A+ A A-

Конкуренция нам поможет

  • K2_WRITTEN_BY  Экономическое обозрение
K2_RATE_THIS_ITEM
(0 K2_VOTES)
К 2030 году Узбекистан поставил цель войти в группу государств upper middle income — с верхней планкой среднего уровня дохода. Чтобы достичь этого, страна должна совершить экономический прорыв.
От low middle к upper middle

На рубеже 2010-2011 годов Узбекистан перешел из группы стран с уровнем дохода (ВНП) на душу населения ниже 1 046 долларов США (low income countries) в группу стран со средним уровнем дохода (middle income countries). Сейчас страна по доходу (ВНП) на душу населения находится на уровне 1046–4 125 долларов.

Чтобы достичь степени наиболее развитых стран этой категории (upper middle income — 4 126–12 745 долларов), Узбекистан должен совершить экономический прорыв. Это предполагает существенное (минимум в 4 раза) повышение производительности труда.

Для группы upper middle income характерны высокая эффективность использования производственных ресурсов (природные ресурсы, труд, капитал) и высокая адаптивность экономики и экономических агентов к меняющимся вызовам.

Этого можно добиться только в условиях конкуренции, которая стимулирует достижение эффективного масштаба производства (максимальный объем продукции при минимальных ресурсах) на фоне улучшения качества.

Как отметил глава государства Ислам Каримов, «ни для кого не секрет, что высокие издержки производства, высокая материалоемкость и энергоемкость выпускаемой продукции и, прежде всего, технологическая отсталость отраслей реального сектора экономики становятся сегодня серьезным барьером для повышения конкурентоспособности».

Расчеты показывают, в условиях текущей конкурентной среды только на удвоение уровня производительности труда потребуется 14 лет. Следовательно, приоритетной задачей становится усиление конкуренции.

 

Кто с кем играет

Чтобы содействовать усилению конкуренции, следует понять, какова рыночная структура, кто выступает в роли игроков и кто может стать драйвером долгосрочного экономического роста в не сырьевом секторе, который имеет наибольший потенциал в увеличении производительности труда.

МБЧП отличается мелким размером предприятий, что не позволяет задействовать эффект масштаба производства

С одной стороны, на рынке оперируют крупные отраслевые компании (концерны, корпорации, ассоциации, холдинги). Административный формат регулирования их деятельности является неким гарантом стабильности существования этих хозяйствующих субъектов. Этот факт отчасти снижает для данных игроков стимулы по повышению эффективности использования ресурсов и создает барьеры для входа на рынок новых субъектов предпринимательства, что не способствует формированию конкурентной среды.

С другой стороны, на рынке действует сектор малого бизнеса и частного предпринимательства (МБЧП). Его доля в ВВП достигает 56,1%. В этом сегменте работают (2014 г.) 77,2% трудоспособного населения. И именно МБЧП в значительной степени определяет динамику социально-экономических процессов в стране. В то же время МБЧП отличается мелким размером предприятий, что не позволяет задействовать эффект масштаба производства.

Предприятия, потенциально способные стать крупными (без участия государства), не имеют к этому мотива. Они предпочитают дробиться, чтобы оставаться в категории малых предприятий с дальнейшим использованием льгот, предоставленных этим хозяйствующим субъектам см. рис. 1).

 

Не то субъект, не то объект

Нередко крупные игроки — отраслевые компании совмещают в себе функции хозяйственной деятельности и управления. Так, ГК «Узбектуризм» осуществляет функции регулятора туристической деятельности и одновременно работает как коммерческая структура, являясь крупным акционером ряда туристических фирм.

Агентство «Узкоммунхизмат», наряду с функциями регулятора в сфере ЖКХ, осуществляет хозяйственное управление межрегиональными водоводами.

Аналогичное положение в НХК «Узбекнефтегаз», ГАК «Узбекэнерго», ГАЖК «Узбекистон темир йуллари», НАК «Узбекистон хаво йуллари» и других.

И в этой ситуации всегда может возникнуть соблазн задействовать административный ресурс при конкуренции с частными компаниями.

Например, ГАК «Узтелеком» является оптовым поставщиком интернет-услуг для провайдеров на первичном рынке и одновременно управляет почти всей инфраструктурой связи (оптико-волоконные линии, городские и районные АТС и др.). Вместе с тем «Узтелеком» конкурирует с частными провайдерами на розничном рынке, создав подразделение под торговой маркой «Узонлайн», от которого не в последнюю очередь зависят цены на этом рынке.

Необходимо отметить, что индекс монополизации в Узбекистане достаточно низкий. Так, если в 2009 году он составлял 0,42, то сегодня — 0,27. Это означает, что количество предприятий-монополистов составляет всего 0,27% от общего числа хозяйствующих субъектов.

Цены регулируются на 174 вида товаров и услуг, но именно они в значительной степени определяют общий уровень цен. Это связано с тем, что основную долю регулируемых цен занимают естественные монополии, являющиеся системообразующими. Также механизм декларирования цен, основанный на затратном методе (затраты + минимальная прибыль), не способствует снижению издержек.

