A+ A A-

Реинкарнация Энергетической хартии

  • Автор  Виктор Абатуров
Оцените материал
(1 Голосовать)
О подробностях этого процесса рассказывает главный координатор Секретариата Энергетической хартии Марат Тертеров.

— Сейчас ведется активная работа по обновлению и расширению состава участников Энергетической хартии (ЭХ), принятой почти четверть века назад. Чем это было обусловлено и почему именно сейчас?


— В 1991 году была принята Декларация европейской Энергетической хартии. Это политическая декларация. На ее базе продолжались переговоры, и в декабре 1994 года появился имеющий юридическую силу Договор к Энергетической хартии (ДЭХ). Когда почти 25 лет назад господин Люберс, премьер-министр Голландии, инициировал этот процесс, предполагалось, что это будет диалог Восток—Запад. Запад будет помогать с капиталами, инвестициями, технологиями, а Восток будет поставлять ресурсы на Запад. Но с тех пор произошли значительные изменения в глобальной архитектуре энергетических рынков. Существенно повысилась роль развивающихся стран, таких как Китай и Индия в качестве ведущих потребителей энергии. Увеличился инвестиционный и технологический потенциал развивающихся стран. В 2009 году страны-члены ЭХ на своей конференции пришли к выводу, что Хартия нуждается в обновлении, что необходимо запустить процесс модернизации и укрепления хартийного процесса.

 

— Это случайно не было связано с «газовыми войнами» между Россией и Украиной?


— Да, связано. В январе 2009 года был глубокий кризис в области поставок газа. Это чувствовалось не только в России и на Украине, но и во всей Европе. Тогда Хартия подверглась серьезной критике, особенно со стороны российских властей, так как была призвана обеспечивать также и безопасность транзита поставок энергоносителей, в том числе и российского газа через Украину. Дело дошло до того, что Россия планировала выйти из ЭХ и создать собственную концепцию обеспечения глобальной энергетической безопасности. В Лиссабон было направлено заявление Российской Федерации о выходе из Договора, что создало серьезный кризис в хартийном процессе. Появился прецедент, и другие постсоветские страны могли последовать примеру России. Однако Россия продолжала участвовать в работе, несмотря на объявленный выход. Но учитывая, что часть стран все-таки была намерена выйти из Хартии, было решено, что Хартию нужно модернизировать и при этом расширить географию состава участников. Главным инициатором процесса модернизации выступил Урбан Руснак, действующий Генеральный секретарь Секретариата Энергетической Хартии, который занял этот пост 1 января 2012 года.

 

— То есть перейти от преимущественно регионального соглашения стран, заинтересованных в реализации энергетического потенциала постсоветских государств, к глобальному соглашению? И насколько это востребовано после приснопамятного газового конфликта и в настоящий момент?


— Подобные идеи появлялись и раньше. В 2000-х годах происходили частые дебаты на форумах участников Хартии. Является ли ЭХ региональным евроазиатским процессом? Или же ее принципы и основные статьи ДЭХ по защите инвестиций, энергоэффективности, транзиту энергоносителей, инструментам торговли в сфере энергетики должны распространяться и на другие государства мира? То есть должны ли они быть релевантны для всего мира, для глобальной энергетики? Так что сторонники глобализировать ЭХ были и раньше. Но возможность выхода России из Хартии не оставила другого выбора, как идти по пути расширения. 2010 год — конференция в Риме. Потом министерский саммит в Варшаве, на котором был создан так называемый министерский мандат для полноценной модернизации и расширения ЭХ.

 

— И как далеко продвинулся процесс расширения?


— С 2010 года начали работать с новыми странами и за это время привлекли к процессу вступления в ДЭХ Индонезию, Пакистан, Иорданию, Марокко, Сербию, Афганистан. Декларацию также подписали Мавритания, Йемен, Палестина.


