A+ A A-

Прощай, демократия!

K2_RATE_THIS_ITEM
(1 K2_VOTE)

Реалии посткризисного мира: Запад движется к олигархии, Восток укрепляет государственность, а потенциал демократических революций себя исчерпывает. Демократы ностальгируют по демократии.

За последние двадцать пять лет все как-то привыкли к тому, что главными ценностями современного мира являются свобода, частная инициатива, свободная торговля, гражданское общество, либеральная демократия. И как из песни слов не выкинешь, так и это меню подается в комплекте, как комплексный обед, где одно без другого не будет работать. Поэтому довольно странно читать все чаще появляющиеся в ведущих западных СМИ статьи, подвергающие сомнению вышеперечисленные устои этого миропорядка, тем более, что «Группа семи» только-только подтвердила на своем саммите незыблемость всех этих ценностей и свою решимость отстаивать их по всему миру.

 

В поисках демократии

Появляются серьезные сомнения в постулате о том, что демократия есть панацея от всех проблем общественного и экономического развития, как и в том, насколько демократична демократия на самом Западе. Некоторые исследователи бьют тревогу, что продвижение демократии в мире замедляется. Так, Левицки и Уэй указывают на плавное расширение числа демократий в период между 1975 и 1985 годами и мощное ускорение этого процесса с 1985 по 1995 годы. В то же время с 2000–2006 годов они отмечают остановку процесса и даже ее небольшой спад.

Еще больше переживаний происходит по поводу снижения привлекательности и популярности демократии в мире, стыдливо называемого «эрозией демократического имиджа». Марк Платтнер различает три уровня, на которых это происходит. Во-первых, все чаще складывается впечатление, что евроатлантические демократии переживают серьезные политические и экономические трудности. Во-вторых, все более активно происходит утверждение на международной арене «мягкой силы» недемократических и/или антидемократических государств. И, в-третьих, наблюдается сдвиг в геополитическом равновесии между демократическими странами и их соперниками. Изменения в условиях «жесткой власти» очевидны во многих уголках земного шара, считает Платтнер.

Появляются серьезные сомнения в том, что демократия есть панацея от всех проблем общественного и экономического развития

Некоторые исследователи начинают приходить к выводу, что не все совсем ясно с самой западной демократией — является ли она в самом деле демократией или же олигархией? Итальянский и американский философ и социолог Джованни Сартори считает, что демократия — это «претенциозное название чего-то несуществующего» и что это слово скрывает тот факт, что «так называемые демократии сейчас представляют собой не что иное, как олигархии (скорее даже плутократические олигархии) или системы аристократического типа под маской плюрализма».

Мартин Гиленс и Бенджамин Пейдж из Принстонского университета рассмотрели более 1800 политических инициатив с 1981 по 2002 годы.
Они выяснили, что ключевые политические решения, определяющие направление развития США, принимали независимо (или даже против) от воли большинства избирателей.Окончательный удар по демократии был нанесен развитием глобализации, так как расширение мирового рынка отменяет национальные интересы В недавнем исследовании было установлено, что 40% всех взносов в политические кампании в 2012 году поступили от сотой доли процента американских семей. Все это, по мнению авторов исследования, неизбежно подрывает американскую демократическую систему и может привести к тому, что «невероятные доходы элит лишат гражданских прав всех остальных».

Джон Кобб в своей книге «Крах демократических национальных государств» пишет, что «банки могут создавать такое количество денежных знаков, которое заметно превышает размер фактического богатства». По его мнению, это дает банкам подавляющий контроль над людьми. По мнению Кобба, окончательный удар по демократии был нанесен развитием глобализации, так как расширение мирового рынка отменяет национальные интересы.

 

Усталость от демократизации

Представить себе современную Америку и Запад без их неугомонных усилий по продвижению своих ценностей свободы и демократии во все уголки земного шара практически невозможно. Свобода и демократия, по их мнению, несут прогресс и процветание всему человечеству. Тем большее удивление вызывает статья Стивена Уолта в журнале Foreign Policy под шокирующим названием «Американские ценности — причина хаоса в мире». «История двух последних десятилетий говорит о том, что если великая держава будет проводить свою внешнюю политику, главным образом, на основе либеральных идеалов, это наверняка приведет ее к дорогостоящим провалам. К сожалению, опыт прошедших 20 лет показывает, что либерализм — плохой советчик по проведению внешней политики… Как это ни парадоксально, чем активнее либеральное общество пытается привить свои убеждения другим, тем больше вероятность того, что оно дискредитирует эти ценности у себя дома. Достаточно взглянуть на эволюцию американской политики за последние 20 лет, чтобы увидеть эту тенденцию в лучшем виде». Другими словами, чем больше Америка продвигает демократию в мире, тем быстрее разрушается демократия в самой Америке.

