A+ A A-

Индикатор интеллекта

  • Автор  Рустам Махмудов
Оцените материал
(1 Голосовать)
Индикатор интеллекта Индикатор интеллекта

Существует целый ряд индикаторов интеллектуального развития нации, начиная от места в мировом рейтинге IQ и количества Нобелевских лауреатов и заканчивая размерами инвестиций в систему образования и развитие новых технологий. В число индикаторов интеллектуального развития нации можно включить также развитость национального книжного рынка в аспекте численности и качества читательской аудитории, генерации аутентичной книжной продукции, оборота сетей розничных продаж и издательского бизнеса.

Зачастую наблюдаемые тенденции на национальных рынках позволяют даже получить представление о том, находится ли страна на восходящем или нисходящем историческом тренде. Как показал онлайн-опрос, проведенный авторитетным германским институтом маркетинговых исследований GfK, самой читающей страной мира на начало 2017 года стал Китай. 70% респондентов из этой страны указали, что читают каждый день или хотя бы раз в неделю. Известно, что КНР одновременно является и самой бурно развивающейся экономикой мира последних десятилетий. На втором месте оказалась Россия — 59%. Самая развитая экономика мира США разместилась на шестом месте — 55%. Среди других мировых экономических лидеров можно отметить Германию (11-е место с 50%), Францию (12-е место с 48%) и Японию (13-е место с 44%).

Опрос также показал прямую связь между уровнем дохода домохозяйств в каждой стране и частотой чтения. В 17 наиболее читающих странах мира в среднем 35% респондентов, читающих книги каждый день, принадлежали к домохозяйствам с высоким уровнем дохода. При этом среди тех, кто никогда не читает книги, лидером оказалась группа домохозяйств с низким уровнем дохода — 10%. Для сравнения: данный показатель среди домохозяйств с высоким уровнем дохода составляет всего 3%.

В число индикаторов интеллектуального развития нации

можно включить развитость национального книжного рынка

в аспекте численности и качества читательской аудитории,

генерации аутентичной книжной продукции, оборота сетей

розничных продаж и издательского бизнеса.

Вполне ожидаемо, что именно в странах топ-17 (12 стран из рейтинга принадлежат к развитым экономикам и 5 — к лидерам развивающегося мира) располагаются штаб-квартиры крупнейших компаний, работающих на глобальном книжном рынке. Из топ-10 компаний-лидеров три компании из США (McGraw–Hill Education, Scholastic и Harper Collins), одна из Великобритании (Pearson), одна имеет британско-американскую структуру (RELX Group), две компании из Германии (Penguin Random House и Holtzbrinck) и по одной из Франции (Hachette Livre) и Китая (Phoenix Publishing and Media Company). Наряду с этими компаниями действуют еще и тысячи крупных и средних издательских компаний и домов. 

Лидерство этих компаний, как и в целом книжного бизнеса развитых и ведущих развивающихся стран, основывается на нескольких базовых факторах.

В первую очередь, это тесная связь генерации информации/знаний и их практического приложения. Ведущие страны мира очень сложны по своей экономической, социальной, политической, культурной структуре, что в свою очередь создает поле для деятельности авторов и соответствующую широкую потребительскую аудиторию, которая может практически использовать получаемую информацию. Все это, конечно же, открывает широкое поле для издательской деятельности и получения многомиллиардных прибылей. Как показывают имеющиеся данные, прибыли компаний из топ-10 стабильно находятся в диапазоне 1,2–12,6 млрд. долларов в год.

Высокие прибыли позволяют им обеспечивать высокое качество печатной продукции и осваивание новых направлений бизнеса, например, бурно растущие рынки e-books (электронных книг) и аудиокниг. Наличие серьезных финансовых ресурсов также позволяет издательским компаниям предлагать авторам высокие гонорары, нанимать лучших переводчиков, профессионалов по всему миру, проводить масштабные рекламные кампании. Так, доходы самых высокооплачиваемых западных писателей могут достигать нескольких миллионов долларов в год. Согласно Forbes, в 2016 году в тройку самых высокооплачиваемых писателей мира вошли Джеймс Паттерсон с доходом 95 млн. долл., Джефф Кинни — 19,5 млн. и Джоан Роулинг — 19 млн. долларов. В России годовые доходы топовых писателей скромнее, но также составляют довольно большую сумму. Дарья Донцова зарабатывает в среднем 2,1 млн. долл. в год,  Борис Акунин — 2 млн., Александра Маринина — 1 млн. долларов.

