A+ A A-

Посткризисный рельеф экономики

  • Автор  Виктор Абатуров
Оцените материал
(1 Голосовать)
Посткризисный рельеф экономики Полгода новой нормальности Посткризисный рельеф экономики Полгода новой нормальности

Прогнозы по мировой экономике в декабре прошлого — январе нынешнего годов были хоть и благоприятными, но достаточно скромными и неуверенными, предполагающими различные риски и вызовы, снижающие темпы экономического роста. «ЭО» еще тогда предполагало, что мировая экономика будет развиваться более динамично и устойчиво, чем в существовавших на тот момент прогнозных построениях (см. «ЭО», №1, 2017 г.). И вот эти предположения уже активно реализовываются.

Прогнозыкорректируются

Первой спрогнозировала улучшение ситуации относительно имевших место ранее прогнозов Всемирная торговая организация. Согласно прогнозу ВТО, объем мировой торговли в текущем году повысится на 2,4%. При том, что в 2016 году темпы роста составили 1,3%, став минимальными с пика финансового кризиса 2008 года. Организация надеется, что ситуация в мировой экономике станет более стабильной, заявил генеральный директор ВТО Роберто Азеведо. Имеющие место « факторы одновременно с ожиданиями роста глобального ВВП дают повод для осторожного оптимизма», — заявил он.

Согласно совместному исследованию газеты The Financial Times и Института Брукингса (США), «восстановление мировой экономики после ряда фальстартов укоренилось и сейчас продолжается в стабильном режиме практически во всех регионах». Однако темпы роста экономики остаются невысокими. В развитых странах экономика демонстрирует разумные темпы роста, угроза дефляции миновала. Быстроразвивающиеся рынки, включая Китай и Индию, похоже, преодолели наиболее сложный период, и даже в наиболее уязвимых странах и регионах наблюдаются признаки оптимизма, конкретизирует FT.

Участники традиционной весенней встречи Международного валютного фонда (МВФ) в Вашингтоне отметили значительное улучшение динамики темпов роста мировой экономики. МВФ теперь прогнозирует на текущий год экономический рост в мире на уровне 3,5%, а на будущий — 3,6%. В январе МВФ ожидал роста мирового ВВП на 3,4% в текущем году после повышения на 3,1% в 2016 году. Первый раз за последние годы МВФ изменил прогноз в сторону повышения, и все делегаты в ходе прошедшей недели в Вашингтоне отметили, что в мировой экономике наметилась позитивная динамика.

Директор-распорядитель МВФ Кристин Лагард считает, что в мировой экономике настало «время весеннего настроения».

Правда, в своем апрельском прогнозе Всемирный банк оставил без изменений свой прошлый прогноз роста экономики развивающихся стран Восточной Азии и Тихого океана на 2017 год. Рост экономики этого развивающегося региона, включающего Китай, составит 6,2 процента в 2017 году, по сравнению с 6,4 процента в 2016-м. В 2018 году Всемирный банк прогнозирует рост до 6,1 процента, по сравнению с ожидавшимся в октябре 6-процентным значением. Однако и Всемирный банк отметил, что «рост в развивающихся странах Восточной Азии и Тихого океана, как ожидается, останется устойчивым. Поскольку продолжающееся оживление внутреннего спроса, в том числе в государственных и все больше в частных инвестициях, поддерживается укреплением внешнего спроса».

 

В мировой экономике настало «время весеннего

настроения». Впервые после 2010 года

 

Тем не менее, все прогнозирующие инстанции, как и положено, не смогли обойтись без вызовов и рисков, которые способны омрачить их радостные прогнозы. На сегодняшний момент самыми популярными угрозами светлому будущему мировой экономики являются эгоистический протекционизм правительств различных стран без конкретных списков. К угрозам можно отнести также неопределенность и непредсказуемость политики новой американской администрации во главе с Дональдом Трампом. Уже проявилось существенное отличие от формулировок прогнозов на начало года. Если в январе-феврале указывался «протекционизм Трампа», то сейчас говорится только о «неопределенности». Можно констатировать некоторый прогресс в отношении адекватного восприятия Дональда Трампа и его политики серьезными экономистами. Однако это не устраивает его политических противников, которые создают ажиотаж вокруг сомнительных конспирологических версий.

