A+ A A-

Ненормативная энергетика

  • Автор  Рустам Махмудов
Оцените материал
(1 Голосовать)
Ненормативная энергетика Ненормативная энергетика

Центральная Азия сегодня постепенно переходит от стадии обсуждения к стадии осторожных практических шагов по внедрению альтернативной энергетики, включающей в себя энергию, получаемую от солнца, ветра, биомассы, термальных источников, приливной волны. Они также называются возобновляемыми источниками энергии, но в случае включения в их состав гидроэнергетики. На данном направлении можно отметить усилия наиболее промышленно развитых стран региона — Узбекистана и Казахстана, которые обладают соответствующими ресурсами, чтобы в перспективе выйти на лидирующие позиции в Центральной Азии по диверсификации источников генерации энергии.

Возобновляемой энергией Узбекистана и Казахстана осветили будущее

Интерес, который сегодня демонстрируют страны ЦА к возобновляемой энергии, полностью находится в русле мировых тенденций по увеличению доли новых источников экологически чистой энергии в электрогенерации. Причем активные шаги предпринимаются не только развитыми странами, но и некоторыми малыми развивающимися экономиками. К примеру, Уругвай и Коста-Рика уже вышли на практически 100-процентное обеспечение своих потребностей в электричестве из возобновляемых и альтернативных источников энергии. Во многом опыт именно подобных малых стран более подходит для развития альтернативной энергетики в странах Центральной Азии.

В ближайшем будущем можно ожидать первых серьезных практических шагов по внедрению возобновляемых источников энергии (ВИЭ) в Узбекистане. Согласно проекту постановления Президента Шавката Мирзиёева, в период с 2017 по 2021 гг. планируется инвестировать в проекты в этой сфере до 1,88 млрд. долларов. Инвестиции в размере 1,1 млрд. долларов будут направлены на строительство пяти солнечных фотоэлектрических станций общей мощностью 500 МВт. В свою очередь более 700 млн. долларов пойдут на модернизацию восьми ГЭС и строительство еще 13 малых ГЭС, что даст общий прирост мощности в 154 МВт. Ожидается, что во второй половине текущего года будет принят закон «О возобновляемых источниках энергии», который определит гарантии доступа производителей ВИЭ, независимо от форм собственности, к единой электроэнергетической системе, формирование стимулирующих тарифов и закупочных цен на электроэнергию, производимую из возобновляемых источников.

В текущем году ожидается запуск строительства первой солнечной электростанции в Самаркандской области мощностью 100 МВт. Генеральным подрядчиком в результате тендерных торгов была определена китайская компания Zhuhai Singyes Green Building Technology Co., Ltd. Ранее российская нефтегазовая компания «Лукойл» для снабжения электроэнергией объектов, связанных с газоконденсатным месторождением Кандым в Бухарской области, запустила мобильную автономную солнечную электростанцию мощностью 1,2 МВт. Все это можно рассматривать как первые шаги по изменению структуры потребления топливно-энергетических ресурсов в электроэнергетике Узбекистана, в которой доминирует природный газ, доля которого достигает 85%.

Наращивает темпы внедрения возобновляемых источников энергии Казахстан в соответствии с принятым в 2009 году Законом «О поддержке возобновляемых источников энергии». В стране уже построены две небольшие солнечные электростанции в Жамбылской области — «Отар» мощностью 7 МВт и «Бурное Солар-1» в 50 МВт. На «Бурное Солар-1» установлены 192 тыс. солнечных панелей. В ближайшее время планируется удвоить ее мощность. В Жамбылской области также построена первая в Казахстане ветровая электростанция «Кордасайская ВЭС», на которой установлены ветрогенераторы немецкой фирмы Nordex.

 

Опыт малых стран более подходит для развития

альтернативной энергетики в странах Центральной Азии

 

В Акмолинской области в 2016 году было начато строительство третьей солнечной электростанции с начальной мощностью 100 МВт с перспективой выхода на почти 300 МВт. Электроэнергия с этой СЭС будет поставляться в Астану, чьи потребности составляют 600 МВт. Стоимость проекта составит 150 млн. долларов со сроком окупаемости 20 лет. Однако Казахстан не намерен на этом останавливаться, и к 2020 году в стране планируется ввести в строй 106 объектов ВИЭ общей мощностью более 3 054 МВт. В настоящее время в структуре производства электроэнергии Казахстана безраздельно господствуют традиционные источники энергии: 79% приходятся на топливные электростанции, 12% — на гидроэлектростанции и 8% — на газотрубные. В свою очередь доля альтернативных источников энергии в электрогенерации пока не превышает 1%, хотя и растет довольно быстрыми темпами.

