A+ A A-

Налоги между вывозами - Обзор кризиса до наших дней

  • Автор  Виктор Абатуров
Оцените материал
(2 голосов)
Налоги между вывозами - Обзор кризиса до наших дней Налоги между вывозами - Обзор кризиса до наших дней

Почти десять лет назад мировой экономический кризис серьезно разбалансировал  все подсистемы мировой экономики, в том числе и налоговую сферу.  Правительствам надо было бороться с кризисом, а денежные поступления из-за кризиса сокращались. Последние два года мировая экономика в целом стабилизировалась. Какие же тренды наблюдались  в налоговой сфере и что происходит сейчас?

Посткризисное давление налогов

Кризис привел к серьезным напряжениям бюджетных систем большинства стран мира. Росли государственные расходы в связи с необходимостью стимулирования экономик и выполнения социальных обязательств на фоне роста безработицы. Доходы бюджетов при этом уменьшались ввиду падения производства и снижения деловой активности.  Если до кризиса основной тенденцией налоговой политики являлось снижение налоговой нагрузки  для повышения конкурентоспособности бизнеса и привлечения инвестиций, то в первые посткризисные годы правительства многих стран мира, в первую очередь развитых, были больше озабочены необходимостью снижения бюджетных дефицитов. Однако повышение налогов в тех условиях  препятствовало  активизации бизнеса и  могло бы подорвать  восстановительные процессы. Поэтому к повышению налогов правительства относились очень осторожно,  предпочитая, особенно в Европе, делать акцент на строгой бюджетной экономии, сокращении расходов.

Кризис привел к серьезным напряжениям

бюджетных систем большинства стран мира.

Это оборачивалось тем, что общая тенденция бюджетно-налоговой политики в ходе кризиса — повышение налогов  на доходы работников  и сокращение социальной поддержки менее обеспеченных слоев населения. Вместе с тем, в США, к примеру, предпринимались усилия отчасти снизить налоговую нагрузку на малый бизнес и средний класс. Евросоюз же стремился снизить налоговую нагрузку на страны-члены, перекладывая при этом  часть налогов на местный бизнес. В Австралии увеличивалась ставка ренты для сырьевых компаний.  В ходе усилий различных стран пополнить бюджеты появляются и довольно оригинальные инновации по введению новых видов налогов. Например, дополнительный налог на считающиеся вредными для здоровья продукты питания, в частности, кока-колу и гамбургеры, налог на блогеров и даже налог на марихуану с предварительной ее легализацией.  В целом уровень налогообложения в развитых странах возрастал, и это  обусловило обострение другой проблемы.

Бегство от налогов

Различные  схемы  минимизации налогов с использованием различных благоприятных офшорных юрисдикций и  банковской тайны долгое время были неотъемлемой частью  финансового ландшафта планеты.  Однако усилия по борьбе с кризисом  значительно подорвали государственные финансы развитых стран,  что вынудило правительства  обратить особое внимание на собираемость налогов  и на механизмы, позволяющие их минимизировать, так как простое повышение налогов снижает относительную конкурентоспособность экономики. 

Росли государственные расходы в связи с необходимостью

стимулирования экономик и выполнения

социальных обязательств на фоне роста безработицы.

Под давлением США практически произошел отказ от такого понятия, как банковская тайна даже в такой стране, как Швейцария.  США разработали систему налогового администрирования, позволяющую получать информацию  о финансовых действиях своих резидентов из других стран  на взаимной основе. Германия скупала информацию, добытую незаконными методами, о счетах своих налогоплательщиков за рубежом. Другие страны также предпринимали те или иные шаги в этом направлении. Однако варианты минимизации налогов и ухода от них оставались. В США  получила распространение «налоговая эмиграция» — отказ от американского гражданства  в пользу гражданства той страны, где уровень налогообложения более низкий. Кроме того, корпорации из США снижали налоговую нагрузку путем поглощения зарубежного конкурента и перерегистрации в юрисдикции объекта покупки. В Европе европейские компании широко использовали различия  в налоговых правилах различных европейских государств для минимизации уплачиваемых налогов.  Было проведено расследование в отношении правительств Ирландии, Нидерландов и Люксембурга в связи с их льготным налоговым режимом и были внесены поправки в общеевропейское законодательство, препятствующие использованию ранее применяемых налоговых схем в этих странах. 

