A+ A A-

Американский СПГ раскачивает качели мирового рынка

  • Автор  Рустам Махмудов
Оцените материал
(1 Голосовать)
Американский СПГ раскачивает качели мирового рынка Американский СПГ раскачивает качели мирового рынка

Борьба за европейский и азиатский газовые рынки, по всей видимости, вступает в новую стадию геополитического и геоэкономического противостояния, что не может не затрагивать центральноазиатских поставщиков нефти и природного газа.

На ставшее уже привычным газово-геополитическое противостояние вокруг Сирии в треугольнике Катар-Иран-Россия и новых путей определения поставок трубопроводного газа неожиданно возник еще один мощный фактор – стремление США закрепиться со своим сжиженным сланцевым газом на европейском и азиатском рынках. В ближайшие годы американские поставщики намерены довести экспорт СПГ до 74 млн. тонн, что вполне сопоставимо с объемами поставок мирового лидера в этом сегменте Катаром – 78 млн. тонн СПГ в год. С запущенного в феврале 2016 года терминала «Sabin Pass» в Луизиане уже ушло около 40 танкеров с американским СПГ в страны Латинской Америки. Также первые танкеры ушли в Польшу и Нидерланды. Потенциал США в экспорте СПГ гарантированно вырастет в ближайшее время в 10 раз – с 28,3 млн. куб. м до 283 млн. куб. м в день после того, как будут запущены строящиеся 5 новых терминалов.

В тоже время, чтобы дать стимул американским компаниям и дальше инвестировать в добычу газа и экспортную инфраструктуру, Вашингтону необходимо освободить от конкурентов крупные сегменты мирового рынка. Сделать это можно лишь путем мощного силового давления, так как по цене СПГ из США пока проигрывает СПГ из Катара и трубопроводному газу из России. Возможно, это и является подоплекой  труднообъяснимых событий вокруг Катара. 

И США, и Саудовская Аравия в принципе заинтересованы в ограничении газовых возможностей Катара. Катар, опираясь на свои гигантские запасы газа и валютные доходы, бросил вызов Эр-Рияду в борьбе за лидерство в арабском мире. В прежние годы саудиты ничего не могли поделать с крошечным соседом, так как он пользовался благосклонностью Белого дома. Но сегодня времена меняются. После недавнего визита Трампа в Саудовскую Аравию коалиция арабских стран во главе с Эр-Риядом использовала слова эмира Катара о необходимости нормализации отношений с Ираном как повод для разрыва дипломатических отношений и блокады эмирата, включая прекращение поставок продовольствия и воды. Доха даже была обвинена в поддержке международных исламистских террористических групп. В мировой прессе на тот момент много говорилось о различных аспектах этого кризиса, однако на фоне шумихи как-то незаметно прошла новость о том, что сразу после того, как Дубай отказался от закупок катарского газа, нефтегазовая компания RoyalDutchShellпродала ему первый танкер с 163,5 тыс. куб. м. американского СПГ. Это, безусловно, служит прямым доказательством в пользу того, что борьба за рынки газа - один из катализаторов возникшего кризиса. 

 

Как бы этого ни хотелось, Европе придется принимать

решения или в пользу российских проектов, или

в пользу американского СПГ

        Давление нарастает и в ответ на присутствие России на газовом рынке Европы, а также на  Иран, который рассматривается как очень перспективное направление для инвестиций со стороны европейских и азиатских энергокомпаний. Так, сенат США проголосовал на принятие законопроекта, который предлагает сократить максимальный срок рыночного финансирования российских банков до 14 дней, а подсанкционных компаний нефтегазового сектора – с 90 до 30 дней. Также согласно законопроекту президент США может наложить санкции на тех, кто намерен вложить в строительство российских экспортных трубопроводов более $5 млн. за год. Дополнительно указывается, что США намерены противодействовать строительству газопровода «Северный поток – 2» (поставки российского газа в Германию по дну Балтийского моря), так как он «пагубно воздействует на энергобезопасность Евросоюза».

