Узбекистан оцифровывается

 

 

Цифровая экономика в цифрах и сопоставлениях

Доля цифровой экономики в ВВП в Узбекистане составляет 2,2%. При этом средним оптимальным показателем считается 7-8%, например, в Великобритании это 12,4%, Южной Кореи – 8%, Китае – 6,9%, Индии – 5,6%, в то же время в России – 2,8%, Казахстане – 3,9%. В соответствии с проектом Концепции развития системы «Электронное правительство» Республики Узбекистан к 2025 году планируется довести долю услуг ИКТ в ВВП до 5,0%, а к 2030 году – до 10%.

В соответствии с Указом Президента от 8 января 2019 года «О дополнительных мерах по обеспечению дальнейшего развития экономики и повышения эффективности экономической политики» предусмотрена, в частности, подготовка до 1 декабря 2019 года Стратегии развития национальной цифровой экономики «Цифровой Узбекистан-2030», в которой будут сформированы основные задачи по ускорению развития цифровой экономики и широкому внедрению цифровых технологий в сферы жизнедеятельности населения страны.

Развитие цифровой экономики напрямую связано с уровнем развития информационно-коммуникационных технологий (ИКТ), который принято оценивать следующими показателями:

- доля цифровой экономики от ВВП;

- размеры инвестиций в отрасль ИКТ;

- скорость интернета, степень покрытия им территории страны и доступность для использования населением;

- развитие электронной торговли;

- обеспеченность организаций специалистами в области ИКТ.

Инвестиционный дефицит

Весьма важное значение для развития экономического потенциала страны имеют инвестиции в отрасль ИКТ, которые стимулируют инновационное развитие, приводят к повышению производительности труда, сокращению издержек и появлению новых видов экономической деятельности, а также, что не менее важно, повышают качество жизни населения. 

Однако динамика привлечения инвестиций в эту сферу оставляет желать лучшего, хотя и наблюдаются определенные улучшения. В первом полугодии 2019 года инвестиции в сферу «информация и связь» увеличились в 2 раза, по сравнению с аналогичным периодом 2018 года. Однако этот показатель в 2018 году снизился почти в 2 раза, по сравнению с 2017 годом – с 1,9 до 0,9 трлн. сумов. Показатель доли инвестиций в «информацию и связь» в общем объеме инвестиций в 2018 году также уменьшился более чем в 3 раза, по сравнению с 2017 годом, а в первой половине 2019 год,а по сравнению с аналогичным периодом 2018 года почти не изменился и составил 1,3%.

В период 2017-2019 гг. в Узбекистане в среднем ежегодно вкладывалось около 200 млн. долл. США инвестиций. Для сравнения: в 2018 году в США в развитие ИКТ вложили 1,3 трлн. долл., в КНР – 499 млн. долл., в Беларуси только прямые иностранные инвестиции в ИКТ составили 1,5 млрд. долл. По расчетам специалистов аналитической компании IDC, расходы на ИКТ во всем мире будут расти ежегодно на 3,8% и к 2023 году достигнут 4,8 трлн. долларов.

Цифровая инфраструктура

Рост доли цифровой экономики, который связан с развитием сферы ИКТ и их внедрением в экономические взаимоотношения между поставщиками и потребителями товаров и услуг, напрямую зависит от наличия в стране соответствующего уровня инфраструктуры и внедрения в экономические процессы передовых технологий, связанных с интернетом. В оценке развития инфраструктуры важную роль играет показатель скорости интернета и его доступность, в том числе по цене, для потребителей. Несмотря на вышеотмеченные довольно умеренные инвестиционные вложения в ИКТ-отрасль, в последние годы отмечалась весьма положительная динамика целого ряда весьма важных для развития этой сферы показателей.