Энергетика должна «позеленеть»

Вместе с тем, говоря о внедрении альтернативных источников энергии в Центральной Азии, необходимо иметь в виду опыт ведущих стран мира, где этот процесс проходит на двух уровнях. Первый уровень связан с широким внедрением альтернативных источников энергии в бытовой сфере, переплетаясь с внедрением энергоэффективных и дружественных к окружающей среде приборов, оборудования и жилья, а также новых видов транспорта. В свою очередь второй целевой уровень, или фундаментальный уровень, ориентирован на включение альтернативных источников энергии в более фундаментальный процесс смены технологического уклада в сторону построения инновационной и низкоуглеродной экономики, а также smart habitat, или «умной среды обитания».

Второй уровень можно разделить на два подуровня —

 а) научные разработки, финансируемые государством и частными компаниями;

б) создание инновационных производительных мощностей под потребности новой экономики, чье энергетическое снабжение в значительной мере базируется на альтернативных источниках. Отличительной особенностью двухуровневой системы является то, что первый, бытовой уровень является реципиентом технологий, разрабатываемых и тестируемых на фундаментальном уровне.

Очевидно, что в Центральной Азии подобная функционирующая система с двумя взаимопроникающими уровнями еще далека от своего создания. В настоящее время речь идет лишь о постепенном внедрении альтернативных электрогенерирующих и энергосберегающих технологий в обыденную жизнь и частично на промышленных предприятиях с последующим выходом на производство некоторых компонентов альтернативной энергетики на основе, главным образом, импортного оборудования. Говорить о выходе на второй уровень пока не приходится. Хотя в целом можно отметить, что некоторые постсоветские страны, включая страны ЦА, в последние годы прилагают значительные усилия для выхода на уровень инновационных экономик, что уже находит свое отражение в мировых индексах.

Так, в топ-50 наиболее инновационных экономик, согласно Bloomberg Innovation Index, в 2016 году попали Россия (12-е место), Литва (32-е), Эстония (34-е), Латвия (39-е), Украина (41-е) и Казахстан (50-е). В 2017 году большинство постсоветских стран несколько поднялись в этом рейтинге. В частности, Казахстан оказался на 48-м месте. Однако поднялись не все. Россия рекордно упала сразу на 26-е место, что, по мнению составителей индекса, объясняется влиянием экономических санкций и эффектом от низких цен на нефть. Немного упала также Украина — на 42-е место.

Если говорить о лидерах, то второй год подряд первое место принадлежит Южной Корее. В первую десятку уже привычно входят Германия, Швеция, Швейцария, Финляндия, Сингапур, Япония, Дания, США и Израиль. Вторая крупнейшая экономика мира — Китай — также два года подряд занимает 21-ю строчку. Столь относительно низкое место Китая составители рейтинга объясняют тем, что он полностью подпадает под критерии «развивающейся экономики», где технологии в значительной степени копируются, а не создаются.

Структура Bloomberg Innovation Index хорошо показывает, на какие критерии должна опираться та или иная страна, которая стремится к созданию инновационной экономики и альтернативной энергетики. Среди критериев можно отметить следующие: R&D intensity (Research and Development intensity) — расход компании на научные исследования и развитие; Manufacturing value added — производство добавленной стоимости; Productivity — производительность; High-Tech density — плотность высоких технологий; Tertiary efficiency — эффективность сферы услуг; Researcher concentration — концентрация исследователей; Patent activity — патентная деятельность.

Стимулирование развития альтернативной энергетики  на основе двух целевых уровней

Учитывая двухуровневый характер внедрения альтернативных источников энергии, который присутствует в технологически развитых странах, Центральной Азии можно было бы многое перенять из их передового опыта. В первую очередь можно было бы подумать о создании в обществе культуры «чистой энергии» и бережного отношения к экологии. Сознание подавляющей части населения региона все еще находится на уровне 4-го технологического уклада (1930–1990 гг.), в рамках которого энергетика и транспорт мыслятся преимущественно как основанные на нефти, природном газе и нефтепродуктах.

 

В последние годы страны ЦА прилагают значительные

усилия для выхода на уровень инновационных экономик

 

В принципе, эта инерция 4-го технологического уклада сохраняется во многих странах мира, включая государственные структуры. По данным Хелен Маунтфорд, директора экономики в Институте мировых ресурсов, в мире ежегодно тратится около 600 млрд. долларов государственных средств на субсидирование проектов в области ископаемого топлива. Только страны G20 ежегодно тратят 450 млрд. долларов на эти цели.