       Между тем подобная активность уже начинает сталкиваться с противодействием, что выражается в казавшихся ранее невозможными кульбитами в мировой политике. В частности, Турция направила своих военнослужащих в Катар под легендой проведения совместных военных учений, так как существовала некоторая вероятность, что арабские страны могли силовым путем решить вопрос с Дохой. Турция по соглашению с Дохой от 2014 года  имеет военную базу в этой стране, где предположительно должны быть размещены до 3 тыс. военнослужащих. Также Анкара пообещала снабжать эмират продовольствием и водой. Российский президент Путин в разгар кризиса провел телефонный разговор с эмиром Катара, что было расценено как жест поддержки, хотя известно, что Москва и Катар являются противниками в Сирии. Одновременно Россия продала Катару 20 тыс. тонн мукомольной пшеницы.  В свою очередь Иран направил Катару 5 самолетов с 450 тоннами овощей в рамках помощи по недопущению голода в стране. Также должны быть направлены три иранских грузовых судна с 350 тоннами фруктов и овощей. Иран открыл свое воздушное пространство для 100 рейсов катарских авиалиний после того, как его арабские соседи закрыли свои воздушные пространства.   

       В ответ на возможные новые американские санкции, которые несут угрозы европейским энергетическим компаниям и проектам с Россией, ведущие политики ЕС стали делать довольно резкие, ранее нехарактерные для них, заявления. Например, совместное заявление канцлера Австрии Кристиана Керна и главы МИД Германии Зигмара Габриэля, в котором они назвали американский законопроект «незаконной» попыткой вытеснить российский газ с западноевропейского рынка и заменить его американским СПГ. Их заявление поддержала канцлер ФРГ Ангела Меркель и, похоже, что столь острая реакция европейцев заставила американцев несколько притормозить свою активность. Республиканское руководство палаты представителей США отправило документ на экспертизу в комитет по иностранным делам, что займет некоторое время. Скорее всего, этот шаг можно оценить как попытку зафиксировать позицию, проанализировать реакцию и выработать пути дальнейшего движения.              

Нужно отметить, что для Европы, особенно для ее крупных экономик, наступают трудные времена, и, как бы им этого ни хотелось, но придется принимать решения или в пользу российских проектов, или в пользу американского СПГ. Вытеснение российского газа более дорогим американским СПГ приведет к тому, что продукция ЕС станет менее конкурентоспособной, и Европа может потерять большое количество рабочих мест в промышленности. Однако, если она сделает выбор в пользу российского газа, то придется идти на значительное обострение отношений с Вашингтоном, что может привести к кризису в евроатлантических отношениях и к сближению Старой Европы с Россией, способному перекроить современный геополитический ландшафт. К этому необходимо добавить, что Европе при желании тоже есть чем экономически ответить США. Если ЕС удастся получить поддержку со стороны Китая, энергетические компании которого также могут попасть под удар американских санкций, то уже настанет очередь Вашингтона думать, как не попасть под ответные санкции. Пока же Пекин занимает выжидательную позицию. По некоторым данным, в настоящее время несколько китайских и американских компаний ведут переговоры о заключении долгосрочных контрактов на импорт американского СПГ.

       Таким образом, мир поставщиков и покупателей газа входит в непростую эпоху, как, впрочем, и вся мировая экономика и политика. Для стран-поставщиков газа из Центральной Азии вся эта турбулентность создает несколько потенциальных рисков. Это в первую очередь риски цен на углеводороды, которые могут в краткосрочной перспективе вырасти на политических рисках, а затем ввиду дальнейшего затоваривания рынка еще больше упасть. Кроме того, это риски эскалации геополитической борьбы и дальнейший рост привязки газа из ЦА к энергорынку Китая, так как вследствие ужесточения конкуренции на рынке ЕС вряд ли кто-то будет ждать центральноазиатский газ в больших объемах.

Review.uz 2014 - 2017. Все права защищены.
Перепечатка материалов допускается только при наличии активной ссылки на портал.