Продовольственная безопасность в условиях пандемии в Центральной Азии и Узбекистане

Продовольственная безопасность в условиях пандемии в Центральной Азии  и Узбекистане

О том, как пандемия коронавируса влияет на сельское хозяйство и продовольственную безопасность в Центральной Азии и Узбекистане.

На вопросы «ЭО» отвечают Хуршид Норов, советник по вопросам политики, и Рустам Каюмов, сотрудник программы представительства ФАО в Узбекистане.

– Как Вы оцениваете угрозу продовольственной безопасности в мире и Центральной Азии в условиях пандемии?

Рустам Каюмов: ФАО считает, что мир рискует столкнуться с продовольственным кризисом, если не будут приняты срочные меры по защите наиболее уязвимых групп населения, поддержанию функционирования глобальных цепочек поставок продовольствия и смягчению последствий пандемии во всей продовольственной системе. Как правило, закрытие границ, карантин и нарушение функционирования рынков, цепочек поставок и торговли ограничивают доступ людей к достаточным, разнообразным и питательным источникам продовольствия, особенно в странах, сильно пострадавших от вируса или уже столкнувшихся с высоким уровнем отсутствия продовольственной безопасности. Однако во всем мире еды хватает на всех.

В своем докладе «Продовольственный прогноз» (июнь 2020 года, г. Рим) Организация отмечает, что продовольственным рынкам предстоит не один месяц неопределенности из-за коронавируса, однако агропродовольственный сектор должен продемонстрировать больше устойчивости к кризису пандемии, чем остальные сектор.

В то же время экспертов ФАО беспокоит ситуация с доступом граждан к продовольствию в среднесрочной и более долгосрочной перспективе, ограничив возможности граждан получать достаточно питательную пищу или ее достаточное количество. Прогнозируется, что существенное замедление экономического роста во всех странах и особенно в наиболее уязвимых, где уровень безработицы вырос и экономические последствия Covid-19 будут ощущаться еще сильнее, поставит страны, особенно те, что зависят от импорта продовольствия, в ситуацию, когда им будет трудно изыскивать необходимые ресурсы для закупки продовольствия. В свою очередь, по мере падения в ближайшие месяцы спроса на продовольствие цены на него в 2020 году снизятся, и это будет иметь отрицательные последствия для фермеров и сельскохозяйственного сектора.

Исходя из предварительных выводов исследований, проведенных в апреле 2020 года, пандемия оказала в мире негативное влияние на транспорт, хранение, сбыт, финансирование в области продовольствия и доступность ресурсов. В целом, больше всех в сфере перевозок, хранения и сбыта пострадала производственно-сбытовая цепочка рыбы и рыбной продукции, за которой следуют цепочки производства и сбыта молока и молочной продукции, животноводства, зерновых и бобовых культур.

В некоторых странах функция перевозок по сделкам внутри агропродовольственных товаропроводящих цепочек оказала негативное воздействие на цепочки поставок в отдельных странах, поскольку дороги закрылись, а водители грузовиков не изъявляли желания работать. В целом, отрицательное воздействие на хранение оказалось меньше, чем на перевозки. Сбыт продукции (ресурсы и продукция) стал проблематичным из-за неустойчивости рыночных связей.

Согласно данным ФАО, операторы цепочек поставок – от фермеров до торговых компаний во всем мире – сообщают о проблемах с доступом к финансированию. Что касается наличия ресурсов, то у большинства фермеров топливо, инструменты и материалы не вызывали проблем. Однако половина фермеров сообщала о проблемах с наличием кормов, удобрений и пестицидов. Ожидается обострение этих проблем с началом летних посевных работ.

– Какие главные отличия и особенности программ в сфере продовольственной безопасности в странах ЦА?

Хуршид Норов: Страны ЦА приступили к осуществлению Повестки дня ЦУР-2 на период до 2030 года, осознавая важность продовольственной безопасности. Это отражено в реализуемых этими странами мерах политики, программах и стратегиях в области национальной безопасности. В трех странах региона – Кыргызстане, Таджикистане и Туркменистане – действуют отдельные законы о продовольственной безопасности. В других странах концепции продовольственной безопасности интегрированы в программы национальной безопасности (в Казахстане и Узбекистане) или в документы политики в области развития сельского хозяйства и сельских районов.