Переход от затратного метода к новым методам ценообразования (метод экономически обоснованной доходности инвестированного капитала, метод сравнительного анализа и др.) мог бы создать конкурентную мотивацию у субъектов естественных монополий.

 

Маленький, но с большими перспективами

Количественный рост МБЧП необходимо конвертировать в новое качество, способное значительно ускорить динамику структурных реформ. Наибольший эффект при этом может быть достигнут в формате Организация в 6 обрабатывающих отраслях дополнительного числа средних предприятий позволит создать 256,6 тыс. новых рабочих мест внутри самих отраслей и 165 тыс. мест в смежных областях промышленного развития сектора. Для этого надо создать условия для укрупнения предприятий МБЧП в обрабатывающих отраслях, достижения их некоего оптимального размера. При этом в разных отраслях и в зависимости от вида производства он будет разным.

Например, чтобы добиться эффекта масштаба производства, число занятых на предприятиях текстильной отрасли должно составлять около 500 человек. Средняя сумма активов такого предприятия должна достигать порядка 12 млн. долларов, а годовой объем продаж — около 31 млн. долларов.

Аналогичные данные для швейной отрасли составляют около 200 человек, 10 млн. долларов активов и 26 млн. долларов продаж.

Расчеты показывают, что организация в 6 обрабатывающих отраслях дополнительного числа средних предприятий позволила бы создать 256,6 тыс. новых рабочих мест внутри самих отраслей и 165 тыс. мест в смежных отраслях (см. табл. 2).

С учетом такого мультипликативного эффекта общее число дополнительных рабочих мест может составить 461,6 тыс., что превышает занятость в этих отраслях, достигнутую по итогам 2013 года (434,9 тыс. чел.).

Чтобы процесс укрупнения предприятий приобрел характер экономического прорыва, они должны отличаться высокой производительностью труда, которую можно достичь только на основе инноваций (см. рис. 2). Мировая практика показывает, что никакой другой путь не обеспечит существенный рост ВВП за 10–15 лет.

Суть инновационного режима — способность быстро улавливать новые идеи и технологии, быстро адаптировать их в товары и быстро выводить на рынки. И генерировать эту способность должны не отдельные отрасли, а вся экономика.

 

В зоне доступа

Динамичное развитие укрупняющихся предприятий в обрабатывающих отраслях предполагает более высокий уровень международной специализации и кооперации производства. Поскольку мировые рынки таких товаров являются высококонкурентными, любые неоправданные издержки приведут к снижению их востребованности и сбыта. И важно этого не допустить (см. рис. 3).

В решении этой задачи большую роль может сыграть реформа торгового режима, направленная на минимизацию транзакционных издержек экспортно-импортных операций.

Текущему торговому режиму присущи высокие таможенные платежи (импортные пошлины, акцизный налог, НДС) и одновременно большое число льгот по их уплате. Это ведет к завышению цен импортных товаров, которые обеспечивают намного больше прибыли, чем создание любого, даже высоко-рентабельного производства.

Чтобы торговый режим выступал в качестве института развития, было бы целесообразно усовершенствовать тарифные методы регулирования импорта. Как вариант можно рассмотреть отмену импортных таможенных пошлин на сырьевые и промежуточные товары, такие как, например, сырая нефть, необработанный алюминий, отходы и лом черных металлов и другие.

Также можно оптимизировать и минимизировать импортные тарифы на продовольственные товары, не производимые в стране в достаточном количестве, с одновременной отменой льгот по НДС.

Важно произвести унификацию таможенных документов с международными стандартами в целях ускорения процедуры декларирования товаров, перемещаемых через таможенную границу. И работа в этом направлении уже ведется.

Эти и другие меры позволят обеспечить предприятиям доступ к современным технологиям, сырьевым и промежуточным товарам по цене не выше мировых. Также это будет содействовать созданию условий для ускоренной поставки продукции отечественных производителей зарубежным потребителям (см. рис. 4).

 

Налоги стимулируют, льготы тормозят?

Президент Республики Узбекистан Ислам Каримов отметил: «Мы все еще находимся в плену старого стереотипа мышления, до сих пор не изжиты издержки старой порочной планово-распределительной системы. Глубоко укоренилось ошибочное мнение, что выжить в условиях жесткой конкуренции можно за счет налоговых льгот и протекционистских мер.

При этом абсолютно не задумываемся над тем, что все эти меры, в первую очередь, наносят ущерб интересам самих предприятий, сокращая их доходы и доходы бюджета. И самое главное — льготы и преференции не могут быть вечными. В условиях открытой экономики такие предприятия не могут конкурировать с иностранными поставщиками не только на внешнем, но и на внутреннем рынках».

Длительная практика предоставления индивидуальных льгот ведет к тому, что вместо обновления техники, снижения затрат и улучшения качества продукции предприятия соревнуются за право их получить.

В 2013 году объем предоставленных налоговых и таможенных льгот составил более 18% к ВВП. Их упразднение (при сохранении льгот по налоговым и таможенным кодексам и международным договорам) позволило бы снизить налоговую нагрузку на экономику на 7,2%.