Однако инерция мышления 4-го техуклада, особенно в развитых странах, сегодня постепенно уступает место экологическому мышлению 6-го уклада, о чем говорят растущие инвестиции в альтернативную энергетику, причем не только в масштабные, но и в небольшие проекты. В 2015 году был зафиксирован пик инвестиций — 348,5 млрд. долл., или на 11% больше, чем в 2014 году. Для сравнения: в 2004 году подобные инвестиции составляли всего 61,8 млрд. долларов. И хотя в 2016 году объем вкладываемых средств немного уменьшился, в основном, из-за снижения инвестиций в Китае и Японии, однако это вряд ли остановит положительный тренд в долгосрочной перспективе.

Говоря о внедрении культуры чистой энергии в обществе и пересмотре философии энергопотребления в экономике, нужно отметить решающую роль, которую должно играть государство. Вместе с тем, многие эксперты полагают, что со стороны государства было бы неверным сразу же приступать к радикальным мерам по искоренению «углеводородной культуры». Данный процесс должен идти довольно мягко, поэтапно и обязательно должен учитывать экономические реалии. По их мнению, на первых этапах углеводородная энергетика может сыграть свою положительную роль как источник финансирования альтернативной энергетики.

 

Роль государства рассматривается как решающая для

привлечения частного бизнеса в финансирование проектов

альтернативной энергетики

 

В частности, государство может направлять часть доходов от продажи углеводородного сырья и получаемых от углеводородных проектов налогов на финансирование проектов чистой энергии и образовательных экологических программ. Кроме того, средства, полученные от углеводородной энергетики, могут быть инвестированы в научные разработки, нацеленные на повышение эффективности новых технологий. Как показывает опыт развитых стран, инвестирование средств, полученных из других источников, в новые разработки дает сразу несколько эффектов, начиная от развития инновационных отраслей науки и заканчивая снижением себестоимости производства альтернативной энергии, что уже приносит серьезную прибыль. По имеющимся оценкам, темпы снижения себестоимости электроэнергии, производимой альтернативными источниками, уже позволяют говорить о приближении мира к отметке в 1 трлн. долларов полученной совокупной выгоды в различных секторах экономики от данного эффекта.

Кроме того, эксперты отмечают, что часть углеводородной энергетики, такая как газовый сектор, сможет остаться актуальной и при новом технологическом укладе. Природный газ является не только дешевым источником энергии, незаменимым в системе отопления, но и производит гораздо меньше вредных выбросов в окружающую среду, по сравнению с нефтью и углем.

Роль государства также рассматривается как решающая при создании благоприятных условий для привлечения частного бизнеса в финансирование проектов в области альтернативной энергетики и научных разработок. Для Центральной Азии это особенно актуально, так как по устоявшейся традиции именно государство часто является вынужденным «монополистом» в сфере инвестирования в крупные и средние проекты. Это объясняется как следованием философии управления 4–5-го технологических укладов, в основе которых лежал централизованный и вертикальный подход, необходимый для реализации огромных индустриальных программ, примером чему могут служить индустриальные программы Советского Союза, так и простым неумением создать благоприятные условия для прихода частных национальных и иностранных инвестиций.

 

Эффективное решение вопроса промышленного хранения электроэнергии станет мощным катализатором развития альтернативной энергетики

 

Так, казахские эксперты именно в этом видят сохраняющийся слабый интерес частного бизнеса к инвестированию в НИОКР. По их мнению, централизованный подход, воплощенный в акционерном обществе «Национальное агентство по технологическому развитию» (АО «НАТР»), созданном со стопроцентным участием государства, себя не оправдывает. Примерно 80% средств «НАТР» идет на трансфер импортных технологий, при том, что доля инновационных предприятий в экономике в последние пять лет остается неизменной на уровне 8% при увеличении государственного финансирования «НАТР» в десять раз. На государство приходятся также 59% инвестиций в НИОКР. Вторым крупным источником финансирования выступают собственные средства научных предприятий (37%). В то же время доля иностранных инвестиций и собственных предприятий составляет не более 5%. Для сравнения: в Южной Корее, Китае и Японии доля частных инвестиций достигает 75%, и все благодаря тому, что государство в этих странах предоставляет широкий спектр налоговых льгот.

Луч солнца золотого! Как сохранить тебя?