Есть два механизма стать наблюдателем в ЭХ: первый — подписать декларацию, второй — получить приглашение от собрания министров на хартийной конференции. Китай, Саудовская Аравия, Кувейт, Бахрейн, Катар, Венесуэла, Нигерия, Китай, Южная Корея — наблюдатели по приглашению. США и Канада — наблюдатели по подписи в декларации. Индия наблюдателем не является. Еще подписала декларацию Сирия, но из-за гражданской войны выпала из этого процесса.


Таким образом, с 2010 года происходит процесс расширения. Декларацию 1991 года подписали более 60 стран. Сейчас участвуют в переговорах по обновлению ЭХ почти 100 стран мира.


— Какие изменения могут быть внесены в Энергетическую хартию и когда это произойдет?


— Мир изменился. Такие страны, как Китай, Индия, стали крупными фигурами в архитектуре энергетического рынка. И эти государства говорят нам: «Для того, чтобы мы подписали декларацию, ее нужно «освежить». К примеру, многие дефиниции касаются бывшего СССР. Кроме того, дефинирование понятия энергобезопасности больше склоняется в пользу страны-потребителя, потому что акцент делается на безопасности поставок, и плохо защищаются интересы поставщиков, производителей.


Декларация 2015 года сохранит все основные принципы Договора 1991 года, например, движение к либеральным рынкам энергетики, к более свободной торговле, уважение национального суверенитета, честные и не дискриминирующие отношения к инвесторам. Но в декларации 2015 года будет расширено понятие энергобезопасности, будут ссылки на снижение энергетической бедности, потому что это важный вопрос для таких стран, как Индия, Индонезия.


Активную заинтересованность в процессе обсуждения проявляет Мексика, проводящая энергетическую реформу. Из африканских стран особо активны Нигерия, Мозамбик, Танзания, Мавритания. Египет требует усиления национального суверенитета над энергоресурсами.


Процесс по обновлению Хартии выйдет на финишную прямую в мае 2015 года, когда будет обнародован ее новый текст. Договор изменения не затронут, обновлена будет только декларация.

 

— Помнится, в девяностые годы тема Энергетической хартии в Центральной Азии была популярной. Расскажите, пожалуйста, об взаимоотношениях центральноазиатских стран с хартийным процессом. Когда и как присоединились, насколько активны?


— Все страны ЦА присоединились к ЭХ в период между 1991 и 1994 годами. Они также подписали Договор и ратифицировали соответствующее законодательство. Узбекистан сначала активно принимал участие в хартийном процессе в рабочих группах, их четыре: инвестиции, торговля-транзит, энергоэффективность, стратегия — до 2010 года.


Казахстан — один из самых деятельных участников. В этом году у нас первый год системы ротирующего председательства, когда страна является председателем. И Казахстан стал первым председателем. Это накладывает свои обязательства по политической поддержке процесса обновления и расширения Хартии.


Туркменистан последние два года очень эффективно работает, особенно его интересует сфера транзита. Страна старается использовать статьи Хартии, опыт других стран в отношении того, как создавать правила транзита, чтобы он функционировал более эффективно. И этот вопрос в современном мире приобретает все большую актуальность, поскольку напрямую связан с вопросами энергобезопасности.


В 2007 году была принята новая Декларация о региональном сотрудничестве в Центральной Азии в области электроэнергетики на базе ЭХ. Эту Декларацию подписали центральноазиатские страны плюс Пакистан и Афганистан. Это общий документ, направленный на укрепление регионального сотрудничества в области торговли, инвестиций, электроэнергетики.


— Как через призму Декларации и Договора Вы оцениваете эффективность энергетических отношений, энергетического взаимодействия в Центральной Азии?


— На этот вопрос ответить сложно. Моя личная оценка, что в этом регионе недостаточно использованы инструменты и возможности развивать региональную интеграцию и региональные энергетические рынки.