Так, если до 2018 года пропускная способность международной сети передачи данных ежегодно увеличивалась не более чем в два раза (в 2015 году – 16,07, в 2016 г. – 25,7 и в 2017 г. – 64,2 Гбит/с), то в 2018 году она была увеличена в 10 раз – с 120 до 1200 Гбит/с.  При этом стоимость тарифов на интернет-услуги для провайдеров в 2018 году также была снижена почти в 10 раз – с 91,5 до 10,11 долл. за 1 Мбит/с, а в 2019 г. составила 8,5 долл. Для сравнения: в 2013 году данный показатель составлял 422,27 долл. за 1 Мбит/с. Но следует также отметить, что средняя цена интернет-услуги в мире составляет 3-4 долл. за 1 Мбит/с.

Прослеживается положительная динамика роста и по другим характеристикам. Общая протяженность волоконно-оптических линий связи в 2018 году составила 24,5 тыс. км и увеличилась почти в 2 раза, по сравнению с 2013 годом, когда она составляла 12,7 тыс. км.

Инфраструктура сети мобильной связи динамично расширяется и число базовых станций мобильной связи достигло 22178 (в 2017 г. их число составляло 18194). Количество абонентов мобильной связи в 2018 году составило 22,8 млн. и увеличилось с 2015 года на 2,7 млн., а число интернет-пользователей достигло 20 млн., в 2017 году данный показатель составлял 14,7 млн.

На скорость интернета влияет множество факторов, в том числе количество и тип используемых сетей, наличие современного высокопроизводительного оборудования, охват волоконно-оптическими линиями связи, широта полосы пропускания информации в сети, а также компетентность и профессионализм сетевых провайдеров, которые также должны постоянно модернизировать используемое оборудование для увеличения пропускной способности и развивать инфраструктуру.

В соответствии с проектом Концепции развития системы «Электронное правительство» планируется увеличение пропускной способности центров пакетной коммутации (скорости интернета для провайдеров) с нынешних 1200 Гбит/с до 4000 Гбит/с во втором квартале 2021 года, а также числа пользователей интернета на 100 жителей с 40,7 (в рейтинге ООН – 46,79) до 78,3 к 2025 году.

Электронная коммерция

Важное значение в правительственной политике придается и развитию электронной коммерции. В соответствии с Постановлением Президента от 14 мая 2018 года «О мерах по ускоренному развитию электронной коммерции», в целях стимулирования субъектов предпринимательства в сфере электронной коммерции создан Национальный реестр субъектов электронной коммерции e-tijorat.uz, на котором в настоящее время зарегистрированы 32 субъекта.

В Национальный реестр на добровольной и бесплатной основе включаются юридические лица и индивидуальные предприниматели, у которых доходы от реализации товаров и услуг посредством электронной коммерции составляют не менее 80% от общего объема реализованных ими товаров и услуг. При этом они должны платить единый налоговый платеж по ставке 2%.

Основной универсальной электронной торговой площадкой в Узбекистане является торговая площадка Trade Uzbekistan (сайт tradeuzbekistan.com), созданная Министерством инвестиций и внешней торговли. Запущены также другие электронные торговые площадки, например uzbtextile.com для производителей текстиля в формате В2В, universal.uz   для малого и среднего бизнеса и др.

В то же время уровень развития легальной электронной коммерции в Узбекистане пока еще остается низким. В Национальном реестре субъектов электронной коммерции e-tijorat.uz в настоящее время зарегистрированы  только 32 субъекта. В то же время в национальной информационно-поисковой системе www.uz представлены всего 69 веб-сайтов (на ноябрь 2019 г.), которые ведут свою деятельность в сфере электронной коммерции. Количество транзакций по электронной коммерции во втором квартале 2019 года составило 75,39 млн., а сумма транзакций – 3,515 трлн. сумов. В первом квартале данные показатели составляли 73,8 млн. и 2,516 трлн. сумов.

«Электронное правительство»

Большое внимание в Узбекистане уделяется использованию ИКТ в области совершенствования деятельности органов государственной власти, углублению их непосредственной связи с населением, работе «электронного правительства».

