A+ A A-

Лифт идет вверх или Средний класс как фактор трансформации

  • Автор  Ильдус Камилов
Оцените материал
(0 голосов)
В маркетинге средний класс — это основной потребитель товаров и услуг. Чем шире средний класс, тем больше размеры рынка и, соответственно, больше возможностей для производителей. Но средний класс не просто генератор массового спроса. По мере роста и развития спрос со стороны среднего класса становится более искушенным, а это уже стимул для диверсификации и инноваций в производстве товаров и оказании услуг.
Сколько есть и сколько нужно?

Можно сказать, что костяк среднего класса в Узбекистане сформировался. Причем не только по имущественному статусу, уровню доходов и потребления, но и по комплексу нематериальных характеристик. Согласно исследованию ЦЭИ «Мобилизация активов домохозяйств–2010», около 28% населения Узбекистана могут быть отнесены к среднему классу. Средний класс нужно увеличить как минимум вдвое. Это означает, что к 2030 году в эту социальную группу должны войти около 14 млн. человек Это уже не мало, но пока не достаточно. Ведь если посмотреть на развитые страны, то там доля среднего класса в населении составляет 60% и выше. Можно сказать так — нам есть куда расти.

Но самое главное — есть за счет чего расти. По результатам того же исследования 45–50% населения нельзя было отнести к среднему классу (исходя из использованной системы критериев), но и малообеспеченными они также не являлись. Эта группа т.н. резерва среднего класса — люди, которые по каким-то причинам не дотянули до среднего класса. По уровню образования, по профессии и статусу занятости, по стоимости имущества, но, в основном, по уровню доходов на тот момент и, соответственно, по уровню потребления.

Есть и целевой ориентир — те самые 60% и выше. Средний класс нужно увеличить как минимум вдвое. А это означает, что к 2030 году, например, около 14 млн. человек должны войти в эту социальную группу. Тогда общая численность среднего класса превысит 22 млн. человек. Это, так сказать, задача минимум.

Рисунок 1. Средний класс тратит меньше своих расходов на питание и больше — на непродовольственные товары

 

Не хлебом единым…

Известное выражение «Не хлебом единым жив человек» в полной мере можно отнести к среднему классу. Представителя среднего класса отличает не только уровень доходов, но и то, как эти доходы тратятся.

Средний класс и откладывает больше, и вкладывает больше. Причем откладывает не «под матрас», а старается делать продуктивные инвестиции — например, в развитие собственного бизнеса. Справедливости ради стоит отметить, что такие инвестиции чаще весьма консервативны: в основную недвижимость, что однако повышает ее стоимость; во вторую недвижимость, которая может приносить доход в виде аренды; реже — депозиты в банке и вложения в чужой бизнес.

Вкладывают представители среднего класса не только в материальные, но и в нематериальные активы — в образование детей и даже взрослых, в здоровье всех членов семьи. В конце концов, больше тратят на различные бытовые услуги, отдых и спортивные занятия, культурное времяпрепровождение. И дело тут совсем не в высоких доходах. В семьях из числа резерва среднего класса родители, имеющие высшее образование, обязательно стараются дать высшее образование и своим детям.

Если посмотреть, на что тратят деньги домохозяйства из различных социальных групп, то становится очевидна одна особенность. Средний класс направляет гораздо меньшую долю своих расходов на продукты питания. Всего около 34%. Чем больше среднего класса, тем выше спрос на товары и услуги. Именно в растущем платежеспособном спросе сегодня нуждается растущая перерабатывающая промышленность В среднем по стране расходы на продукты питания на протяжении достаточно длительного периода остаются сравнительно высокими (43–49%). Значительную долю своих расходов средний класс направляет на приобретение непродовольственных товаров, таких как автомобили, бытовая техника, мебель и другие.

В общем объеме фактического конечного потребления домохозяйств средний класс занимает лишь около 40%. Более 50% всех расходов домохозяйств приходятся на группы резерва среднего класса, малообеспеченных и бедных. Эти группы населения гораздо большую долю своих расходов направляют на продукты питания и, в свою очередь, меньше тратят на непродовольственные товары, услуги и непотребительские расходы.

Вывод очевиден: чем больше в стране представителей среднего класса, тем выше спрос на продукцию многих отраслей промышленности и сферы услуг. А именно в растущем платежеспособном спросе сегодня нуждается развивающаяся отечественная перерабатывающая промышленность.

