A+ A A-

ШОС его знает…

Оцените материал
(1 Голосовать)
Наступит ли новая эра в существовании организации?

Изменения в мировой политике продолжают нарастать, как снежный ком. На этот раз в центре внимания оказалась Шанхайская организация сотрудничества (ШОС), чей очередной саммит прошел 8-10 июля 2015 года в Уфе (РФ). По итогам его работы было принято решение о запуске процедуры приема в постоянные члены ШОС Индии и Пакистана. Это стало своего рода сенсацией, поскольку несколько последних лет внешние наблюдатели из-за отказа стран-членов от расширения говорили о кризисе в концепции существования организации и об отсутствии новых целей и задач.

Примечательно, что в Уфе одновременно с саммитом ШОС состоялся саммит БРИКС и вступили в завершающую фазу переговоры между Ираном и международной шестеркой (США, Россия, Китай, Германия, Великобритания и Франция) по вопросу иранской ядерной программы, которые завершились достижением соглашения о приостановке некоторых видов санкций. Эти события вновь открыли дискуссию относительно интеграции БРИКС и ШОС на финансовом и инвестиционном уровне, а также возможности вступления Ирана в ШОС.

 

Афганский аргумент расширения ШОС

Приход в ШОС двух крупнейших региональных игроков говорит о том, что страны-члены организации и, прежде всего, Россия и Китай в выборе между надеждами и рисками все же остановились на надеждах. Ранее многие аналитики высказывали опасения касательно переноса застарелых противоречий между Индией и Пакистаном в рамки ШОС, что может создать угрозу понижения эффективности работы организации. Однако ход развития ряда геополитических трендов на региональном и глобальном уровнях все же перевесил чашу весов в пользу приема этих стран.

Говоря о надеждах, в первую очередь, нужно отметить перспективу объединения усилий сторон по стабилизации Афганистана. Статистика последнего времени неутешительна. На октябрь 2014 года потери афганских силовых структур достигли 4380 человек, что стало максимальным показателем с 2001 года. Для сравнения: это почти в два раза превышает число американских солдат и офицеров, погибших за все время войны в этой стране.Прием Индии и Пакистана в ШОС может запустить процесс создания вокруг Афганистана своеобразного «кольца безопасности» Похоже, потери текущего года могут быть еще выше. Уже в первой половине 2015 года был зафиксирован рост потерь среди афганских органов правопорядка и армии на 60%, по сравнению с аналогичным показателем прошлого года.

Согласно отчету ООН, на ноябрь 2014 года потери среди мирного населения достигли убитыми 3188 и ранеными 6429 человек. Как указывается, боевики несут ответственность, по меньшей мере, за 75% потерь среди мирного населения. По данным специального представителя Генерального секретаря ООН в Афганистане Николаса Хейса, более 4,2 тыс. мирных жителей были убиты или ранены в Афганистане с начала 2015 года в результате вооруженного противостояния между правительственными силами и боевиками. Вполне очевидно, что если подобные тенденции продолжатся, то обстановка в Афганистане будет и дальше деградировать.

В этой связи прием Индии и Пакистана в ШОС может помочь запустить процесс создания вокруг Афганистана своеобразного «кольца безопасности». Как известно, критически важными для регулирования процессов с безопасностью в Афганистане являются коридоры поставок оружия, наркотиков и боевиков через Пакистан, а также наличие террористических баз на приграничных пакистанских территориях. США в свое время не смогли убедить Исламабад полностью перекрыть эти коридоры и зоны базирования террористических групп. Это стало одной из причин возрождения «Талибана» и затяжной партизанской войны, в итоге вынудившей Пентагон начать вывод войск из Афганистана.

Настала очередь России и Китая попытаться убедить Пакистан пересмотреть традиционную политику по Афганистану

Теперь, по всей видимости, настала очередь России и Китая попытаться убедить Пакистан, как уже актора формата ШОС, пересмотреть свою традиционную геополитическую линию на афганском направлении. При этом принимается во внимание, что сами пакистанские власти, похоже, стали с большим опасением воспринимать активность террористов и радикальных исламистов на своей территории, видя, что вектор их действий уже направлен в сторону не только Афганистана, но и самого Пакистана. Эти опасения подтверждают данные о том, что ИГИЛ создало в регионе свое отделение «Вилаят Хорасан», включающее в зону своей подрывной активности и пакистанскую территорию. Кроме того, зафиксирован выход эмиссаров ИГИЛ на контакт с группировками, действующими в пакистанском Белуджистане, такими как «Джундалла». Альянс с ними позволил бы оказывать давление на приграничные территории Ирана и Афганистана, а также дестабилизировать ситуацию в самой провинции Белуджистан, где традиционно сильны сепаратистские настроения.Дели может выступить одним из «доноров» Кабула в случае резкого сокращения западной помощи

Прием Индии в свете афганского конфликта, скорее всего, рассчитан не только из соображений прямой заинтересованности Дели в стабилизации Афганистана, но и из соображений финансово-экономического характера. Дели может выступить одним из «доноров» Кабула в случае резкого сокращения западной помощи, что будет усиливать позиции ШОС на афганском геополитическом поле.

