «двойной морали», ведущей к появлению искусственных зон нестабильности, страны ЦА будут все больше пытаться искать новый понятийный инструментарий для ориентации в глобальном пространстве.


К сожалению, в самом регионе вероятность выработки подобного инструментария затруднена в силу очевидной геополитической и экономической гетерогенности стран ЦА. Среди возможных кандидатов на роль генератора идеологических концептов теоретически могут претендовать Россия, Китай и Европа. США можно исключить из этого списка, поскольку та логика, которой сегодня следует американская элита — удержание своей глобальной гегемонии любой ценой — будет заставлять ее придерживаться концепции исключительного лидерства с курсом на разрушение самих либеральных основ в своей внешней и внутренней политике и экономике.

 

Многие западные интеллектуалы уже говорят о наступлении эпохи «двойной морали», в которой нет места прежним гарантиям и превалирует селективный подход, исходя их тех или иных интересов

Ростки новых идеологий

 

Многие западные аналитики считают, что Россия Путина может предложить миру новые идеологические построения. Тем более, что США, давя на Москву и выталкивая ее из поля глобализации и либеральных ценностей, сами провоцируют развитие в ней собственных идеологических концептов. Хотя этот процесс уже идет в течение всего срока пребывания В. Путина у власти. Пока же в России сложилась промежуточная идеологическая модель. Ее основными чертами, по мнению известного американского интеллектуала Фарида Закарии, являются национализм, религия, социальный консерватизм, государственный капитализм и доминирование государства над средствами массовой информации. Кстати, вступающие в противоречие с такими западными ценностями, как личные права, толерантность, космополитизм и интернационализм.

США, давя на Москву и выталкивая ее из поля глобализации и либеральных ценностей, сами провоцируют развитие в ней собственных идеологических концептов


Промежуточность «модели Путина» в том, что она не до конца рвет с либеральной парадигмой и не предлагает никаких прорывных идей в сфере экономической теории. Российская экономика продолжает существовать в рамках глобализации и глобального разделения труда, инициированного Западом, где ей отведена роль сырьевого придатка. В стране по-прежнему сильны позиции либералов и связанного с Западом олигархата. И обе эти группы не видят своего существования в иной модели мира.


Но даже эта промежуточная модель уже начинает оказывать влияние на идеологическую картину на евразийском геополитическом поле. По мнению западных экспертов, «модель Путина» берется как пример для подражания президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом и премьер-министром Венгрии Виктором Орбаном. К ней испытывают определенные симпатии такие влиятельные политики, как Марин Ле Пен (Франция), Герт Вилдерс (Нидерланды), Найджел Фараж (Великобритания). Тот же Закария считает, что успех «модели Путина» будет напрямую зависеть от успеха политики Путина и России. И осевым фактором, по его мнению, здесь является исход противостояния на Украине.

К чему же обращается промежуточная «модель Путина» и почему она может быть близка для стран развивающегося мира? Скорее всего, причину нужно искать в двух ключевых аспектах.

Во-первых, «модель Путина» обращается к этносу, что может быть весьма эффективным, поскольку все ведущие европейские и азиатские народы обладают длительной и богатой историей, о которой им в рамках либеральной модели предлагают забыть, переведя все в плоскость фольклора, развлечения туристов, мультикультурализма, космополитизма и растворения этноса в «электорате».

«Модель Путина» уже начинает оказывать влияние на идеологическую картину на евразийском геополитическом поле


Во-вторых, «модель Путина» обращается к традиционным ценностям, поскольку после краха марксизма традиционализм в ценностном плане остается единственным реальным конкурентом либерализма. В данном случае складывается интересная картина. С одной стороны, делается попытка вернуть традиционные ценности, а с другой — наблюдается все более скатывающееся в постмодерн пространство либерального мира. С его постмодернистской иронией, релятивизмом, отказом от высших смыслов.


Что же Китай? Кроме финансовых кредитов и экономических интеграционных проектов, он вряд ли сможет предложить сегодня внятную идеологическую альтернативу либерализму. Идеологическая политика Пекина традиционно несет в себе серьезный отпечаток исторически сложившейся китаецентричной картины мира. Недавняя попытка КНР запустить в международное пространство идею «гармонии» с точки зрения идеологического противостояния представляется неудачной и не имеющей какого-либо серьезного будущего.

Кроме финансовых кредитов и экономических интеграционных проектов, Китай вряд ли сможет предложить сегодня внятную идеологическую альтернативу либерализму


Тем не менее, для становления альтернативной глобальной реальности финансово-экономический вес Пекина будет критически важен. На этом фоне весьма неслучайным выглядит сближение между РФ и КНР, которое теоретически может усилить обе страны и устранить слабые места в их идеологических системах с прицелом на глобальное измерение. В первую очередь на развивающийся мир и Европу.