Рисунок 2. До 2030 года доля домохозяйств в формировании совокупного спроса несколько снизится

 

Момент трансформации

Предположим, что в ближайшие полтора десятилетия экономический рост в Узбекистане будет на уровне 8% в год, доля домохозяйств в формировании совокупного спроса будет составлять около 50% к ВВП, а средний класс постепенно увеличится до 60% населения. В этом случае доля среднего класса в фактическом конечном потреблении домохозяйств может составить к 2030 году около 65%. В сумме с 2015 по 2030 годы это будет равно около 585 млрд. долларов в сегодняшних ценах, которые домохозяйства смогут направить на удовлетворение различных своих нужд. Подушевые доходы в группе среднего класса при этом должны будут вырасти более чем в 3 раза.

Подобные сдвиги в социальной структуре общества и в структуре потребительского спроса могут дать существенные импульсы развитию отечественных перерабатывающих производств. Например, спрос на продукцию легкой промышленности (на одежду, обувь, различные бытовые принадлежности) в 2015–2030 годах оценочно составит около 61 млрд. долларов. Это, в свою очередь, будет генерировать мультипликативный эффект на другие отрасли в размере 68 млрд. долларов. Такие расчеты весьма приблизительны, но они наглядно показывают ту роль, которую растущий средний класс может сыграть в процессе экономической, социальной и даже политической трансформации в Узбекистане.

Наращивая средний класс, мы придем не только к увеличению потребительского спроса, но и к изменению его качества. Новое качество спроса, в условиях конкуренции, будет вынуждать производителей к инновациям

Тем не менее, есть такой нюанс, как качество отечественных товаров. Услуги, какие бы они ни были, средний класс и другие социальные группы будут потреблять на месте, и тут мультипликативных эффектов, как говорится, не избежать. Конкурентные (по большей части) рынки являются залогом качества и диверсификации услуг. В части товаров многие люди, в особенности обеспеченные, предпочитают приобретать импортное. Чтобы побороть этот тренд и средний класс захотел потреблять отечественное, качество такой продукции должно соответствовать международным стандартам.

В конечном итоге, наращивая средний класс, мы придем не только к увеличению потребительского спроса, но и к изменению его качества. Новое качество спроса, в условиях конкуренции, будет вынуждать производителей к инновациям.

В научной литературе механизмы, которые обеспечивают отдельным индивидам и группам людей продвижение вверх по социальной лестнице, получили образное название «социальные лифты». Такими институтами принято считать систему образования и научной деятельности, политические организации и государственную службу, рынок труда и частное предпринимательство, службу в армии, большой спорт и шоу-бизнес, неформальные социальные «сети» и целый ряд других. На таких социальных лифтах представители резерва среднего класса должны подниматься вверх, в группу среднего класса.

Все они обладают разной «проектной подъемной мощностью» и по-разному работают в разных условиях. Практически ни один из социальных лифтов не способен обеспечить повышение статуса для всех членов общества. Любой социальный лифт требует усилий и от самого индивида, готовности конкурировать с другими «претендентами» на подъем по социальной лестнице. В переходных обществах выполняющие роль социальных лифтов институты могут работать неадекватно либо отсутствовать вообще.

Любой социальный лифт требует усилий и от самого индивида, готовности конкурировать с другими «претендентами» на подъем по социальной лестнице

Какой в нынешних условиях может быть стратегия государства по расширению среднего класса? На какие социальные лифты следует сделать ставку? Ответы на эти вопросы требуют пристального взгляда на резерв среднего класса.

Около 65–70% входящих в резерв среднего класса — это люди в возрасте 26–50 лет, то есть находятся в активном возрасте и большинство работает. Но, согласно оценкам 2009–2010 годов, средние подушевые доходы в группе резерва среднего класса приблизительно в 2,5–3 раза ниже, чем у тех, кто входит в средний класс.

Значительная масса людей, входящих в резерв среднего класса, занята в таких отраслях, как сельское хозяйство, строительство, торговля и сфера услуг. При этом они являются наемными работниками с низкой квалификацией либо незарегистрированными предпринимателями.