Например, в Туркменистане есть газ. Его продают в Китай и на границу России, при этом не реализуются возможности по развитию полноценного бизнеса на всем процессе поставки. Не рассматриваются, к примеру, такие варианты, как если бы Туркменистан, Узбекистан, Казахстан, Китай создали единый консорциум, чтобы совместно развивать проект и делить доходы.
Другие подходы существуют в Европе, что можно видеть на том же «Набукко», хотя проект и закрылся. Но там предполагался консорциум, в котором все участники должны были зарабатывать согласно выведенной формуле. Ныне реализуемый проект ТАР — уменьшенный «Набукко». Здесь тоже работает консорциум участвующих стран. В Центральной Азии такого сотрудничества мы пока не видим. Здесь цели участников сотрудничества более локальны — добывать, продавать, создавать совместные предприятия с внешними инвесторами.


Насколько цели Казахстана как производителя нефти и газа, насколько цели Туркменистана как производителя и экспортера газа, насколько цели Узбекистана, который должен и обеспечивать внутренний спрос и заботиться об экспорте, могут работать вместе? Практика показывает, что страны региона не могут прийти к консенсусу по вопросу использования воды для производства электроэнергии. Поэтому для региона существует немало вызовов, преодолеть которые можно, двигаясь к более согласованной политике, как, к примеру, европейские страны.


— Какова практическая ценность присоединения Узбекистана к Хартии? Насколько это помогло решить насущные проблемы?


— Мы помним, в каком положении находилась ваша страна в начале 90-х. Связи в старой экономической системе обрывались, а новые на новых принципах только начинали формироваться. И присоединение к международным договорам, включающим западные страны, укрепляло возможности государства выходить из тяжелой ситуации. И Запад тогда вашим странам много обещал. И Узбекистан подписал Хартию в стремлении облегчить процесс привлечения инвестиций. Помогла ли в этом Хартия? Спорный вопрос. Может быть, скорее нет, чем да.


Так что я не знаю, насколько ДЭХ вам в этом помог. Но были и «плюсы». Так Хартия помогает модернизировать законодательный кодекс, регламенты регулирования энергетической инфраструктуры. Опыт Хартии был учтен при разработке законодательных актов. Были и тренинги национальных кадров, помогая получать им знания и опыт, доступ к технологиям. Но ведь Хартия и не задумывалась как агентство для привлечения инвестиций — это инструмент для создания уверенности в сфере защиты инвестиций.


Ваша страна — ратификант, подписавшая договор, и у вас есть все обязательства по этому юридическому документу. Подписание же обновленной Хартии — это сигнал миру о принятии общих правил, общих принципов экономического сотрудничества в области энергетики. И это важно, потому что вопросы энергетики зачастую не могут быть решены в одностороннем порядке, а только в двух-, трех- и более многостороннем. А без общих принципов тем более нельзя решить проблемы трансграничных газопроводов, так как в этом случае будут появляться многочисленные сбои и проблемы. Так что присоединение дает большие преимущества, особенно на политическом уровне, потому что это межгосударственная декларация.

 

Примечание.
Все-таки у редакции остаются сомнения в том, насколько готовящееся расширение Энергетической хартии полезно для Узбекистана. Ведь прежние обязательства распространяются и в отношении новых участников. А оно нам надо?

 

 

Задайте вопрос эксперту

Воспользуйтесь возможностью задать вопрос экспертам, выбрав в списке ниже интересующую вас тему. Ответы на наиболее интересные вопросы появятся на страницах журнала "Экономическое обозрение".
Неверный ввод
Неверный ввод

Подписка

Уважаемые читатели!

Не забудьте оформить подписку на наш журнал на 2017 год.

Подписаться на журнал можно с любого очередного месяца во всех почтовых отделениях Узбекистана.

Оформить подписку можно также через редакцию, оплатив счет.

Наши подписные индексы:
- для индивидуальных подписчиков - 957;
- для предприятий и организаций - 958.

Журнал выходит 12 раз в год.

Цитатник "ЭО"

"Для стартапов, которые еще не знают, как сложится их бизнес, "облачные" технологии в самый раз".
ЭО, №3, 2013 г.
Review.uz 2014 - 2017. Все права защищены.
Перепечатка материалов допускается только при наличии активной ссылки на портал.