По мере укрепления связка Россия—Китай может начать борьбу за Европу и ее идеологические ориентиры. Тем более, что в самой Европе кризис либерализма будет, наверное, весьма острым в ближайшем будущем на фоне усугубления экономических проблем и продолжения нынешнего геополитического курса. Во многих европейских странах существует серьезное недовольство негативными процессами, вызванными кризисными явлениями в экономике, засильем мигрантов и скатыванием к полному игнорированию и разрушению традиционных ценностей.


Только в одной Франции акции протеста против однополых браков и разрешения им усыновлять детей собрали до 500 тыс. человек. Но мнение этих людей было проигнорировано. Протестное самоубийство 78-летнего писателя-эссеиста Доминика Веннера у алтаря в соборе Парижской Богоматери было воспринято как незначительный курьез. На этом фоне многие в Западной Европе начинают рассматривать развивающиеся страны как последний оплот «традиционализма и его ценностей».


Кроме того, в связи с санкциями против России наметился раскол между политической элитой и бизнесом, а некоторые страны ЕС, такие как Венгрия, Чехия, Словакия, Австрия, Кипр, вообще стали отходить по некоторым вопросам от генеральной линии Брюсселя.

 

Между двумя неизвестными

 

Сегодня Центральная Азия находится между двумя неизвестными — неопределенным будущим либеральной идеологии и формирующихся альтернативных идеологий в ведущих центрах развивающегося мира. В случае появления геополитической связки между Россией и Китаем в отместку США, ее идеологического и интеллектуального оформления, странам Центральной Азии, зажатым между КНР и РФ, нестабильным Афганистаном, шиитским Ираном и Каспийским морем, придется волей-неволей учитывать эту ситуацию и вносить коррективы в концептуальные положения своей внешней и внутренней политики, идеологический и образовательный инструментарий.

При дальнейшем развитии нынешних глобальных трендов страны ЦА, как и Россия, Китай, Турция, могут сформировать глобальный пояс «гибридных систем», совмещающих черты демократии с сильным влиянием традиционных ценностей


С точки зрения исторической культуры власти и государственности у стран Центральной Азии все же больше общих черт с политической культурой России, Китая и других развивающихся стран-обладательниц древней истории. Такие положения, как, например, первичность традиционных ценностей, социальный консерватизм, коллективизм, роль земли и связанного с ней патриотизма, всегда были неотъемлемой частью культуры региона Центральной Азии. И если в мировой политике традиционные и социально-консервативные ценности вдруг станут одним из преобладающих трендов, страны региона не испытают особого дискомфорта.


Вместе с тем, такие привнесенные идеологией либерализма понятия, как «демократия», «разделение властей», «права человека» вряд ли канут в Лету в обозримой перспективе. Конечно, это не касается регионов с разрушенной политической культурой. Например, на некоторых территориях Ближнего Востока и Северной Африки.


При дальнейшем развитии нынешних глобальных трендов страны ЦА, как и Россия, Китай, Турция и другие, могут сформировать глобальный пояс так называемых «гибридных систем», совмещающих черты демократии (с различной степенью приближенности к оригинальным формам или их имитации) с сильным влиянием традиционных ценностей и харизматическими национальными лидерами. Это будет в значительной степени отвечать и их исторически сложившейся политической культуре, и требованиям времени.

Многие в западной Европе начинают рассматривать развивающиеся страны как последний оплот «традиционализма и его ценностей»


В условиях, когда глобальный центр либерализма меняет собственные правила игры, страны, стремящиеся копировать прежние правила либеральной демократии и экономики внутри собственного политико-экономического и культурно-социального пространства на правах «младшего партнера/новой демократии», становятся весьма уязвимыми перед внешним деструктивным влиянием. Наглядным примером может служить Украина.


В этой связи задача обеспечения национальной безопасности при параллельном стимулировании экономического роста в новых условиях может стать ключевым трендом в развивающемся мире. Это, в свою очередь, будет означать начало возвращения в мировую политику диверсифицированного идеологического измерения, способного стать в обозримой перспективе одним из базовых элементов современной истории.

 

Рустам Махмудов

 

 

Публикации по теме:

Задайте вопрос эксперту

Воспользуйтесь возможностью задать вопрос экспертам, выбрав в списке ниже интересующую вас тему. Ответы на наиболее интересные вопросы появятся на страницах журнала "Экономическое обозрение".
Неверный ввод
Неверный ввод

Подписка

Уважаемые читатели!

Не забудьте оформить подписку на наш журнал на 2017 год.

Подписаться на журнал можно с любого очередного месяца во всех почтовых отделениях Узбекистана.

Оформить подписку можно также через редакцию, оплатив счет.

Наши подписные индексы:
- для индивидуальных подписчиков - 957;
- для предприятий и организаций - 958.

Журнал выходит 12 раз в год.

Цитатник "ЭО"

"Для стартапов, которые еще не знают, как сложится их бизнес, "облачные" технологии в самый раз".
ЭО, №3, 2013 г.
Review.uz 2014 - 2017. Все права защищены.
Перепечатка материалов допускается только при наличии активной ссылки на портал.