Казахстан

Казахстан является важным производителем и экспортером зерна в Центральной Азии. Обеспечение продовольственной безопасности и реализации диверсификации экспорта зерна служит приоритетом государственной стратегии в аграрной области республики. Казахстан переходит к новому этапу обеспечения продовольственной безопасности и контроля цен путем создания национальной товаропроводящей сети – комплекса оптово-распределительных центров (ОРЦ). Аналогичные системы успешно функционируют в развитых странах. Был детально изучен опыт Франции, Испании и других государств. Этот проект реализуется в три этапа. До 2022 года будет построено свыше 24 ОРЦ, что даст возможность хранения, обработки и распределения порядка 4,8 млн. тонн агропродукции. Создаваемая инфраструктура позволит обеспечить полную сохранность собранного урожая и минимизировать потери, тем самым повысив заинтересованность сельхозтоваропроизводителей в наращивании производства.

Кыргызстан

В прошлом году правительство утвердило Программу продовольственной безопасности и питания в Кыргызской Республике на 2019-2023 годы. Цель данной программы – рост объемов и повышение стабильности отечественного производства базовых продуктов питания, и повышение устойчивости поставок продовольствия на внутренний рынок, а также стимулирование и поддержка отечественного производства базовых продуктов питания. Также при поддержке Всемирной продовольственной программы ООН был составлен первый выпуск Атласа продовольственной безопасности КР, включающего национальные тенденции в продовольственной безопасности, а также обзор региональных различий и основных проблем.

Таджикистан

Закон Республики Таджикистан «О продовольственной безопасности» был подписан Президентом страны в 29.12.2010 года. Настоящий закон определяет основные направления государственной политики в области обеспечения продовольственной безопасности как составной части безопасности государства.

Повышение национальной продовольственной безопасности и безопасности питания является одним из центральных приоритетов Программы аграрной реформы Республики Таджикистан на период 2012-2020 годов, направленной на решение проблемы низкой производительности сельского хозяйства Таджикистана. В рамках этой программы фермеры, перерабатывающие компании и государственные учреждения получили поддержку для содействия развитию сельскохозяйственных цепочек добавочной стоимости, которые учитывают вопросы питания. В свою очередь, ФАО также оказывает содействие в укреплении аналитического и технического потенциала страны в целях формирования национальной политики в области продовольственной безопасности и безопасности питания, а также сельского хозяйства.

Туркменистан

Закон Республики Туркменистан «О продовольственной безопасности (в новой редакции)» был подписан Президентом страны 23.11.2016 года. Закон определяет основные направления государственной политики в области обеспечения продовольственной безопасности Туркменистана, являющейся составной частью экономической безопасности государства, а также устанавливает правовые основы реализации гражданами права на здоровое и полноценное питание. Мероприятия ФАО и мобилизация ресурсов для Туркменистана предусматривают работу по трем приоритетным направлениям: сельскохозяйственное производство и продовольственная безопасность; рациональное использование природных ресурсов, смягчение последствий изменения климата и адаптация к ним; повышение устойчивости средств к существованию в сельских районах, к угрозам и потрясениям для сельского хозяйства и продовольственной безопасности с целью повышения потенциала по преодолению последствий засух.

Узбекистан

В Узбекистане, в последние годы были приняты ряд мер по укреплению продовольственной безопасности, в частности, 16 января 2018 года был подписан Указ Президента Узбекистана «О мерах по дальнейшему обеспечению продовольственной безопасности страны». Этим указом с 1 февраля 2018 года отменены льготы и преференции, предоставленные ранее по импорту в республику продовольственных товаров. Указом предписано создание во всех регионах страны на условиях государственно-частного партнерства специализированных складов, хранилищ, холодильных камер, современного высокотехнологичного, энергоэффективного оборудования по переработке и фасовке продовольственных товаров.

Тем же указом предусмотрена разработка проекта закона о продовольственной безопасности, устанавливающего меры по насыщению рынка качественной, безопасной и доступной продовольственной продукцией, своевременному устранению угроз стабильности продовольственного рынка, гибкому таможенно-тарифному регулированию импорта продовольственных товаров.

ФАО оказывает помощь Узбекистану по пяти приоритетным направлениям: диверсификация систем растениеводства и устойчивая интенсификация производства; эффективные методы сельскохозяйственного производства; производство продукции животноводства, борьба с болезнями животных и пчеловодство; развитие аквакультуры и рыболовства во внутренних водоемах; рациональное использование природных ресурсов. Также существует глобальный проект ФАО – методы борьбы с саранчой, реализуемый во многих странах мира и в Узбекистане в частности.