Ожидается, что рост в развитых странах в течение

2017–2018 годов составит в среднем 2%

Основания для оптимизма

Прогнозы улучшаются, естественно, не на пустом месте. Показатели прошедших с начала года месяцев свидетельствуют о синхронном росте практически во всех ведущих экономиках планеты. И это, по мнению многочисленных наблюдателей, происходит впервые после 2010 года, когда все страны преодолевали последствия глобального финансового кризиса 2008–2009 годов. Согласно последним «сверхкраткосрочным» индикаторам, мировой рост ВВП превышает 4%. Это, вероятно, самый лучший показатель роста, отмеченный еще до финансового кризиса 2008 года.

Если в США в прошлом году ФРС повышала процентную ставку только один раз из запланированных четырех по причине слабого экономического роста, то в текущем году она повысила ставку уже в начале марта, сославшись на хорошее состояние экономики США и экономики в мире. В США в феврале было создано 225 тыс. рабочих мест — значительно больше среднемесячных значений до этого.

Практически во всех европейских странах начинают наблюдаться более быстрые темпы экономического роста, чем в последние годы. Индекс экономического настроения, подсчитываемый Еврокомиссией на основе опросов потребителей, а также представителей сферы услуг, промышленности и строительства, достиг самого высокого уровня с 2011 года. В еврозоне безработица достигла самого низкого уровня с 2009 года. В марте глава ЕЦБ Марио Драги с гордостью объявил, что с опасностью дефляции в еврозоне покончено.

Экономический рост Китая в первом квартале оказался выше, чем ожидалось, и составил 6,9%. Это лучше, чем предусматривалось как официальным прогнозом, так и аналитиками. Инвестиции в основной капитал (за исключением сельского хозяйства) Китая в январе-марте 2017 года выросли на 9,2%, по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. О благоприятных перспективах говорит и растущая активность потребителей, свидетельствующая о том, что их доходы растут. Весьма благоприятны и данные по внешней торговле. Китайский экспорт в первом квартале вырос на 8,2 процента в годовом выражении, в то время как импорт увеличился на 24 процента. Последние ежемесячные статистические данные Китая показывают признаки ускорения экономического роста, и особенно в потреблении.

Институт международных финансов указал, что в январе все развивающиеся страны продемонстрировали самые высокие месячные темпы роста с 2011 года, и даже Россия с Бразилией, которые в прошлом году показали снижение ВВП, в этом году перейдут к росту. Индекс MSCI all-world, отражающий котировки акций в 46 странах, оказался в феврале на рекордно высоком уровне.

В начале этого года произошло резкое ускорение мировой торговли, прежде всего, за счет азиатских стран. В феврале нынешнего года экспорт Тайваня вырос на 28%, по сравнению с февралем прошлого, отражая увеличение мирового спроса на полупроводники. А экспорт Южной Кореи в феврале увеличился на 20%. Растет общемировой инвестиционный спрос. По подсчетам инвестиционного банка JPMorganChase, экспорт товаров капитального назначения в начале нынешнего года рос на 5,25% в годовом исчислении.

В общем, как отмечают многочисленные наблюдатели, в глобальной экономике наступил «новый период», а всеобщий пессимизм прошлых лет сменился всеобщим оптимизмом.

Структурные перемены

Однако нарастающий оптимизм по поводу перспектив мировой экономики некоторые наблюдатели разделяют с определенными опасениями. В принципе, можно говорить, что именно в текущем году мировая экономика переходит на курс уверенного роста после мирового кризиса 2008 года. За это время набралась необходимая фактура для того, чтобы оценить, какие же изменения произошли в мировой экономике за эти годы. И эти изменения нельзя назвать радостными для тех, кто привык видеть экономики развитых стран в центре мировой экономики при их бесспорном лидерстве в глобальных экономических процессах.

Весьма досконально в своей статье экономист Йельского университета Стивен Роуч рассматривает вопрос о том, чем же отличается глобальная экономика сегодняшнего дня от докризисной. Согласно его выкладкам, рост в развитых странах в течение 2017–2018 годов составит в среднем 2%. Однако годовые темпы роста в развитых странах будут и дальше значительно отставать от долгосрочной тенденции роста на 2,9% в год, зафиксированной для них в период 1980–2007 годов. В то же время среднегодовые темпы роста на 4,6%, ожидаемые в развивающихся странах в 2017–2018 годах, хоть и ниже, чем в предыдущие девять лет, но это в два с лишним раза выше, чем в странах развитого мира.