«Прощание» с офшорами

В результате озабоченности правительств по поводу ухода налогов из их юрисдикций стали формироваться  общие международные подходы  к вопросам гармонизации налогового администрирования и обмена налоговой информацией между различными странами. Начало этому процессу положило принятие в 2010 году американского закона FATCA. В силу закон вступил в 2014 году. Согласно закону, иностранные банки обязаны сообщать IRS-данные о счетах американцев в рамках межправительственных соглашений об обмене информацией. Если такого соглашения нет, то американские банки-контрагенты обязаны удерживать налог в размере 30% с отдельных выплат в пользу иностранного банка. Видимо, ввиду некорректности  выполнения предписаний американского закона резидентами других стран, G20 и ОЭСР создали новый «глобальный стандарт» для автоматического обмена финансовой информацией между правительствами — GATCA, который  базируется на FATCA, но имеет статус международного.  Весной прошлого года ООН, МВФ, Всемирный банк и ОЭСР создали  новый механизм взаимодействия по международным налоговым вопросам.   А в июне прошлого года страны G20 призвали созданный ОЭСР Международный форум по прозрачности и обмену информацией в налоговых целях подготовить объективные критерии для оценки того, насколько в тех или иных юрисдикциях улучшается ситуация с соблюдением установленных международных стандартов.  В преддверии саммита ЕС в конце июня эксперты ОЭСР дали предварительные оценки такого прогресса в некоторых странах.

В 2015 году страны ОЭСР начали отказываться от

политики по повышению налогов с целью сокращения

бюджетных дефицитов и перешли к локальным

снижениям для поддержки экономического роста

По этой оценке, большинство юрисдикций в последние годы достигли значительного прогресса в соблюдении международных стандартов прозрачности. В ходе налоговой амнистии за последние восемь лет были выявлены €85 млрд. недоплаченных налогов, она коснулась более 500 тыс. налогоплательщиков, сообщивших о своих офшорных активах. Общеизвестные налоговые убежища, в том числе Панаму, ОАЭ, Доминиканскую Республику, Андорру и Коста-Рику, эксперты сочли «в основном соответствующими». К «частично соответствующим» эксперты отнесли Маршалловы Острова. В списке юрисдикций, не соблюдающих международные стандарты и не прогрессирующих в этом направлении, осталась одна страна — Тринидад и Тобаго. Но при этом, по мнению экспертов ОЭСР, в стране нет большого финансового сектора, так что она не представляет существенного риска.

Преодоление одного вызова, каким был кризис,

 не гарантирует появления нового вызова.

Наверное, можно констатировать, что  за время, прошедшее после кризиса,  практически сформировался международный механизм  по контролю за уходом от уплаты от налогов.  Судя по представленному отчету экспертов, благодаря этому механизму  в самые сжатые сроки с офшорными юрисдикциями в мире практически покончено. А вот это уже вызывает сомнения, тем более, что многочисленные независимые эксперты утверждают, что  законодательства отдельных штатов США  позволяют им осуществлять функции самых востребованных офшоров сегодняшнего дня. Да и те небольшие страны, благополучие которых многие годы увязывалось с офшорной деятельностью, отнюдь не обанкротились после того, как их исключили из числа офшоров.

Запоздалое преодоление последствий

Вместе  с тем,  диспропорции в налогообложении в сторону увеличения налоговой нагрузки, вызванные необходимостью борьбы с кризисом, стали выправляться.   

И контуры нового вызова для положения

 дел в глобальной налоговой сфере уже обрисовываются

В 2015 году  ОЭСР констатировала, что страны Организации экономического сотрудничества и развития начали отказываться от политики по повышению налогов с целью сокращения бюджетных дефицитов и перешли к локальным снижениям для поддержки экономического роста. 5 стран ОЭСР снизили корпоративные налоги, и 4 государства пообещали сделать это в будущем. ОЭСР тогда отмечала, что правительства таким образом стараются поддержать усилия центробанков мира, у которых заканчиваются инструменты по поддержке экономики, а темпы роста мирового ВВП пока еще не восстановились до докризисных.

Ежегодно  в отчете «Налогообложение заработной платы» ОЭСР измеряет уровень налогов на заработную плату в развитых странах. ОЭСР называет его «налоговым клином». Сюда входят налоги на прибыль, налоги на заработную плату, а также любые налоговые льготы или скидки, которые дополняют доход работников. Исключаются другие способы, которыми правительства взимают налоги, такие как налог на добавленную стоимость, налог на имущество, а также налог на доходы от инвестиций и прибыли. И  по итогам 2016 года ОЭСР также проанализировала налоги наемных рабочих в 35 странах, сравнив налоговую нагрузку крупнейших экономик мира. Так, в 2016 году в среднем они составили 36% от дохода работника — на 0,07 процентного пункта (п.п.) меньше, чем годом ранее.  Это снижение, подчеркивает ОЭСР,  фиксируется третий год подряд, тогда как непосредственно после финансового кризиса 2008-2009 годов налоговая нагрузка на заработную плату росла.