Индийская экономика является одной из крупнейших и наиболее динамично развивающихся в мире. Согласно оценкам МВФ, рост индийской экономики в 2015 и 2016 годах достигнет 7,5%, и, таким образом, Индия обгонит многолетнего мирового лидера в лице Китая. Дели также последовательно наращивает свои золотовалютные резервы, которые на июль 2015 года достигли 354,6 млрд. долларов (9-е место в мире).

Возможное наращивание финансовой помощи со стороны Индии и Китая афганскому правительству, а также увеличение объемов инвестиций в экономические проекты в этой стране, наряду с географическим замыканием Афганистана внутри пространства ШОС, могут создать условия для последующего включения Кабула в эту организацию. При этом нужно принять во внимание, что Афганистан уже имеет статус «страны-наблюдателя» в ШОС и по некоторым направлениям проявляет готовность идти на углубление сотрудничества.

Например, в мае текущего года «Региональная антитеррористическая структура» ШОС (РАТС ШОС) и МИД Афганистана подписали протокол о намерениях сотрудничества в сфере безопасности. Также на встрече в Уфе министр иностранных дел Афганистана Салохиддин Раббони попытался инициировать обсуждение вопроса членства его страны в ШОС. Наращивание финансовой помощи со стороны Индии и Китая может создать условия для включения Кабула в ШОС О наличии подобной цели заявил и спецпредставитель президента ИРА по сотрудничеству со странами СНГ Шакир Каргар.

Россия уже начинает постепенно готовить почву под это, судя по заявлениям ряда российских официальных лиц и тиражируемым мнениям аналитиков. Директор Федеральной службы по контролю над оборотом наркотиков РФ Виктор Иванов заявил, что считает «целесообразным обратиться от лица министров к главам государств ШОС с инициативой утвердить Афганистан полноправным членом ШОС в связи с важностью его более тесного интегрирования в экономические процессы ШОС в целях альтернативного развития и ликвидации наркопроизводства». По его словам, государства ШОС «объективно заинтересованы, во-первых, в обеспечении региональной безопасности, а во-вторых, в приобретении Афганистаном роли устойчивого и суверенного государства».

Учитывая подобные заявления, вполне можно ожидать, что обсуждение темы афганского членства в ШОС станет одной из актуальных сразу после завершения темы индийского и пакистанского вступления.

 

Как быть с Ираном?

В преддверии саммита в Уфе вновь возникла тема вступления Ирана. Иран давно уже добивается членства в ШОС. Основным сдерживающим мотивом было его нахождение под международными санкциями, в том числе и под санкциями СБ ООН. Теперь, когда переговоры Тегерана с международной шестеркой завершились на позитивной ноте, вопрос о получении Тегераном статуса постоянного члена ШОС вновь оказался на повестке дня. По словам главы МИД РФ Сергея Лаврова, главы МИД стран-участников ШОС договорились повысить статус Ирана в организации в контексте всеобъемлющего урегулирования иранской ядерной проблемы. Учитывая, что ИРИ уже имеет статус наблюдателя, то данные слова главы российского внешнеполитического ведомства можно расценить как намерение повысить Тегеран до статуса полноправного члена ШОС.

Вступление Тегерана в ШОС, безусловно, приведет к серьезному изменению всего характера системы региональной безопасности. В частности, в зону влияния ШОС войдут Ближний Восток и Персидский залив — крупнейшие нефтедобывающие регионы мира и одновременно эпицентр распространения радикальных исламистов и террористов. С наличием ИРИ в своих рядах ШОС сможет полностью замкнуть стратегическое кольцо вокруг Афганистана, что повысит эффективность борьбы с транспортировкой наркотиков и координацией усилий сторон по недопущению действий исламистов в приграничных зонах. Членство ИРИ может вдохнуть второе дыхание в транспортный проект «Север–Юг», результатом чего станет более активная интеграция Индии и Пакистана в такие многосторонние экономические проекты, включающие в себя Центральную Азию, как, например, китайский «Экономический пояс Шелкового пути».