В целях создания условий для получения гражданами государственных услуг в электронном формате, в том числе в режиме онлайн,  в 2017 году была запущена новая версия Единого портала интерактивных государственных услуг (Единый портал, ЕПИГУ – my.gov.uz), который является единой электронной платформой для доступа граждан и предпринимателей к получению госуслуг и необходимой по ним информации (в настоящее время по 18 направлениям: ЖКХ, недвижимость, транспорт и т.д.).  С 2017 года количество видов услуг, предоставляемых на ЕПИГУ, составляет 302 услуги, в 2015 году их было 260.

В числе последних важных решений по внедрению цифровых технологий в работе государственных органов можно отметить Постановление Президента от 31 октября 2019 года «О мерах по внедрению межведомственного аппаратно-программного комплекса «Единая национальная система труда» (МАПК «ЕНСТ»), которая будет внедряться с 1 января 2020 года и  обеспечит, в частности, осуществление электронной регистрации трудовых отношений между работодателями и работниками, включая процедуры заключения трудовых договоров, внесения изменений и дополнений в трудовые договоры, а также их прекращения.

Этим Постановлением с 1 января 2020 года предусматривается обязательная регистрация в МАПК «ЕНСТ» новых трудовых договоров, изменений в действующие трудовые договоры и их прекращений, а также ведение электронных трудовых книжек, включающих сведения о трудовой деятельности работников, которые будут автоматически формироваться в МАПК «ЕНСТ» на основе данных, содержащихся в регистрируемых в ней трудовых договорах. Система будет также обеспечивать предоставление данных о стаже трудовой деятельности при назначении пенсии.

В соответствии с проектом Концепции развития системы «Электронное правительство в 2019-2025 гг.» предусмотрено, в частности, доведение доли государственных услуг, предоставляемых в электронном формате, с нынешних 37% до 80% и улучшение позиции по рейтингу «Индекса развития электронного правительства» с 81-го до 50-го места к 2025 году.

Примером цифровизации предоставляемых госуслуг может служить Дания, вкладывающая значительные инвестиции в данную сферу. В результате в настоящее время каждый гражданин и бизнесмен имеют личные кабинеты, все граждане имеют цифровой паспорт и с 2015 года обязаны общаться с госорганами только через интернет, к которому имеют доступ 95% домохозяйств. Созданная в Дании система позволяет ежегодно экономить 10-20% бюджетных средств.  

Роль государства

Опыт зарубежных стран показывает, что цифровая экономика развивается одновременно по широкому спектру направлений и не может быть построена ограниченным кругом компаний, даже если их наделить специальными полномочиями и ресурсами. Поэтому основную роль в цифровой экономике должен играть частный бизнес с сильным предпринимательским и инновационным подходом, а государство должно создавать инфраструктуру и условия для частной инициативы.

Государство может стимулировать цифровизацию экономических процессов следующими действиями:

- выступать как организатор общих технологических платформ, которые объединяют различные организации, либо как регулятор, директивно устанавливающий требования по использованию определенных технологических решений, так как без синхронизации процессов внедрения типовых технологических решений в целых сегментах экономики невозможно их широкое распространение;

- постоянно совершенствовать имеющуюся нормативную базу, регулирующую развитие цифровой экономики, и делать это в режиме диалога и учета мнений пользователей, разработчиков и провайдеров услуг, которые на практике будут сталкиваться с новыми видами объектов и субъектов информационных правоотношений, требующих юридического оформления;

- становиться самому участником общего процесса цифровизации отношений, в том числе развивая систему «Электронное правительство» и перечень предоставляемых в электронном формате госуслуг;

- стимулировать и поощрять внедрение в организациях информационных систем, электронных услуг и вводить налоговые стимулы для развития цифровых технологий, а также трансграничной онлайн-торговли;

- готовить в необходимых количествах кадры как самих IT- специалистов и программистов, так и квалифицированных пользователей, способных использовать постоянно обновляемые цифровые технологии;

- обеспечивать безопасность от киберугроз, а также уверенность у всех субъектов, в той или иной мере вовлеченных в цифровую экономику, что собираемые, хранимые и используемые ими данные защищены от возможных преступных действий; 

- расширять международное сотрудничество и создавать привлекательные условия для притока и внедрения передовых информационных технологий во все сферы экономической деятельности. 