В основной массе представители резерва среднего класса имеют базовое среднее и полное среднее образование — 57%, формальное профессиональное образование имеют лишь около 33%. Это отрицательно сказывается на перспективах получения хорошей работы.

Рисунок 3. Изменение социальной структуры общества, млн. чел.

Около 70% представителей резерва среднего класса проживают в селах и городских поселках, то есть там, где ограничены возможности для занятости в несельскохозяйственных сферах (в сравнении с крупными и средними городами).

Группа резерва среднего класса, как, впрочем, и большинство населения Узбекистана, отличается низкой мобильностью в географическом плане — лишь небольшая часть населения меняет место жительства в течение жизни. В результате основная масса людей из резерва среднего класса остаются привязанными к прежнему месту проживания, прежним возможностям занятости, прежнему социальному окружению и т.д.

 

Пути наверх

Ключевой задачей на среднесрочную перспективу является повышение доходов населения, прежде всего тех, кто находится в группе резерва среднего класса.

Цены на товары и услуги определяют относительный размер доходов. Потому ценовая политика способна сыграть роль социального лифта, причем достаточно массового. На предыдущих этапах реформ административное регулирование цен со стороны государства на отдельные товары и услуги сыграло роль «плотины», не позволившей многим семьям скатиться ниже прожиточного минимума.

В будущем необходимо способствовать тому, чтобы цены на товары, в особенности на продукты питания, и услуги снижались под влиянием рыночных факторов, прежде всего за счет конкуренции. В частности, на тех рынках, где уже сформировались устойчивые отечественные производители и для этого есть возможности. Потому что «более низкие цены = относительный рост доходов = увеличение спроса». Если же ценовая политика будет дополнена мерами по расширению потребительского кредитования, то эффект в части стимулирования внутреннего спроса может быть еще выше.

Рисунок 4. Фактическое конечное потребление домохозяйств, млрд. долл. (при расширении среднего класса до 60% населения)

Рисунок 5. Фактическое конечное потребление домохозяйств в группах высшего и среднего классов, млрд. долл.

В долгосрочной же перспективе решение вопросов занятости во многом заключается в продолжении структурных преобразований в экономике и формировании деловой среды, благоприятной для развития частного сектора. В конечном итоге это должно способствовать увеличению в экономике числа рабочих мест с уровнем доходов, позволяющих вести жизнь на уровне стандартов среднего класса.

Рынок труда — главный социальный лифт, способный обеспечить расширение среднего класса. Необходимо кардинально повысить его мощность, чтобы «вместить» в него растущее число людей в трудоспособном возрасте

Рынок труда есть и будет самым главным социальным лифтом, который способен обеспечить расширение среднего класса. Мощность этого лифта необходимо кардинально повысить, чтобы «вместить» в него как значительную часть молодежи, только выходящую на рынок труда, так и уже взрослое население в трудоспособном возрасте. К 2030 году население Узбекистана будет составлять 37,3 млн. человек. При этом существенно трансформируется структура населения — оно в трудоспособном возрасте будет расти опережающими темпами и составит 22,1 млн. человек (с нынешних 18,2 млн. человек). В том числе это те 34% населения Узбекистана, которым сегодня до 18 лет.

Решение вопросов занятости предполагает два принципиальных подхода — либо «рабочие места идут к рабочей силе», либо «рабочая сила идет за рабочими местами». В первом случае речь прежде всего идет об опережающем создании новых рабочих мест в несельскохозяйственных секторах в сельской местности. Значительный потенциал в этом плане заключается в создании малых добывающих и перерабатывающих производств, в том числе производств по переработке сельхозпродукции. Растущий производственный сектор станет, в свою очередь, основой для расширения сектора услуг, как промышленных, так и бытовых. Реализация этого потенциала требует как минимум масштабных инвестиций в весьма разветвленную производственную и коммуникационную инфраструктуру.

Важную роль в превращении рынка труда в социальный лифт будет играть структура экономики в части размеров предприятий. Необходимы крупные и средние предприятия, которые смогут выстраивать производственные цепочки, вовлекая в них малые предприятия

Второй подход, когда «рабочая сила идет за рабочими местами», подразумевает концентрацию рабочих мест в определенных точках, а именно в крупных и средних городах. Чтобы люди «потянулись» туда, необходимы условия для большей территориальной мобильности людей в трудоспособном возрасте, а также членов их семей. Речь — о значительных инвестициях в инфраструктуру, но более концентрированных, направленных на развитие городских агломераций как промышленных центров с развитой социальной инфраструктурой.