Вместе с тем, все же было бы преждевременным говорить о том, что ситуация вокруг Ирана полностью разрешилась и он открыт к вступлению в ШОС. Как показывают достигнутые в ходе венских переговоров Было бы преждевременным говорить о том, что ситуация вокруг Ирана полностью разрешилась и он открыт к вступлению в ШОС договоренности, все стороны пока пытаются зафиксировать имеющиеся результаты для подготовки к разыгрыванию следующего этапа геополитической партии.

Так, администрация Барака Обамы добилась того, что Иран принял на себя обязательства по существенному ограничению своей ядерной программы сроком на десять лет. Также Совет Безопасности ООН одобрил резолюцию, в соответствии с которой ядерная программа ИРИ ставится под международный контроль. Среди других условий можно отметить обязательства Ирана снизить уровень обогащения урана до менее чем 5%, увеличить квоту инспекторов МАГАТЭ до 130–150 человек, провести реконструкцию реактора в Араке для невозможности производства плутония, а также не иметь в течение 15 лет запасов низкообогащенного урана в объеме более 300 кг.

Достижением американцев можно считать и то, что Ирану будет разрешено расширить экспорт нефтехимической продукции, что многими расценивается как попытка оказания дальнейшего давления на Россию, чьи доходы от продажи нефти существенно снизились из-за падения цен на нее.

Впрочем, администрации Обамы будет еще необходимо переломить оппозицию республиканцев в отношении достигнутого соглашения, которые считают, что оно выбивает из рук Вашингтона инструмент перманентного давления на Тегеран, коими были санкции против иранской ядерной программы.

Дивиденды России состоят в том, что ей удалось снизить градус напряжения вдоль своих южных границ

Дивиденды России состоят в том, что ей удалось снизить градус напряжения вдоль своих южных границ, который был слишком высок в последние годы и грозил даже перерасти в войну во времена президентства Махмуда Ахмадинежада. Примеры Сирии и Ирака показывают, чем может обернуться дестабилизация в столь хрупком регионе, как Ближний Восток. Москва сумела добиться права передачи ей отработанного иранского ядерного топлива и поставок в ИРИ своего природного урана.

Интересам России отвечает и снятие Европейским Союзом с Ирана санкций в отношении банковских операций, страхования и доступа к международной системе платежей SWIFT, что открывает доступ на рынок ИРИ российским компаниям. Этот шаг очень выгоден также для стран ЕС, которые были вынуждены уйти с иранского рынка под американским давлением, понеся потери в миллиарды евро. Свои дивиденды получит и Китай, который после первой серии договоренностей между ИРИ и шестеркой в Вене в конце 2013 года нарастил закупки иранской нефти сразу на 48%.

В то же время Москве не удалось добиться снятия санкций с экспорта военной продукции в ИРИ, что может считаться успехом американцев. Оружейное эмбарго будет действовать еще в течение 5 лет, что в свою очередь опять поставит под вопрос поставки в ИРИ российских зенитно-ракетных комплексов типа С-300. Отмена сделки по ним во время президентства Дмитрия Медведева существенно осложнила российско-иранские отношения.

Учитывая вышеизложенное, можно сказать, что вопрос предоставления Ирану членства в ШОС нужно будет рассматривать преимущественно в контексте той геополитической интриги, которая будет раскручиваться вокруг ИРИ в ближайшие годы. Важным фактором при рассмотрении вопроса ИРИ–ШОС может стать вероятность изменения характера организации, поскольку после начала процедуры включения в ее состав Индии и Пакистана она начнет активно входить в контекст более широкого глобального процесса, суть которого заключается в попытках построения устойчивой многополярной системы в противовес однополярной Pax Americana.

 

Вступление Индии в ШОС как элемент китайской геополитики

Во многом именно контекстом построения новой мировой реальности было обусловлено предоставление Индии права на присоединение к ШОС. Причем, на наш взгляд, это было особенно важно для Китая. Хотя первоначально и говорилось, что Пекин лоббирует присоединение Пакистана к ШОС, в глобальном масштабе как раз присоединение Дели к числу постоянных стран-участников ШОС имеет для КНР важнейшее значение. Еще несколько лет назад в американском аналитическом пространстве всерьез рассматривалась возможность регионального соперничества между КНР и Индией, которое со временем примет характер взаимной оппозиции и будет служить основой для формирования геополитического климата в Южной Азии. Безусловно, для Пекина реализация подобного сценария была неприемлемой, поскольку она приводила бы к серьезному ограничению китайских стратегических возможностей и создавала бы еще одну мощную антикитайскую геополитическую связку в составе Индии и США в дополнение к связке «Япония–США» на Дальнем Востоке. Присоединение Дели к числу стран-участников ШОС имеет для Китая важнейшее значение

По всей видимости, стремление предотвратить подобный ход развития событий во многом и определило шаги КНР последних лет в направлении сближения с Индией. Сближение идет преимущественно по трем направлениям, которые должны создать систему взаимопереплетенных интересов.

