A+ A A-

«Один пояс — один путь». Вопросы концептуального и ситуативного характера

  • Автор  Рустам Махмудов
Оцените материал
(0 голосов)
«Один пояс — один путь». Вопросы концептуального  и ситуативного характера «Один пояс — один путь». Вопросы концептуального и ситуативного характера

Прошедший 14-15 мая в Пекине саммит «Один пояс — один путь» («ОПОП») представляет собой следствие наблюдаемого уже несколько лет постепенного изменения глобального геополитического и геоэкономического баланса сил. Саммит стал знаковым событием. И не только потому, что в нем участвовали лидеры и официальные представители 57 стран, в которых живет 60% населения мира, но и потому, что США на нем не исполняли привычную партию первой скрипки. Соединенные Штаты были представлены лишь старшим директором Совета национальной безопасности по Азии Мэттом Поттингером. Ведущую партию исполнил Пекин. Именно от него ждут прорывных предложений, способных дать новый импульс развитию мировой экономики на фоне неразберихи во внутренней и внешней политике Вашингтона.

Анализ саммита позволяет выделить в нем две составляющие. Первой является подведение предварительных итогов за три года, прошедших после объявления инициативы. Вторая составляющая — это обозначение некоторых стратегических направлений развития «Одного пояса — одного пути» на долгосрочную перспективу. Говоря о подведении предварительных итогов, можно отметить, что как минимум одним из них стало превращение «ОПОП» в важный вопрос на повестке дня континентальной и мировой политики. Что касается стратегических направлений развития инициативы, то здесь можно выделить курс на отказ от протекционизма для стимулирования глобального экономического роста и на более тесную координацию между такими региональными экономическими объединениями, как Азиатско-Тихоокеанское экономическое сотрудничество (АТЭС), АСЕАН, Африканский Союз, Европейский Союз и ЕАЭС.

 

Для стран региона сегодня критически важно просчитать,

сможет ли их участие в «ОПОП» придать стимул для

наращивания производства местной промышленной

продукции и тем самым дать возможность уйти от

сырьевой зависимости.

Вместе с тем, саммит, несмотря на положительную информационную атмосферу вокруг него, высветил ряд проблем и поставил перед Пекином несколько весьма острых вопросов как ситуативного, так и концептуального характера. В первую очередь, необходимо выделить демонстративный отказ Индии от участия в работе саммита. Основная причина заключается в том, что входящий в «ОПОП» проект «Китайско-пакистанского экономического коридора» стоимостью в 46 млрд. долл. рассматривается Индией как покушение на ее суверенитет и территориальную целостность. Речь идет, прежде всего, об участке Каракорумского шоссе, который проходит по территории индийского штата Джамму и Кашмир. Дели постоянно указывает, что этот участок оккупирован пакистанскими войсками. Индийская сторона неоднократно посылала ноты протеста Китаю, однако они не имели результата. Для Пекина Каракорумское шоссе и связанный с ним пакистанский порт Гвадар, в который вложены многомиллиардные китайские инвестиции, имеют стратегически важное значение. Они позволяют получить прямой доступ к Индийскому океану, минуя Южно-Китайское море и Малаккский пролив, особенно в условиях обострения военно-морской гонки вооружений с США. Поэтому Пекин попадает в данном случае в геополитические ножницы.

С одной стороны, ему крайне необходимо участие Индии в «ОПОП», так как это вторая крупнейшая развивающаяся экономика мира и по темпам роста ВВП уже опережающая Китай. С другой стороны, Пекин не может отказаться от коридора через Пакистан, рискуя тем самым создать постоянную точку напряженности в китайско-индийских отношениях и собственными руками подтолкнуть Дели к геополитическому сближению с США. Противоречия вокруг пакистанского коридора также могут негативно сказаться, как и предостерегали многие эксперты, на эффективности работы ШОС, постоянными членами которого Индия и Пакистан должны стать в ближайшее время. Как Китай будет выходить из этой ситуации, пока не ясно.