При внедрении альтернативной энергетики перед странами Центральной Азии неизбежно возникнет вопрос о способах хранения электроэнергии. Одно дело, когда ветровая или солнечная установка работает на удовлетворение бытовых нужд, и другое, когда энергия солнца и ветра должны работать в промышленных масштабах, что в свою очередь актуализирует базовую проблему альтернативной энергетики, заключающуюся в неравномерности выработки электроэнергии и способах ее хранения. По мнению отраслевых экспертов, эффективное решение вопроса промышленного хранения электроэнергии станет еще одним мощным катализатором развития альтернативной энергетики, наряду со снижением себестоимости производства единицы энергии.

 

Развитие альтернативной энергетики в промышленных масштабах потребует от стран ЦА решения вопросов совмещения альтернативной энергетики с традиционной

 

Как указывает глава российской инновационной корпорации «Роснано» Анатолий Чубайс, «мировая и российская электроэнергетика находится в одном шаге от преобразования базового технологического принципа — соответствия уровня генерации и потребления в единый момент времени. Прорывная технология, которая позволит разделить генерацию и потребление, — накопление энергии». По его мнению, это приведет к созданию совершенно другого типа энергетики и системы диспетчеризации, и ожидать прорыва в сфере промышленного хранения электроэнергии можно уже ранее 2030 года.

В настоящее время, по данным исследовательской фирмы IHS, на рынке хранения электроэнергии отмечается взрыв предложения. В 2017 году совокупная мощность установок должна возрасти до 6 ГВт, в то время как всего 5 лет назад этот показатель был на уровне 0,34 ГВт. Прогнозируется, что к 2020 году мощности по хранению электроэнергии могут составить более 40 ГВт.

Хранение электроэнергии сегодня превращается в отдельное мощное направление бизнеса, хотя научные исследования пока находятся на стадии нахождения наиболее экономических, рентабельных и мощных технологий хранения. Предлагается множество вариантов промышленных накопителей, таких как различные ионно-литиевые батареи, аккумуляторы Powerpack от компании Tesla, использование гидроаккумулирующих станций, накопителей на основе скрытых тепловых свойств кремния и маховиков и т.п. Кроме того, множество вариантов находится в стадии научной разработки и тестирования, что является положительным знаком и свидетельствует о том, что прорыв на этом направлении действительно может быть осуществлен в ближайшие годы.

Заключение

Центральная Азия, безусловно, обладает всеми природными условиями для продвижения таких видов возобновляемой энергетики, как солнечная и ветровая, а также малые ГЭС. Не вызывает сомнения, что при активной роли государства по созданию благоприятных условий для частного бизнеса по производству и продаже продуктов альтернативной энергетики спрос домохозяйств и других малых потребителей энергии на генераторы может быть удовлетворен в сравнительно короткие сроки. В то же время развитие альтернативной энергетики в промышленных масштабах, конечно же, потребует от стран ЦА не только больших инвестиций в новые проекты, но и решения вопросов хранения и совмещения альтернативной энергетики с традиционной.

 

Решать вопрос широкого внедрения альтернативной энергетики

придется в любом случае. Потребности в энергии в Центральной

 Азии будут постоянно расти

 

Тем не менее, несмотря на очевидные сложности, решать вопрос широкого внедрения альтернативной энергетики придется в любом случае. Потребности в энергии в Центральной Азии будут расти и дальше, и вариантов выбора у стран региона не много, вернее, только три — альтернативная, традиционная и атомная энергетика. Конечно, можно продолжить использовать в возрастающих объемах нефть, природный газ и уголь, но это будет недальновидно по нескольким причинам. В первую очередь, это повлечет за собой дальнейшее отставание в научной сфере, а также будет усугублять ситуацию с экологией, отражением чего могут стать прямые экономические потери из-за общего ухудшения здоровья трудоспособного населения и будущих поколений. По всей видимости, все эти риски уже принимаются в расчет в странах ЦА, о чем говорит появление различных государственных программ, сфокусированных на создание почвы для внедрения альтернативных и возобновляемых источников энергии.

 

 

Рустам Махмудов

Задайте вопрос эксперту

Воспользуйтесь возможностью задать вопрос экспертам, выбрав в списке ниже интересующую вас тему. Ответы на наиболее интересные вопросы появятся на страницах журнала "Экономическое обозрение".
Неверный ввод
Неверный ввод

Подписка

Уважаемые читатели!

Не забудьте оформить подписку на наш журнал на 2017 год.

Подписаться на журнал можно с любого очередного месяца во всех почтовых отделениях Узбекистана.

Оформить подписку можно также через редакцию, оплатив счет.

Наши подписные индексы:
- для индивидуальных подписчиков - 957;
- для предприятий и организаций - 958.

Журнал выходит 12 раз в год.

Review.uz 2014 - 2017. Все права защищены.
Перепечатка материалов допускается только при наличии активной ссылки на портал.