Страны ЦА в продовольственной безопасности

В Индексе «Глобальной продовольственной безопасности» 2019 года страны ЦА расположились следующим образом:

  1. Казахстан – 48-е место,
  2. Узбекистан – 71-е место,
  3. Таджикистан – 93-е место.

Информация по Кыргызстану и Туркменистану не представлена.

В исследовании представлен анализ трех основных групп показателей продовольственной безопасности стран мира:

  • - уровень доступности и потребления продуктов питания;
  • - наличие и достаточность продуктов питания;
  • - уровень качества и безопасности продуктов питания.

– Как Вы оцениваете политику правительств Центральной Азии по продовольственной безопасности в условиях пандемии коронавируса?

Хуршид Норов: В связи с пандемией страны региона приняли соответствующие решения по снижению негативного влияния кризиса на сельскохозяйственный сектор и ухудшения состояния в сфере продовольственной безопасности.

Из-за обеспокоенности по поводу пандемии COVID-19 многие страны Центральной Азии приняли новые политические меры, стремясь обеспечить достаточный объем внутренних запасов и избежать роста цен на основные продукты питания. Среди таких политических мер – разрешение на распределение продовольствия, предоставление сельскохозяйственных кредитов и финансовых средств, осуществление административного контроля над ценами и рыночных интервенций, оказание социальной поддержки уязвимым группам населения для доступа к продовольствию, содействие сбыту и разработке платформ электронной торговли.

В долгосрочном плане об эффективности этих и других мер и программ, принятых в регионе, пока говорить рано. Правительства стран ЦА на сегодняшний день предпринимают срочные меры, нацеленные на решение острых проблем и с учетом сценария среднесрочного развития.

Рустам Каюмов: Для того, чтобы остановить распространение нового коронавируса, государства Центральной Азии, как и большинство стран мира, ограничивали перемещение людей, проводили специальную политику экспорта и импорта, ввели пограничный контроль для людей и товаров, закрывали уличные рынки, рестораны, продуктовые лавки и гостиницы. Подобные стратегии и меры могут сказаться на агропродовольственных производственно-сбытовых цепочках. Признавая этот риск, ФАО с самого начала пандемии подчеркивала необходимость тщательного мониторинга агропродовольственных цепочек, а также выявления и отслеживания проблем, которые могут поставить под угрозу продовольственную безопасность и, в частности, наличие продовольствия.

– Каково влияние пандемии на производство и занятость в сельском хозяйстве Узбекистана?

Хуршид Норов: Пандемия негативно влияет на все уровни производства и занятости, включая и сельскохозяйственный сектор. Это больше связано с проблемой ограничения в передвижениях и организации коллективных работ в сельской местности, из-за которой остро стоит вопрос нехватки сезонных трудовых ресурсов в сельском хозяйстве. Кроме того, вопросы производства и занятости тесно связаны с цепочкой продовольственных поставок. Цепочка продовольственных поставок — это сложная система, включающая производителей, потребителей, сельскохозяйственные факторы производства, переработку и хранение, транспортировку, а также сбыт продукции.

На данный момент, благодаря своевременно предпринимаемым действиям правительства Узбекистана, нарушения в этой цепочке минимальны, поставки продовольствия достаточны, а рынки по-прежнему стабильны.

– Как Вы оцениваете принятые меры по поддержке сельскохозяйственного производства и снабжению населения продуктами питания в Узбекистане в условиях пандемии?

Хуршид Норов: Меры, предпринимаемые правительством Узбекистана, в основе которых лежит принятое 1 мая текущего года Постановление Президента Республики Узбекистан «О мерах по обеспечению продовольственной безопасности, рациональному использованию имеющихся ресурсов и государственной поддержке сельского хозяйства в период коронавирусной пандемии», достойны всяческих похвал. Принимаемые меры на уровне практических решений и законодательства способствуют тому, чтобы весенний посев прошел успешно, новый урожай плодоовощной продукции свободно доходил до потребителей, а работники отрасли могли относительно легко добираться до своих рабочих мест. Это также касается эффективной организации транспортировки сезонных рабочих между областями республики.

– Есть ли существенные риски для рынка продовольствия Узбекистана в связи с сокращением или прекращением отдельными странами экспорта продуктов питания?