Существенно снизилась нагрузка по зарплатным налогам в прошлом году в Бельгии и Австрии, где была проведена реформа налогообложения фонда оплаты труда. Подоходные налоги существенно снизились в Ирландии и Новой Зеландии. При этом степень прогрессивности этих платежей (она действует везде, кроме Венгрии) практически не меняется год от года.  Существенно нагрузка выросла только в Греции. Самая высокая нагрузка на зарплаты в Бельгии (54%), а также в Германии, Венгрии, Франции — 49,4%, 48,2% и 48,1% соответственно. Самая низкая — в Чили (7%, в этой стране для среднего заработка не действует подоходный налог), Новой Зеландии (17,9%) и Мексике (20,1%). Каждый работник в Бельгии, получающий среднюю заработную плату, платит налог почти в 8 раз выше, чем работник в Чили, выявило исследование ОЭСР. Давняя позиция ОЭСР заключается в том, что странам стоит меньше облагать налогом доходы граждан и прибыль корпораций за счет повышенных налогов на потребительские товары и недвижимость.

Прошлое, настоящее и будущее

То, что правительства развитых стран в борьбе с кризисом помогали прежде всего крупным инвесторам и корпорациям зачастую за счет населения, об этом «ЭО» уже неоднократно писало. В результате подобной политики значительно сократился и обеднел средний класс, сократился уровень социальной поддержки населения. А налоговая нагрузка работников длительное время препятствовала росту их потребительской способности и потребительского спроса, что сдерживало и экономический рост.  И только в последние два года положение дел в этом направлении стало меняться к лучшему.  Если в посткризисные годы налоговые политики различных стран, сталкиваясь с одинаковыми вызовами со стороны мировой экономики и реагируя на них, действовали примерно в одинаковом направлении, то сейчас ситуация меняется. Налоговые политики направлены на решение  специфических задач, характерных для той или иной экономики. В текущем году изменения в налоговой политике происходят и ожидаются в США, ЕС, Китае, Индии  (см. врезки). В США дебатируются налоговые инструменты реализации предвыборных обещаний Трампа, обещавшего  более активную поддержку американскому бизнесу против иностранных конкурентов.  Выход Британии из ЕС ведет к сокращению ее взносов в бюджете ЕС, что обуславливает необходимость поиска дополнительных налоговых поступлений.  В Китае налоговая политика используется в продолжении перехода с внешнего спроса на внутренний.  А в Индии, где существует множество налогов и взносов в различных штатах, стоит задача унифицировать и централизовать налоговую систему.

Однако  преодоление одного вызова, каким был кризис, не гарантирует появления нового вызова. Развитие в том и заключается, чтобы сталкиваться с вызовами и преодолевать их. И контуры нового вызова для положения дел в глобальной налоговой сфере уже обрисовываются.  Это программизация и роботизация «планеты всей», сулящие сокращение миллионов и миллионов рабочих мест по всему миру. А что будет с бюджетами при ожидаемом в этом случае сокращении налоговых поступлений и росте социальной нагрузки?  Эта проблема уже начинает обсуждаться, и «ЭО» будет наблюдать за развитием событий.

 

В результате озабоченности правительств по поводу ухода налогов из их юрисдикций стали формироваться  общие международные подходы  к вопросам гармонизации налогового администрирования и обмена налоговой информацией между различными странами

США: налогом по импорту и ВТО

Активные дискуссии в мире вызывают планы налоговой политики в США. Еще в ходе предвыборной кампании Дональд Трамп обещал затруднить поступление дешевого импорта в страну ради сохранения рабочих мест и поддержки американского малого и среднего бизнеса. Планируется ввести «пограничную коррекцию» налога на прибыль, что многие наблюдатели сравнивают  с физической стеной, которую Дональд Трамп планирует возвести на границе США с Мексикой. Основная идея заключается в введении налога на импорт и предоставлении налоговой льготы в аналогичном размере для экспорта.

Республиканская партия, контролирующая сейчас законодательную и исполнительную ветви власти, рассматривает эту инициативу как важный компонент общей реформы корпоративного налогообложения. По сути, этот налог будет субсидией для американских экспортеров, предоставляя им налоговую льготу, и штрафом для американских компаний, занимающихся импортом. Его сторонники заявляют, что данная мера улучшит торговый баланс США, одновременно стимулируя производство, инвестиции и занятость внутри страны. Но этот закон имеет и множество противников, утверждающих, что подобные меры приведут к результатам, противоположным ожидаемым. По мнению его противников, к коим относится и Нуриэль Рубини, «согласно экономической теории, введение этого закона должно привести к росту стоимости доллара, причем, в принципе, ровно на величину налога, а это обнулит его влияние на сравнительную конкурентоспособность импорта и экспорта». Кроме того, этот налог может противоречить правилам ВТО, которые допускают режим пограничной коррекции только в косвенных налогах. И если ВТО признает этот закон незаконным, то США могут столкнуться с ответными мерами на сумму до $400 млрд. в год.