Не только аналитики, но уже и международный бизнес перестает делать вид, что главное для него абстрактная свобода, а не стабильность и устойчивость рынков. Наиболее ярким свидетельством того, что продвижение демократии может серьезно повредить рынкам, является следующий факт. В разгар беспорядков в Гонконге летом прошлого года такие «столпы» финансовой глобализации, как PricewaterhouseCoopers, Deloitte, Ernst&Young, KPMG опубликовали совместное заявление, Чем активнее либеральное общество пытается привить свои убеждения другим, тем больше вероятность того, что оно дискредитирует эти ценности у себя дома согласно которому движение Occupy Central, выступающее за проведение в 2017 году прямых всеобщих выборов главы местной администрации, угрожает соблюдению законов в бывшей британской колонии. «Мы обеспокоены тем, что международные компании и инвесторы рассмотрят вопрос о переводе их региональных штаб-квартир из Гонконга или полностью покинут город. Это будет иметь долгосрочное воздействие на состояние экономики Гонконга в качестве мирового финансового центра», — говорится в заявлении.

 

Новый мэйнстрим наступает

На фоне все чаще выражаемых сомнений в совершенстве демократии как идеальной формы правления в западных СМИ начал просыпаться интерес к государству как таковому, к его роли в экономике, которая ранее рассматривалась скорее как негативный фактор, нежели позитивный.

В то же время растет скептицизм в отношении благотворности «невидимой руки рынка». В статье The Financial Times под заголовком «После кризиса государство наносит ответный удар» говорится, что в еще недавно лелеемых надеждах «присутствовала недооценка выносливости, жизнестойкости и, конечно же, легитимности государства и его институтов, а также трудностей на пути создания новых институтов «с нуля». И далее в той же статье: «страстное увлечение неолибералов полной рыночной свободой тоже не дало ничего хорошего. Эпоха глобализации всегда была эпохой нестабильности». И это пишет главный рупор лондонского Сити!

Если сказано «а», то трудно остановиться, чтобы не сказать «б». Если государство и политики добиваются значительных успехов в применении государственных рычагов в обеспечении экономического развития, то не важно, что этот подход рассматривается либеральными ортодоксами как авторитарный.

Достаточно неожиданно, что в самых либеральных СМИ авторитарные формы правления начинают получать признание. Вот, например, та же The Financial Times в статье «Капитализм вырвался из оков демократии» пишет: «Кому бы лет через сто ни ставили памятники, скорее всего, в числе этих людей будет Ли Куан Ю. Его будут помнить не только как первого премьер-министра Сингапура, но и как создателя авторитарного капитализма — идеологии, которая будет в новом столетии таким же ключевым фактором, каким в прошлом веке была демократия». И здесь же: «Нет ничего удивительного и в том, что западная свобода выглядит ненадежной опорой для капитализма — она для этого слишком серьезно подточена. Безусловно, свобода на Западе жива, но в сильно искаженной форме».

А Foreign Affairs приводит целую плеяду политиков, которые возвращают государствам почти утерянный авторитет в части управления экономикой. «Это Ким Дэ Чжун, президент Южной Кореи с 1998 по 2003 годы; Владимир Путин, российский лидер с 2000 года; Луис Инасиу Лула да Силва (Лула), президент Бразилии с 2003 по 2011 годы; Реджеп Тайип Эрдоган, премьер-министр Турции с 2003 года. Наводя порядок в погрязших в долгах экономиках, они завоевали финансовое доверие к своим когда-то отсталым государствам и заложили основу для бума 2003–2007 — самого мощного и масштабного в истории стран с развивающимся рынком». Неплохой комплимент в ракурсе предъявляемых ранее этим лидерам претензий со стороны либерального сообщества. Следует учитывать, что автор этой статьи — Ручир Шарма, возглавляющий отдел быстроразвивающихся рынков и мировой макроэкономики в департаменте управления инвестициями Morgan Stanley, вряд ли может быть заподозрен в особых авторитарных пристрастиях. Даже нобелевский лауреат по экономике Джозеф Стиглиц в одной из своих статей на Project Syndicate отметил, что без вмешательства государства уровень благосостояния населения в долгосрочной перспективе скорее будет снижаться.

 

Переориентация моделей

Надо полагать, что государственный капитализм получает право на повторное признание в современном мире. Большинство развивающихся стран нуждаются в его инструментах для модернизации и развития своих экономик. Экономическая конкуренция между развитыми и успешно развивающимися странами с каждым годам все усиливается, что, естественно, будет вызывать и политические противоречия. Государственный капитализм получает право на повторное признание в современном мире В этом плане Джерен Кенар в турецкой газете Turkiye gazetesi в статье «Мода на демократию проходит?» прогнозирует следующее: «Конфликтующие идеологии «неохолодной войны» — не капитализм и не социализм, как раньше. Коды нового миропорядка определяет борьба либерально-демократического и деспотического капитализма. С одной стороны, в мире есть массы, которые рассматривают демократию в качестве проводника лучшей жизни. С другой — налицо процесс, требующий колоссального труда для того, чтобы демократия вообще могла принести плоды».