Хуршид Норов: Безусловно, такой риск существует, и это на повестке дня у правительства республики. Со своей стороны, во избежание сбоев в производственно-сбытовых продовольственных цепочках, ФАО настоятельно призывает все страны: сохранять международную торговлю открытой, сосредоточить внимание на потребностях наиболее уязвимых групп населения, поддерживать функционирование производственно-сбытовых цепочек в сфере продовольствия внутри страны и продолжать сельскохозяйственную деятельность.

Кроме того, ключевым фактором является международное сотрудничество. В мире достаточно продовольствия и избежать локальных кризисов можно посредством сотрудничества и открытой торговли.

Одним из практических усилий по снижению подобного риска служит организация онлайн-совещания министров сельского хозяйства стран Центральной Азии, которое было проведено 19 мая 2020 года Министерством сельского хозяйства Республики Узбекистан и Представительством Продовольственной и сельскохозяйственной организацией ООН (ФАО) в Узбекистане. В ходе совещания были обсуждены вопросы продовольственной безопасности и развития сельского хозяйства во время пандемии коронавируса. Министры обсудили национальные инициативы и меры, направленные на недопущение сбоев в продовольственной товаропроводящей цепочке и производстве продовольствия. В будущем также планируется продолжить подобный обмен информацией.

– Какие прогнозы существуют по мировым продовольственным рынкам и продовольственной безопасности по мере преодоления пандемии и возвращения экономик к динамичному росту?

Рустам Каюмов: Эксперты ФАО отмечают, что хотя последствия пандемии Covid-19 для продовольственной безопасности в кратко- и долгосрочной перспективе трудно предсказуемы, особенно на текущем раннем этапе, некоторые факторы риска можно выделить уже сейчас. Как следует из уроков предыдущих пандемий и глобальных кризисов, ситуация с обеспечением продовольственной безопасности может стремительно и кардинально ухудшаться, особенно в нестабильных странах, в которых потери для наиболее уязвимых групп населения могут быть очень большими. Это более чем справедливо ввиду растущих ожиданий глобальной рецессии. В последние годы замедление темпов экономического роста или сокращение экономики были связаны с повышением уровня голода в 65 из 77 стран.

В ФАО пришли к заключению, что, по сравнению с глобальным кризисом продовольственных цен 2007-2008 годов, сегодня «мир справляется лучше: глобальные перспективы в производстве продовольствия остаются положительными, запасы высокими, международные цены на продовольствие низкими, а торговля имеет более широкую базу и охватывает большее число стран-импортеров и экспортеров». Кроме того, теперь власти стран получили опыт работы в условиях глобального кризиса, лучше информированы и подготовлены.

По международным наблюдениям, пандемия Covid-19 уже оказывает влияние на продовольственные системы как напрямую через воздействие на продовольственные предложение и спрос, так и косвенно, приводя к снижению покупательной способности, возможностей производства и распределения продовольствия и возникновению дополнительной потребности в уходе за больными. Причем все эти факторы будут оказывать дифференцированное воздействие, которое будет особо сказываться на наиболее уязвимых группах населения. Это влияние может ощущаться еще сильнее в странах, которые уже переживают чрезвычайные ситуации исключительного характера, имеющие прямые последствия для сельскохозяйственных секторов, как, например, нынешнее нашествие саранчи в Восточной Африке, на Ближнем Востоке и в Юго-Западной Азии.

Хуршид Норов: В связи с тем, что данный кризис выявил ряд недостатков в продовольственной системе, в настоящее время Комитет по всемирной продовольственной безопасности (КВПБ) ведет свою работу над Добровольными рекомендациями по продовольственным системам в интересах питания с целью переориентации и преобразования продовольственной системы в сторону повышения устойчивости к внешним воздействиям и экологической устойчивости. Также КВПБ опубликовал подготовительный тематический документ о последствиях COVID-19 для продовольственной безопасности и питания, в котором предлагаются дополнительные соображения. ФАО также активно работает над тем, как должны меняться продовольственные системы, чтобы справляться с пандемиями, аналогичными COVID-19, а также над тем, как ускорить продвижение к ЦУР 2 и 1, добиваясь при этом, чтобы все компромиссные природоохранные решения были сведены к минимуму.

Зиёда Ризаева, Виктор Абатуров, ЦЭИР

Экономическое обозрение №7 (247) 2020

Поделиться постом

Похожие новости