Cамой читающей страной мира на начало 2017 года стал Китай. 70% респондентов из этой страны указали, что читают каждый день или хотя бы раз в неделю. Известно, что КНР одновременно является и самой бурно развивающейся экономикой мира последних десятилетий. На втором месте оказалась Россия — 59%. Самая развитая экономика мира США разместилась на шестом месте — 55%

Естественно, что перспектива заработать приличные деньги притягивает молодых авторов как на Западе, так и в развитых странах Азии и России, которые хотят заниматься писательским бизнесом профессионально. Это все создает высокую конкуренцию, которая благотворно влияет на развитие, например, художественной литературы, где происходит поиск новых форм, тем, совершенствование языка. К примеру, в английском языке в сутки в среднем появляется 14,7 новых лексических единиц.

Развитию книжного бизнеса в развитых странах, особенно в сфере художественной литературы, во многом способствует культурная среда, которая дает огромный фактологический материал для написания новых произведений. Численность одних только субкультур составляет несколько десятков, если не сотен. В США давно уже выходят рейтинги городов, наиболее благоприятных с точки зрения вдохновения или удобства проживания для профессиональных писателей и писателей-фрилансеров. Писатели работают с имеющимся материалом и в свою очередь создают новый. Это своего рода огромный и постоянно нарастающий поток новых идей, образов, сюжетов, аллюзий. Достаточно вспомнить американского писателя Джека Керуака и созданный им образ «бит-поколения» или японца Харуки Мураками, который создал своими произведениями новый образ Токио.

Немаловажным условием развития книжного бизнеса в ведущих странах мира является наличие у многих из них большого количества носителей их языков. Примерная численность людей, знающих английский, оценивается в 1,5–1,8 млрд. чел., китайский — 1,3 млрд., испанский — около 500 млн., французский и русский — по 300 млн. каждый, португальский — 270 млн. Поэтому нет ничего удивительного, что писатели, принадлежащие к этим языковым ареалам, имеют самую большую читательскую аудиторию. Конечно, наличие переводчиков позволяет расширить аудиторию у писателей из небольших языковых ареалов, но проблема состоит в том, что этих писателей еще нужно открыть для мировых издательских компаний и доказать конкурентоспособность их произведений. Поэтому нет ничего удивительного в том, что многие национальные литературы имеют мало возможностей приобрести статус глобальной и замыкаются лишь в пределах своего ограниченного языкового ареала.

Все эти проблемы наглядно показывает опрос, проведенный среди современных иранских писателей. Им был задан вопрос: «Почему современная иранская литература не является мировой?». Как известно, средневековая персоязычная литература составляет золотой фонд человечества, чего нельзя сказать о современной литературе. По мнению опрошенных писателей, этому есть несколько объяснений. В первую очередь, это небольшой потребительский рынок Ирана, ограничивающий тиражи произведений в среднем в 3 тыс. экземпляров, в результате чего жить профессиональным писательским трудом становится невозможно. Писатели вынуждены искать другие источники дохода, что, безусловно, не в лучшую сторону сказывается на качестве произведений. Отсутствие необходимого финансирования также не позволяет достаточным образом знакомить мир с творчеством современных иранских писателей.

Негативное воздействие оказывает и т.н. «лингвистическая изоляция» (в мире всего три страны говорят на фарси), которая не дает выйти современной иранской литературе на мировой уровень. Еще одна проблема, вытекающая из ограниченного языкового ареала, состоит в том, что специфические метафоры, аллегории, различные обороты не могут быть адекватно переведены на иностранные языки, в результате чего теряется тонкость восприятия текста. Это в свою очередь ставит вопрос развития художественного языка в сторону упрощения. Кроме того, опрошенные считают одной из причин отставания современной иранской литературы от западной ее существование в форме домодерна, в то время как развитые литературы уже работают в пространстве постмодерна.

Говоря об Узбекистане, хотелось бы отметить, что современные тренды, возможности и проблемы в мировом книжном бизнесе имеют к нашей стране прямое отношение. Как уже было отмечено выше, развитость книжного рынка является одним из ключевых показателей интеллектуального и духовного развития нации. Несомненно, подобное понимание значимости развития внутреннего книжного рынка у нас есть, что показывает подписанное Президентом Шавкатом Мирзиёевым Постановление «О Программе комплексных мер по развитию системы издания и распространения книжной продукции, повышению и пропаганде культуры чтения». Данное постановление напрямую связано со Стратегией действий по пяти приоритетным направлениям развития Республики Узбекистан в 2017–2021 годах, которая призвана придать новый импульс развитию общества и экономики. Наличие подобной связки, несомненно, полностью отражает прямую зависимость между ростом благосостояния общества и количеством регулярно читающих граждан, и наоборот.

Review.uz 2014 - 2017. Все права защищены.
Перепечатка материалов допускается только при наличии активной ссылки на портал.