Налоговая нагрузка должна стать стимулирующим фактором для развития хозяйствующих субъектов и устанавливаться так, чтобы «запустить» процесс оптимизации величины предприятий в зависимости от численности занятых и размера активов. Например, оптимальный размер предприятия в обувной отрасли составляет 492–495 человек, то есть в обувной отрасли упрощенная схема налогообложения должна применяться к предприятиям с числом занятых до 500 человек, а не 21–50 человек, как определено в действующей классификации, и т.д.

 

Перспективное предложение

Чтобы расширить сферу приложения усилий малого бизнеса и частного предпринимательства, можно было бы выделить из сферы деятельности естественных монополий те виды работ, которые могут осуществлять субъекты МБЧП в формате государственно-частного партнерства (ГЧП). Данный механизм позволил бы более эффективно создать конкурентную среду на таких рынках, как строительство автомобильных дорог, утилизация отходов, коммунальные услуги и т.д.

 

Кадровая политика рулит политикой

Геоэкономический расклад сил будущего мироустройства, как показывает мировой опыт, определяется в сфере образования.

Запад инициирует новые и новые мировые технологические волны. Это возможно благодаря так называемой англосаксонской модели вузов.

Университет на Западе — это в первую очередь научный и только потом образовательный центр. Вузы стран СНГ, в том числе и Узбекистана, наоборот, фокусируются на качестве образовательного процесса, а не на уровне научных исследований и коммерциализации технологий (см. рис. 5). Однако в условиях постиндустриального общества такая модель образования не всегда успевает адекватно реагировать на высокую динамику инноваций. Полученные знания устаревают к моменту выпуска студента из вуза. Преподаватели зачастую не являются учеными и, как правило, находятся за пределами производственных процессов. А это, в свою очередь, не позволяет им эффективно готовить инновационно мыслящие кадры.

Также современные производства, активно внедряющие нововведения, требуют высокопрофессиональных специалистов, что должно способствовать повышению охвата молодежи высшим образованием. Именно по этому пути пошли страны, сделавшие ставку на инновационное развитие.

Чтобы высшее образование выступало в качестве института развития, желательно несколько видоизменить тип вузов, сделав так, чтобы они находились не вне, а внутри производственных процессов.

Добиться этого можно, например, усилив отраслевую специализацию путем их переориентации в корпоративные вузы. В роли учредителей могут выступать как государство, так и частный бизнес.

Смещение акцентов в системе высшего образования в сторону НИОКР будет способствовать повышению инновационного мышления обучающихся

Желательно сместить акценты образования, уделяя внимание научно-исследовательским и опытно-конструкторским работам (НИОКР). Это позволило бы обеспечить включенность студентов и преподавателей в работу соответствующей отрасли и поднять на более высокий уровень содержание преподаваемых дисциплин.

 

От идеи к воплощению

Для достижения целей развития инновационной экономики Узбекистану важно сформировать новый институт коммерциализации НИОКР, отвечающий современным требованиям.

Было бы целесообразно ввести НИИ в структуру крупнейших национальных компаний, что усилит стимулы для создания рынка интеллектуальной собственности

Это предполагает принятие ряда мер. Было бы целесообразно ввести НИИ в структуру крупнейших национальных компаний. Этот шаг позволит повысить эффективность государственного финансирования НИОКР, поднять требования к качеству менеджмента в НИИ, усилить стимулы для создания рынка интеллектуальной собственности.

Важно создать инновационную инфраструктуру, то есть сеть передачи технологий от разработчиков до реализаторов. В нее могут входить трансферные агентства, консалтинговые фирмы и фонды как технологические посредники, финансовые структуры (бюджетные, внебюджетные фонды, страховые компании), центры, способные дать экспертные заключения для производителей, инвесторов, страховых служб и т.д., а также организации по сертификации, стандартизации и аккредитации.

Опять же необходимы кадры, владеющие принципами коммерциализации технологий, теорией и практикой правовой охраны и использования интеллектуальной собственности.

 

Подготовлено на основе доклада ЦЭИ «Институциональные условия развития конкурентной среды как ключевого фактора повышения эффективности экономики и ускорения структурных реформ»

 

 

Архив номеров за 2015 год

Задайте вопрос эксперту

Воспользуйтесь возможностью задать вопрос экспертам на интересующую вас тему. Ответы на наиболее интересные вопросы появятся на страницах журнала "Экономическое обозрение".
Тема:
Неверный ввод
Вопрос:
Неверный ввод
Отправить

Подписка

Уважаемые читатели!

Не забудьте оформить подписку на наш журнал на 2018 год.

Подписаться на журнал можно с любого очередного месяца во всех почтовых отделениях Узбекистана.

Оформить подписку можно также через редакцию, оплатив счет.

Наши подписные индексы:
- для индивидуальных подписчиков - 957;
- для предприятий и организаций - 958.

Журнал выходит 12 раз в год.

Цитатник "ЭО"

"Мир безграничен. Если транспорт дешев".
ЭО, №12, 2013 г.
Review.uz 2014 - 2018. Все права защищены.
Перепечатка материалов допускается только при наличии активной ссылки на портал.