На саммите обозначились также концептуальные экономические вопросы сотрудничества Китая с ведущими странами Европейского Союза. Стало известно, что европейцы отказались подписывать совместное заявление в области торговли, так как ждали от Китая выполнения нескольких требований, касающихся прозрачности предоставления Пекином государственных заказов в рамках «ОПОП», а также соблюдения экологических и социальных стандартов. Китайские власти отказались пойти на удовлетворение поставленных странами ЕС условий, и документ в итоге не был подписан. Суть части европейских требований раскрывает заявление министра экономики Германии Бригитты Циприс, которая призвала Пекин к прозрачности для устранения подозрений, касающихся дискриминации в вопросе инвестиционных заявок. По ее словам, все еще сохраняется возможность для улучшения (диалога с Китаем) в этом вопросе.

 

Европейцы хотят равных конкурентных позиций с китайскими компаниями при участии в различного рода тендерах в рамках «ОПОП»

 

Требования европейцев на самом деле обнажают достаточно сложную проблему, которая будет касаться двух моментов — получения Пекином более широкой поддержки от ЕС в плане продвижения «ОПОП», а также имиджа китайской инициативы, которая, как заявляется, преследует цель повысить благополучие всех ее участников и устранить протекционистские барьеры. Безусловно, европейцы хотят равных конкурентных позиций с китайскими компаниями при участии в различного рода тендерах в рамках «ОПОП».

Если КНР не удастся договориться с ЕС — крупнейшей экономикой мира, то это в дополнение к высветившимся проблемам во взаимоотношениях с Индией весьма негативно скажется на перспективах «ОПОП», который во многом задумывался как транспортный и товарный мост для связи китайской экономики с Европой.

Природа спора между КНР и ЕС и его будущее развитие важны для интересов Центральной Азии, так как позволяют странам региона более трезво взглянуть на сложившуюся ситуацию с реализацией «ОПОП». Пока для Центральной Азии в этом проекте вырисовываются следующие контуры. Она должна стать транспортным мостом между КНР, ЕС и Ближним Востоком, а также, возможно, объектом для перебазирования ряда мощностей и технологий.

Для ЦА остаются открытыми два принципиальных вопроса. А) Собирается ли КНР в рамках «ОПОП» инвестировать в масштабное развитие инновационных технологий в странах ЦА? Б) Будет ли Пекин открывать свой рынок для этой произведенной в ЦА промышленной продукции?

Для стран региона сегодня критически важно просчитать, сможет ли их участие в «ОПОП» придать стимул для наращивания производства местной промышленной продукции и тем самым дать возможность уйти от сырьевой зависимости. Как известно, подобный стимул возможен лишь при комбинации таких составляющих, как развитие соответствующих производств, инвестиции в науку и кадры, а также широкий доступ к мощному рынку сбыта, в частности, китайскому. Так работали США после Второй мировой войны, создавая свой американоцентричный мир. Поэтому взаимоотношения с Китаем следует построить с позиции наращивания несырьевого экспорта, привлечения инвестиций, кроме транзитных магистралей в экологически безвредные производства. Только тогда участие ЦА в «ОПОП» может принести те дивиденды, которые от него ожидают.

 

Рустам Махмудов

Задайте вопрос эксперту

Воспользуйтесь возможностью задать вопрос экспертам, выбрав в списке ниже интересующую вас тему. Ответы на наиболее интересные вопросы появятся на страницах журнала "Экономическое обозрение".
Неверный ввод
Неверный ввод

Подписка

Уважаемые читатели!

Не забудьте оформить подписку на наш журнал на 2017 год.

Подписаться на журнал можно с любого очередного месяца во всех почтовых отделениях Узбекистана.

Оформить подписку можно также через редакцию, оплатив счет.

Наши подписные индексы:
- для индивидуальных подписчиков - 957;
- для предприятий и организаций - 958.

Журнал выходит 12 раз в год.

Review.uz 2014 - 2017. Все права защищены.
Перепечатка материалов допускается только при наличии активной ссылки на портал.