Далее он переходит к ретроспективным сравнениям. С 1980 по 2007 годы на долю развитых стран приходилось в среднем 59% мирового ВВП (измеряемого по паритету покупательной способности), в то время как доля развивающихся стран равнялась 41%. А к 2018 году, согласно последним прогнозам МВФ, это соотношение изменится на обратное: 41% мирового ВВП у развитых стран и 59% — у развивающихся. «Маятник мирового экономического роста решительно качнулся от так называемых развитых стран к развивающимся. Нечто новое? Конечно, да. Норма? Конечно, нет. Это потрясающее событие!», — эмоционально восклицает автор.

Потом Роуч задается вопросом: «Действительно ли развивающиеся страны, наконец-то, освободились от своей давней зависимости от развитых стран?». И сам же на него отвечает следующим образом: «Я много лет доказывал, что заявления о подобном «освобождении» являются ошибочными, потому что в более бедных странах сохраняется экспортоориентированная модель роста, привязывающая их экономику к внешнему спросу более богатых стран. Однако факты говорят об ином. Средний рост объемов мировой торговли замедлился до 3% в год в посткризисный период 2008–2016 годов, что вдвое ниже нормы, наблюдавшейся в 1980–2016 годах, — 6%. Однако за тот же период темпы роста ВВП в развивающихся странах снизились лишь чуть-чуть. То есть развивающиеся страны теперь в намного меньшей степени зависят от циклов в глобальной торговле и в большей степени полагаются на внутренний спрос».

И завершает свою статью следующими пассажами: «Всё это говорит о появлении радикально иного мира, чем тот, что доминировал до Великого финансового кризиса…

 

Маятник мирового экономического роста решительно качнулся

от так называемых развитых стран к развивающимся

 

Мир вывернулся наизнанку: новый динамизм в развивающихся странах сильно затмил экономику развитых стран, страдающую от затянувшейся болезни. И этот мир — новый, хотя едва ли нормальный». Но нормален ли новый мир или нет, с этим можно спорить и спорить.

Впрочем, говоря о произошедших в мировой экономике переменах, известный автор аббревиатуры БРИК Джим О`Нилл сформулировал их более кратко: «В соответствии с менее пессимистической точкой зрения, после 2008 года стало неизбежным отделение мировой экономики от американского потребительского двигателя и ее приспособление к росту потребительских экономических систем развивающихся стран, не в последнюю очередь Китая. Когда это произойдет, мы все сможем жить долго и счастливо».

 

Развивающиеся страны в намного меньшей степени зависят от циклов в глобальной торговле и в большей степени полагаются

на внутренний спрос

 

Монетаризм не работает

Но долгий путь посткризисного восстановления ознаменовался не только увеличением роли развивающихся экономик в мировой экономике и снижением их экономической зависимости от развитых стран. Есть еще одно измерение, в котором происходят изменения. Это доминирующие подходы к экономическому регулированию. Для развитых стран характерны либерализация и монетарное регулирование. И стимулировали выход из кризиса центробанки развитых стран преимущественно политикой монетарного смягчения — низкими до нуля процентными ставками. Для развивающихся стран более характерны государственное регулирование и фискальные методы. И с кризисом развивающиеся страны преимущественно боролись с помощью государственных программ, стимулирующих внутренний спрос. Особенно успешно в этом направлении действовал Китай. И многолетний выход из кризиса развитых стран на фоне более динамичного развития развивающихся говорит об эффективности и адекватности доминирующих подходов в экономической политике в складывающихся условиях. Сомнения в монетарной политике, проводимой центробанками развитых стран, существовали и ранее, но теперь они значительно усилились.

 

Увлеченность монетарной политикой обусловила столь

затяжной процесс восстановления темпов экономического роста

 

Вот, к примеру, что пишет Стивен Роуч: «Не пришло ли время пересмотреть роль монетарной политики? Анемичное восстановление экономики в развитых странах происходило на фоне самого радикального смягчения монетарной политики в истории — восемь лет учетные процентные ставки находились на уровне, близком к нулю, а центральные банки мощно наращивали свои балансы, осуществляя колоссальные вливания ликвидности. Тем не менее, эта нетрадиционная политика оказала лишь ограниченное влияние на экономическую активность, на число рабочих мест для среднего класса и зарплаты. Вместо этого избыток ликвидности вылился на финансовые рынки, вызывая рост цен на активы и обеспечивая непропорционально высокие доходы для богатых инвесторов. Нравится вам это или нет, но монетарная политика стала инструментом повышения уровня неравенства».