Как бы там ни было с миропорядком, после кризиса ситуация изменилась. В эпоху однополярной глобализации экономики практически всех развивающихся стран были «завязаны» на экономики развитых стран во главе с США. Соответственно, деловые элиты, связанные торгово-экономическими отношениями с развитыми странами, имели высокий политический вес. А демократическая форма управления при серьезной финансовой подпитке с их стороны помогала добиваться выгодных для себя и их внешних партнеров условий. Поэтому либеральная доктрина, ставящая во главу угла чуть ли не полную свободу внешнеторговых отношений, являлась столь популярной, несмотря на то, что подобная политика часто препятствовала развитию национального промышленного производства.

Однако те страны, которые критиковались за недостаточную либеральность своей политики, сумели провести структурные реформы в пользу более высокой добавленной стоимости в своих экономиках. Сейчас уже развивающиеся экономики в меньшей степени зависят от развитых. Вектор их торговых отношений фокусируется на других развивающихся странах. Меняются и предпочтения ведущих групп элит в пользу политики, усиливающей конкурентные преимущества национального бизнеса и ориентированной на рынки основных партнеров из развивающегося лагеря.

 

«Развитые» в утрате преимуществ

В развитых странах тоже ощущаются происходящие изменения. В первую очередь, растет конкуренция с развивающимися государствами, которые обладают рядом конкурентных преимуществ. Среди них: близость сырья, более дешевая рабочая сила, более низкие стандарты охраны труда и социальных гарантий. Также, как ни странно это прозвучит, и более директивные, авторитарные механизмы управления. В обществе либеральной демократии гораздо сложнее принимать и проводить необходимые, но затрагивающие интересы широких групп населения политические решения.

Коды нового миропорядка определяет борьба либерально-демократического и деспотического капитализма

Яркий пример этого — процесс переговоров о Транс-атлантическом партнерстве, которое было инициировано после того, как стало ясно, что глобализация с точки зрения развитых стран уже не дает ожидаемого эффекта. Партнерство призвано усилить конкурентные преимущества США и Европы за счет создания для развивающихся стран более высоких требований для выхода на рынок стран партнерства. Однако оно предполагает для Европы ряд требований, ведущих к снижению существующих стандартов (которые по многим позициям выше, чем в США), а также неподконтрольность соглашения о партнерстве законодательствам отдельных европейских стран. Процесс переговоров идет уже два года фактически в закрытом режиме. И существуют большие сомнения в том, что он закончится успешно.

Другой, не менее значимый пример — процесс евроинтеграции. Она подошла к тому моменту, когда и с точки зрения экономического развития, и с точки зрения политического влияния целесообразно передавать многие прерогативы национального управления на общеевропейский уровень. Но чем больше функций переходит на уровень Еврокомиссии, тем большее отторжение это вызывает у широких масс населения.  Французское издание Slate.fr очень ярко сформулировало проблему: «Европа хранит хрупкое равновесие на краю демократической пропасти. Сформировавшееся в результате постоянного углубления процесса функциональной интеграции давление на демократический принцип представляется в перспективе совершенно неприемлемым. Европейцы больше не могут избегать этого вопроса. Рано или поздно придется совершить качественный скачок конституционного (суверенитет) или бюджетного характера (государственная власть), который преобразит политическую природу ЕС. У нас впереди еще 10 лет».

На фоне всего «букета» политических проблем в развитых странах, связанных с необходимостью учитывать в политике мнение широких масс населения в рамках институтов либеральной демократии, надо полагать, что в определенных кругах деловых и политических элит накапливается системное раздражение в отношении подобной формы общественного обустройства. Вероятно, вызов со стороны развивающихся стран уже более чем серьезен, учитывая ежедневно усиливающиеся геополитические напряжения. Модель же авторитарного капитализма дает серьезные и политические, и экономические преимущества в нарастающей конкуренции и, может быть, конфронтации по сравнению с моделью либеральной демократии. Видимо, именно поэтому Запад охватывают сомнения в своей разновидности демократии. И опасения вполне оправданные.

Виктор Абатуров

 

 

{/akeebasubs}

 

Архив номеров за 2015 год

Задайте вопрос эксперту

Воспользуйтесь возможностью задать вопрос экспертам на интересующую вас тему. Ответы на наиболее интересные вопросы появятся на страницах журнала "Экономическое обозрение".
Тема:
Неверный ввод
Вопрос:
Неверный ввод
Отправить

Подписка

Уважаемые читатели!

Не забудьте оформить подписку на наш журнал на 2018 год.

Подписаться на журнал можно с любого очередного месяца во всех почтовых отделениях Узбекистана.

Оформить подписку можно также через редакцию, оплатив счет.

Наши подписные индексы:
- для индивидуальных подписчиков - 957;
- для предприятий и организаций - 958.

Журнал выходит 12 раз в год.

Цитатник "ЭО"

"В одной только Москве открыты 253 узбекских ресторана. Но традиции национальной кухни можно прочувствовать, только посетив Узбекистан".
ЭО, №4, 2014 г.
Review.uz 2014 - 2018. Все права защищены.
Перепечатка материалов допускается только при наличии активной ссылки на портал.