ЦЭИР озвучил результаты социально-экономических последствий COVID-19 за май-июнь

ЦЭИР озвучил результаты социально-экономических последствий COVID-19 за май-июнь

Всемирным банком совместно с Центром экономических исследований и реформ (ЦЭИР) совместно и Центром «Стратегия развития» проведено исследование о социально-экономических последствиях COVID-19. Данное исследование проведено в рамках проекта “Слушая граждан Узбекистана”, цель которого – оценка благополучия граждан и изучение общественного мнения касательно реформ, осуществляемых правительством Узбекистана.

Справочно: проект Всемирного Банка “Слушая граждан Узбекистана” (Listening to Citizens of Uzbekistan, L2CU) осуществляется с целью изучения социально-экономического состояния домохозяйств по всей Республике Узбекистан посредством проведения ежемесячного «группового» опроса 1 500 домохозяйств. Начиная с 2019 года, в рамках проекта проведены 21 раундов опросов. Последний опрос был проведен 21 июня 2020 г.

Результаты исследования

Уровень занятости

Занятость населения в июне продолжила ускоренными темпами возвращаться на предыдущие уровни. В то время как доля домохозяйств, в которых хотя бы один член семьи имел работу, резко сократилась на 40 процентных пунктов в апреле, впоследствии восстановилась на 33 процентных пункта в июне. Вместе с тем, число респондентов, сообщивших о том, что кто-то в домохозяйстве «потерял работу или перестал работать» выросло с 1 до 19 процентов в апреле и снова снизилось до 3 процентов в июне. Почти все респонденты отметили, что перерывы в работе являются временными. Однако, уровень занятости все еще остается на более низком уровне по сравнению с показателями 2019 года и тенденциями до наступления пандемии COVID-19.

Сокращение занятости было самым ощутимым и продолжительным среди самозанятых. Доля респондентов, указавших, что они являются самозанятыми, сократилась на 67 процентов в апреле и продолжила снижение на 26 процентов в июне. Напротив, занятость лиц, работающих за зарплату (прим. ред. наемных работников), в июне в среднем вернулась на уровень 2019 года, при этом значение было достигнуто быстрее среди мужчин, чем среди женщин.

Данные о вакансиях показывают признаки восстановления в экономике, о чем свидетельствует число новых вакансий после вспышки заболевания, которое упало на 80 процентов. Отрасли, в которых это сокращение было наибольшим по сравнению с аналогичным периодом 2019 года, включали туризм, отдых и развлечения (-95 процентов), бары и рестораны (-91 процент) и образование (-85 процентов). Даже среди наименее затронутых профессий сокращение составило 50 процентов или больше по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, при этом в июне наблюдалось быстрое восстановление в медицинской и строительной отраслях.

Социальная поддержка

По оценкам, около 3,8 млн граждан получили в чрезвычайной ситуации поддержку в той или иной форме. Около 11 процентов граждан указали, что ими после наступления пандемии получена непосредственная поддержка. Большая часть помощи - 92 процента поступила в виде неденежных пособий или ваучеров, и была больше распространена в городской местности. Получение помощи в значительной степени ассоциируется с более низким уровнем дохода, что свидетельствует о том, что программы непропорционально большую часть помощи оказывали уязвимым домохозяйствам.

Финансовое благополучие

Домохозяйства, потерявшие доходы, чаще других отмечали рост расходов и больше других обеспокоены экономическим влиянием пандемии. Около 53 процентов респондентов сообщают о значительных изменениях в своих расходах. Среди них, 60-65 процентов указали, что в последние 30 дней тратили больше, чем обычно, остальные же указали, что потратили меньше, чем обычно. Возросшие расходы связаны с потерей доходов во время кризиса.

Домохозяйства, благополучие которых до кризиса было выше, оказались более устойчивыми к воздействию. Респонденты, которые сказали, что их расходы выросли, были из числа тех, кто до карантина потребляли больше других.

Дефицит товаров

Случаи локального дефицита товаров в июне сократились. Около 1 процента респондентов указали, что в их районе кончились запасы, что значительно ниже, чем 16 процентов, отмеченные в апреле. При этом чаще всего речь шла о продовольственных товарах, в особенности муке, наряду с информацией о повышении цен. Указания на то, что в продаже кончились лекарства и маски, сократились с 5 процентов в апреле до почти нуля в июне.

Миграция и денежные переводы

Доля хозяйств, получающих переводы, восстановилась после падения в начале июня, но составляет значительно меньше, чем показатели 2019 года. В апреле доля домохозяйств, получавших какие-либо переводы, сократилась вдвое по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года, после чего в мае и июне немного восстановилась. Для тех, кто получал переводы, средний размер перевода сократился на 21 процент (в сумах, с поправкой на инфляцию) в апреле, но затем вырос в мае, после укрепления российского рубля.

Значительно меньшая часть респондентов указали, что члены семьи работают за границей. В апреле доля домохозяйств, члены которых работали за границей, составляла на 3 процентных пункта меньше, чем в тот же период 2019 года. Среди тех, кто все еще находится за границей, процент активно трудоустроенных снизился с 88 до примерно 73 процентов. Разрыв между показателями 2019 и 2020 годов расширился в мае и июне - в период, когда традиционно наблюдается сезонный рост миграции. В период с апреля по июнь доля домохозяйств, участвовавших в опросе, рассматривающих возможность миграции за границу в будущем, упала почти до нуля.

Мнения и поведения людей

Обеспокоенность воздействием коронавируса остается высокой. Почти все респонденты указали, что они знают, что такое COVID-19, и более 75 процентов отметили, что они «очень знакомы» с COVID-19. Степень обеспокоенности потенциальным влиянием COVID-19 слегка снизилась в период с апреля по июнь: доля указавших, что они «очень обеспокоены» рисками для здоровья, сократилась с 64 до 60 процентов, и доля «очень обеспокоенных» экономическими последствиями, снизилась с 61 до 56 процентов.

Все большее число граждан отмечают, что осведомлены об официальных заявлениях правительства, касающихся COVID, сделанных за последнюю неделю. В апреле 75 процентов отмечали, что слышали об официальных объявлениях, и показатель вырос до 80 процентов в июне. Почти все указывали, что основным источником информации служит телевидение. В период после апреля в числе популярных источников также отмечены социальные сети (12 процентов) и СМС-сообщения (15 процентов). Лишь немногие граждане указали, что узнают об официальных объявлениях из газет, радио или от знакомых.

Около 80 процентов указали, что их рутинные действия в период пандемии изменились. Чаще всего при этом имелось в виду ношение масок (98 процентов), сокращение посещений семьи и друзей (84 процента), более частое мытье рук (81 процент), сокращение рукопожатий, поцелуев, приветствий (77 процентов), социальное дистанцирование (72 процента), меньшее время, проводимое за работой вне дома (51 процент), самоизоляция (17 процентов). Почти никто из респондентов не ответил, что в последнее время посещал места скопления людей.

Респонденты отмечают высокий и растущий уровень соблюдения требований о мытье рук. Нижний квинтиль опрошенных отмечает, что они моют руки в среднем 5,5 раз в день, что выше, чем 4,8 раз, зафиксированных в апреле. Средний квинтиль опрошенных отмечает, что они моют руки в среднем 10 раз в день.

Служба по связям с общественностью Центра экономических исследований и реформ при Администрации Президента Республики Узбекистан


Поделиться постом

Похожие новости

Последние новости