При этом главное, чтобы развитие в стране ИКТ, в том числе доступного скоростного интернета, шло в ногу с заинтересованностью бизнеса внедрять цифровые технологии в различные производственные процессы для повышения производительности труда, снижения издержек, а также увеличения производства и прибыли. 

Узбекистан в сопоставительных индексах

По индексу развития ИКТ (ICT Development Index, IDI) Узбекистан в 2017 году занял 95-е место (индекс – 4,9) среди 176 стран мира (для сравнения: Беларусь – 32-е (7,55), Россия – 45-е (7,07), Казахстан – 52-е (6,79).  Первое место занимала Исландия (8,98), второе – Южная Корея (8,85).

По Индексу телекоммуникационной инфраструктуры Узбекистан из стран СНГ опережает только Туркменистан и Таджикистан и с показателем 0,3307 отстает от России, Беларуси и Казахстана почти в 2 раза, наилучшие показатели у Южной Кореи – 0,8496.

Индекс телекоммуникационной инфраструктуры (Telecommunication Infrastructure Index TII) формируется на основании следующих пяти показателей из расчета на 100 жителей: числа пользователей интернетом  (1) и стационарными телефонными линиями (2), а также абонентов: мобильной связи (3), беспроводных широкополосных (4) и стационарных широкополосных (5) сетей. 

По показателям скорости интернета (данные сайта Speedtest Global Index за сентябрь 2019г.) Узбекистан в рейтинге из 176 стран занимает 116-е место по широкополосному (стационарному) и 129-е по мобильному интернету, уступая Таджикистану (111-е и 135-е места), Кыргызстану (83-е и 101-е), Казахстану (68-е и 97-е), Беларуси (51-е и 121-е) и России (46-е и 93-е).

Первое место по этому показателю по стационарному интернету занимает Сингапур, а по мобильному – Южная Корея. При этом если в данном рейтинге скорость широкополосного интернета в Сингапуре указана 196,88 Мбит/с, то в Узбекистане – 19,91 Мбит/с, по мобильному в Южной Кореи –  95,11 Мбит/с, в Узбекистане – 10,79 Мбит/с, то есть в 10 раз ниже, чем у лидеров рейтинга.

По Индексу развития «электронного правительства» (EGDI), являющегося одним из показателей в исследовании ООН «Электронное правительство 2018», Узбекистан занял 81-е место в рейтинге, опередив Кыргызстан (91-е), Таджикистан (131-е) и Туркменистан (147-е), и уступил Казахстану (39-е), Беларуси (38-е) и России (32-е место).

«Индекс развития электронного правительства» представляет собой средневзвешенное значение нормализованных показателей по трем основным аспектам «электронного правительства»: объем и качество онлайн-обслуживания, выраженные как «индекс онлайн-обслуживания» (OSI); состояние развития телекоммуникационной инфраструктуры, или «индекс телекоммуникационной инфраструктуры» (TII) и внутренний человеческий капитал, или «индекс человеческого капитала» (HCI).

По Глобальному индексу кибербезопасности Международного союза электросвязи Узбекистан в 2018 году занял 52-е место из 175 стран, уступив Казахстану (40-е место) и России (26-е) и опередив Беларусь (69-е), Таджикистан (107-е), Кыргызстан (111-е), Туркменистан (143-е). При этом следует отметить, что еще совсем недавно, в 2017 году, Узбекистан занимал 93-е место в рейтинге по данному индексу.

Глобальный индекс кибербезопасности оценивает уровень обязательств государства в пяти сферах: правовые меры, технические меры, организационные меры, развитие потенциала и международное сотрудничество. Учитывая процессы глобализации информационного пространства, индекс мотивирует государства принимать меры для укрепления кибербезопасности с целью минимизации растущих угроз для развития ИКТ со стороны киберпреступников. Стоит добавить, что в Узбекистане только с начала текущего года было выявлено почти 8 млн. инцидентов информационной безопасности, часть из которых имели критический уровень.

Юрий Кутбитдинов, ЦЭИР

Экономическое обозрение №10 (238) 2019

 

 

 

 

Комментарии