Впрочем, «ЭО» неоднократно об этом уже писало. Монетарные смягчения центробанков ведущих стран направлены на сохранение капитала, что в условиях недостаточного спроса не стимулирует инвесторов к инвестициям в реальный сектор, а провоцирует игры на финансовых рынках. Это и ведет к росту неравенства, а рост неравенства сокращает потребительский спрос, лишая экономику стимулов к росту. В этих условиях необходимо перераспределение средств через фискальную политику. Именно увлеченность монетарной политикой и обусловила столь затяжной и слабый десятилетний процесс восстановления темпов экономического роста после мирового финансового кризиса.

Впрочем, к выводам о том, что уверенный рост экономики не всегда обеспечивается благоприятной для инвесторов монетарной политикой, а в большей степени зависит от мер монетарного характера, пришел даже такой известный инвестиционный гуру, как Джим О`Нилл. «Нашим избранным правительствам давно пора изменить правила игры. Для начала это означает обновление налогового кодекса, чтобы сделать эмиссию долговых обязательств намного менее привлекательной, особенно в тех случаях, когда полученные доходы используются для выкупа акций. Как минимум нужно сделать так, чтобы выкупить акции было гораздо сложнее, чем выплатить дивиденды. При этом извлекут выгоду все акционеры, а не только инсайдеры из числа руководства», — написал Роуч на project-syndicate.org.

посткризисный рельеф copy

«Коррозия» консенсуса

Однако международные финансовые институты продолжают руководствоваться в своей деятельности принципами Вашингтонского консенсуса, сформулированными в эпоху расцвета идей либерализма в 1992 году. Многое в этом консенсусе уже давно не удовлетворяет большинство развивающихся стран, в частности, упор на монетарное регулирование и ограничение инструментов государства в регулировании и господдержке перспективных отраслей и направлений. И вот на фоне увеличения роли развивающихся стран в мировой экономике, нарастающих сомнений в монетарном регулировании и распространении протекционистских настроений в развитых странах финансовая G20 на полях весенней встречи в Вашингтоне решила создать группу известных финансистов, которая займется разработкой реформы мировой финансовой архитектуры. Возглавит группу экс-министр финансов, нынешний вице-премьер Сингапура Тарман Шанмугаратнам. Также в группу войдут известный финансист, экс-председатель правления Европейского центрального банка Жан-Клод Трише, бывший вице-президент Всемирного банка и министр финансов Нигерии Нгози Оконджо-Ивеала.

Стоит добавить, что попытки реформирования международной валютной системы начались сразу после глобального кризиса с целью предотвратить нечто подобное в будущем. Уже в 2009 году для разработки направлений реформирования создавалась подобная группа во главе с нобелевским лауреатом Джозефом Стиглицем. После было еще несколько подобных инициатив. Но все они закончились безрезультатно. Похоже, начинается очередная попытка, которая на сей раз на фоне обрисованных перемен в глобальной экономике может оказаться более результативной. «ЭО» будет за этим наблюдать.

 

 

Виктор Абатуров

 

Задайте вопрос эксперту

Воспользуйтесь возможностью задать вопрос экспертам, выбрав в списке ниже интересующую вас тему. Ответы на наиболее интересные вопросы появятся на страницах журнала "Экономическое обозрение".
Неверный ввод
Неверный ввод

Подписка

Уважаемые читатели!

Не забудьте оформить подписку на наш журнал на 2017 год.

Подписаться на журнал можно с любого очередного месяца во всех почтовых отделениях Узбекистана.

Оформить подписку можно также через редакцию, оплатив счет.

Наши подписные индексы:
- для индивидуальных подписчиков - 957;
- для предприятий и организаций - 958.

Журнал выходит 12 раз в год.

Review.uz 2014 - 2017. Все права защищены.
Перепечатка материалов допускается только при наличии активной ссылки на портал.