Первым направлением является расширение двусторонних экономических связей. Визит индийского премьер-министра Нарендры Моди в КНР в мае т.г., в ходе которого было подписано соглашений на общую сумму в 22 млрд. долларов, наглядно продемонстрировал стремление Пекина сблизиться с Дели. Также КНР рассматривает возможность углубления экономических связей с Индией в рамках стратегии «Один пояс — один путь». Ее философию выразил глава МИД КНР Ван И, который заявил, что Китай призывает «к взаимному выигрышу против игры с нулевым результатом, против конфронтации».

Второе направление — сотрудничество с Индией в рамках совместно создаваемых независимых от Запада финансовых структур. В данном случае Пекин тонко учитывает наличие у индийской элиты стремления приступить к постепенной конвертации растущего потенциала экономики своей страны в глобальное финансовое и геополитическое влияние Индии. Вполне предсказуемым выглядит то, что Китай позитивно отнесся к назначению первым президентом Банка БРИКС представителя Индии Кундапура Ваман Каматха, одним из первых шагов которого стало объявление о том, что банк выдаст свой первый кредит не в долларах США, а в китайских юанях. Для стран ЦА процесс расширения ШОС может иметь двойственное значениеПо словам Каматха, «развивающиеся страны сейчас уже могут стоять на своих ногах, прилагая усилия для самоорганизации в плане финансирования». Банк БРИКС начал свою работу 21 июля 2015 года в Шанхае. Его первоначальный капитал составит 100 млрд. долларов.

Также Пекин позитивно воспринял вступление Индии в созданный им Азиатский банк инфраструктурных инвестиций (АБИИ) с капиталом в 100 млрд. долларов, где Дели получил 8,52% акций, став вторым после Китая (30,34%) крупнейшим акционером. Принимая во внимание, что в будущем планируется координация деятельности АБИИ с Банком БРИКС, то возможности Индии влиять на мировые инвестиционные процессы будут существенно возрастать. Китаю это представляется выгодным, поскольку индийские возможности в этой сфере будут тесно переплетаться с китайскими.

Наконец, третьим направлением стратегической логики Пекина в отношении Дели является сплетение интересов в области совместного выстраивания системы региональной безопасности. Как раз в данную логику и укладывается вступление Индии в ШОС, которая теперь сможет в рамках закрытого от Запада формата напрямую обсуждать наиболее острые проблемы безопасности не только в Афганистане и на Ближнем Востоке, но и в тех точках несовпадения китайско-индийских интересов, которые имеют место в Южной Азии.

 

Заключение

Начало процедуры расширения ШОС знаменует собой новую эру в деятельности данной международной организации. Между тем, для стран Центральной Азии процесс расширения все же может иметь двойственное значение. С одной стороны, интересам ведущих стран ЦА, безусловно, соответствует углубление координации и сотрудничества между старыми и новыми членами ШОС в направлении повышения общего уровня региональной безопасности, увеличения потока инвестиций и числа совместных экономических проектов. Однако, с другой стороны, существует определенная вероятность того, что функционированию ШОС и процессу его расширения может быть задан нежелательный вектор на соперничество с Западом, что не отвечает интересам ведущих стран ЦА, так как он будет сужать возможности их внешнеполитической и экономической диверсификации. На фоне вероятности подобного риска позиция ведущих стран ЦА может оказаться ключевой и способной определить генеральную линию развития ШОС в долгосрочной перспективе, включая характер функционирования новых внутренних форматов, от которых будет зависеть вся будущая система безопасности в Евразии.

 

Рустам Махмудов

 

Архив номеров за 2015 год

Задайте вопрос эксперту

Воспользуйтесь возможностью задать вопрос экспертам, выбрав в списке ниже интересующую вас тему. Ответы на наиболее интересные вопросы появятся на страницах журнала "Экономическое обозрение".
Неверный ввод
Неверный ввод

Подписка

Уважаемые читатели!

Не забудьте оформить подписку на наш журнал на 2017 год.

Подписаться на журнал можно с любого очередного месяца во всех почтовых отделениях Узбекистана.

Оформить подписку можно также через редакцию, оплатив счет.

Наши подписные индексы:
- для индивидуальных подписчиков - 957;
- для предприятий и организаций - 958.

Журнал выходит 12 раз в год.

Цитатник "ЭО"

"Можно производить всё, чтобы не зависеть от импорта продовольствия. Но выгоднее возделывать то, что лучше растет и лучше продается".
ЭО, №6, 2013 г.
Review.uz 2014 - 2017. Все права защищены.
Перепечатка материалов допускается только при наличии активной ссылки на портал.