Вне зависимости от подхода важную роль в превращении рынка труда в социальный лифт будет играть структура экономики в части размеров предприятий. Малый бизнес не сможет обеспечить прорыв в вопросе расширения занятости и изменении ее качества. Необходимы крупные и средние предприятия, которые смогут выстраивать производственные цепочки, вовлекая в них малые предприятия. Более крупные предприятия смогут создавать спрос на товары и услуги малых предприятий и возьмут на себя вопросы финансирования, маркетинга, логистики, инноваций и другие.

Средний класс отличают определенный уровень образования и профессиональный статус, культура потребления и образ жизни, другие параметры. Потому усилия по развитию предпринимательства и рынка труда как основных социальных лифтов должны дополняться развитием системы образования, а также расширением возможностей для пространственной мобильности населения.

Рисунок 6. Мультипликативные эффекты
потребительских расходов среднего класса
для отдельных отраслей и экономики
в целом, млрд. долл.*

Профессионально-квалификационный статус, а именно то, в какой отрасли, на какой должности и в какой среде (профессиональной и социальной) работает человек, сколько при этом зарабатывает, во многом формирует личностные характеристики на протяжении жизни. Система образования должна быть реформирована так, чтобы обеспечить доступность профессионального и высшего образования в течение всей жизни. Например, для сохранения нынешних пропорций в структуре среднего класса в части образования к 2030 году не менее 6 млн. человек должны будут получить профессиональное образование. В том числе это порядка 4,5 млн. человек, которые сегодня находятся в трудоспособном возрасте и имеют только среднее образование. Около 3 млн. человек в трудоспособном возрасте должны будут получить высшее образование либо эквивалентный уровень знаний и навыков вне системы вузов.

Экономический рост в Узбекистане будет сопровождаться перетоком рабочей силы из сельского хозяйства в несельскохозяйственные отрасли, перетоком населения из сельской местности в городскую. Об этом свидетельствует опыт многих развивающихся стран, переживающих схожие трансформации. Масштабность таких перетоков определяется множеством факторов и в целом поддается регулированию. Смена места жительства может стать еще одним социальным лифтом для определенной части населения. Но это должен быть не просто переезд в более крупный населенный пункт, а экономическая, социальная и политическая трансформация человека.

Крупные и средние предприятия, большие трудовые коллективы могут стать важными механизмами социальной и политической трансформации

Крупные и средние предприятия, большие трудовые коллективы могут стать важными механизмами этой глубокой трансформации людей. Такие предприятия — это не только легальные рабочие места с более высокими доходами, более безопасными условиями труда и более высокой социальной защищенностью. Это еще и специфическая среда и институты (профсоюзы, ячейки партийных организаций и т.п.), которые могут оказывать влияние на то, каков уровень образования и профессиональных навыков человека, каков его образ жизни, каковы его ценности и взгляды.

 

Подготовлено на основе доклада ЦЭИ «Формирование условий для развития среднего класса в Узбекистане: системы социальных лифтов»

 

Ильдус Камилов

 

Комментарии к статье "Лифт идет вверх или Средний класс как фактор трансформации":

 

Архив номеров за 2015 год

Задайте вопрос эксперту

Воспользуйтесь возможностью задать вопрос экспертам, выбрав в списке ниже интересующую вас тему. Ответы на наиболее интересные вопросы появятся на страницах журнала "Экономическое обозрение".
Неверный ввод
Неверный ввод

Подписка

Уважаемые читатели!

Не забудьте оформить подписку на наш журнал на 2017 год.

Подписаться на журнал можно с любого очередного месяца во всех почтовых отделениях Узбекистана.

Оформить подписку можно также через редакцию, оплатив счет.

Наши подписные индексы:
- для индивидуальных подписчиков - 957;
- для предприятий и организаций - 958.

Журнал выходит 12 раз в год.

Цитатник "ЭО"

"Для стартапов, которые еще не знают, как сложится их бизнес, "облачные" технологии в самый раз".
ЭО, №3, 2013 г.
Review.uz 2014 - 2017. Все права защищены.
Перепечатка материалов допускается только при наличии активной ссылки на портал.