ЕС: компенсировать Брексит налогами

Выход Британии из Евросоюза приведет к сокращению поступлений в его бюджет на €10 млрд. в год.  В то же время для финансирования новых приоритетов ЕС, включая защиту внешних границ и внутреннюю безопасность,  необходима примерно такая же сумма.  В начале июля Еврокомиссия представила свое видение европейской бюджетной политики  в подобных условиях и новых источников финансирования в аналитическом докладе.

В докладе обозначены восемь возможных направлений поиска новых источников дохода — это НДС, корпоративный налог, налог на финансовые транзакции, топливный и электрический сборы, сеньораж (доход, получаемый эмитентом от выпуска денег), углеродный сбор и сбор за пересечение границы ЕС. При этом реформа фискальной политики должна не только вносить вклад в бюджет ЕС, но и соответствовать ключевым задачам Cоюза, считают в ЕС.  Возможный налог в области энергетики и охраны окружающей среды должен помочь установить равные правила игры для компаний и содействовать борьбе с изменением климата, а корпоративный налог и налог с финансовых транзакций призваны помочь в укреплении единого рынка и борьбе с уклонением от уплаты налогов. По мере углубления экономического и монетарного союза сеньораж может стать главным источником дохода общеевропейского бюджета. Если расходы останутся на прежнем уровне, новые источники дохода могут быть использованы для сокращения прямых трансфертов стран. Что касается расходной части, то доклад предусматривает возможность поставить перечисление средств ЕС странам-участницам в зависимость от соблюдения ими принципа верховенства закона (что ранее предлагала Германия), а также будущий пересмотр аграрной политики — главной расходной статьи нынешнего бюджета ЕС.

Китай: налоги в смене модели

В Китае проводимая налоговая политика является одним из важнейших инструментов перехода с  модели развития, ориентированной на внешний спрос и инвестиции,   к модели, основанной на внутреннем спросе и потреблении.  В апреле этого года после заседания Госсовета КНР было объявлено о снижении налогов в этом году  на 380 млрд. юаней ($55 млрд.)  в контексте предпринимаемых усилий по стимулированию расходов и ускорению экономического роста. Изменяется система налога на добавленную стоимость с четырехуровневой на трехуровневую систему.  Ставка налога на природный газ и сельскохозяйственные товары снижается с 13 до 11%.  А  налоговые льготы вырастут для малых и средних предприятий с годовым доходом в 500 тыс. юаней или меньше. Внедряются также стимулы для развития технологий и НИОКР, и с 1 июля китайские  граждане, покупающие медицинскую страховку, смогут вычитать из налогооблагаемого дохода 2,4 тыс. юаней.

Индия: налоговое объединение страны 

В начале июля в Индии была запущена масштабная фискальная реформа.  Главный элемент реформы — введение единого налога на добавленную стоимость товаров и услуг, который распространится на всю страну взамен различных сборов на уровне штатов.  Это позволит заменить 500 различных федеральных и местных налогов. Единый налог будет применяться по четырем ставкам (5%, 12%, 18% и 28%, в зависимости от категории товара, максимум предусмотрен для газированных напитков, шампуней и бытовой техники). Нулевая ставка налога предусмотрена для свежих овощей и фруктов, яиц и муки, молока, образовательных и медицинских услуг, а пониженная — на золото и необработанные алмазы (3 и 0,25% соответственно).  В  дальнейшем  планируется реформировать в том же ключе налогообложение недвижимости, ТЭКа, топлива, природного газа и алкоголя. По оценке МВФ,  переход на единый налог позволит нарастить темпы роста ВВП до 8% в год (6,8% в 2016 году) за счет создания единого национального рынка и устранения барьеров в торговле между штатами, а также снижения логистических издержек при экспорте. А ожидаемое  увеличение сборов позволит сократить дефицит бюджета и снизить уровень госдолга.  Сейчас отношение поступлений в бюджет к ВВП в Индии ниже, чем в других развивающихся странах (17,5%), указывают в МВФ.

 

Виктор Абатуров

 

 

Review.uz 2014 - 2017. Все права защищены.
Перепечатка материалов допускается только при наличии активной ссылки на портал.