Агротуризм: адаптация в Узбекистане

Агротуризм: адаптация в Узбекистане

В государственных нормативно-правовых актах, регулирующих деятельность в сфере туризма, и государственных программных документах в области туризма пока не существует определения понятий «агротуризм» («сельский туризм»), «зеленый» туризм, «агроэкотуризм», «фермерский туризм».

Отсутствуют стандарты и нормативы, применимые в сфере агротуризма как специфического сектора туриндустрии. Следует особо подчеркнуть, что стандарты и нормативы, действующие в Узбекистане в сфере гостиничного и рекреационного бизнеса, не могут механически переноситься на сектор малого семейного гостиничного бизнеса на селе в силу специфики последнего.

В связи с этим приходится руководствоваться правовыми нормами, устанавливаемыми законодательством более высокого порядка, и нормативно-правовыми актами, регулирующими развитие сферы туризма в целом. Разработка соответствующей нормативно-правовой базы агротуристической деятельности является необходимым условием успешного развития этого сектора туриндустрии в Узбекистане.

Понятие «экологический туризм» содержится в статье 2 Постановления Межпарламентской ассамблеи государств-участников Содружества независимых государств № 27-15 о модельном законе «О туристской деятельности» (принято в г. Санкт-Петербурге 16 ноября 2006 г.). Однако в Закон Республики Узбекистан «О туризме» это понятие перенесено не было. Тем не менее, отдельные нормативно-правовые акты упоминают термины «экологический туризм», «сельский туризм», «агротуризм», «этнографический туризм».

Правовые дефиниции

На сегодняшний день существует множество определений понятия «агроэкотуризм». Подобрать наиболее подходящее агроэкотуризму достаточно сложно в силу его широкого многофункционального развития в туриндустрии. Особенно эта проблема актуальна для Узбекистана, так как деятельность в сфере туризма в сельской местности возникла сравнительно недавно и по ряду причин пока не получает достаточного развития. С учетом анализа зарубежного опыта предлагаем ввести в правовую норму и практику агроэкотуризма Узбекистана следующие понятия.

Агроэкотуризм – временное пребывание граждан Республики Узбекистан, иностранных граждан и лиц без гражданства в сельской местности, малых городских поселениях (далее – агроэкотуристы) в целях получения услуг, оказываемых субъектами агроэкотуризма в части отдыха, оздоровления, ознакомления с природным потенциалом и национальными культурными традициями, без занятия трудовой, предпринимательской и иной, при носящей доход, деятельностью в месте пребывания.

Субъекты агроэкотуризма – физические лица, постоянно проживающие в сельской местности, малых городских поселениях и ведущие личное подсобное хозяйство, а также сельскохозяйственные организации, осуществляющие (планирующие осуществлять) деятельность по оказанию услуг в сфере агроэкотуризма.

Объект агроэкотуризма – жилой дом (квартира в жилом доме) или несколько жилых домов (квартир в жилых домах) с прилегающей инфраструктурой, расположенных в сельской местности, малых городских поселениях, за исключением территорий курортных зон, принадлежащих на правах собственности физическому лицу (субъекту агроэкотуризма и/или члену его семьи) либо сельскохозяйственной организации, отвечающих установленным санитарным и техническим требованиям и благоустроенных применительно к условиям данного населенного пункта.

Экологический туризм – природоориентированная туристская деятельность, имеющая целью организацию отдыха или получение естественно-научных или практических знаний и опыта и не наносящая вред природной среде.

Учитывая мировой опыт

В мире имеется практический опыт реализации нескольких моделей развития агроэкотуристического сектора.

Первая модель успешно реализуется в европейских странах. Один из ключевых ее компонентов – государственная поддержка развития сети частных гостиниц на базе существующего в сельской местности жилого фонда. Эта модель в качестве необходимых условий реализации предполагает:

  • наличие свободного или условно свободного жилого фонда в сельской местности;
  • достаточно высокий уровень комфортности и хорошее состояние жилого фонда;
  • системную государственную поддержку агроэкотуристских хозяйств;
  • организацию объединений субъектов агроэкотуризма (ассоциаций, общественных объединений);
  • финансовую поддержку агроэкотуристских хозяйств с использованием системы льготного кредитования или дотирования агроэкотуристских хозяйств.

Вторая модель базируется на специализированных частных отелях в форме стилизованных агроэкотуристских деревень, культурно-этнографических центрах и т.п. Эта модель характерна для стран с невысоким уровнем комфортности жилищного фонда в сельской местности, но с хорошим туристско-рекреационным потенциалом. Для успешного использования этой модели необходимы, прежде всего, значительные инвестиции (как внутренние, так и внешние), а также поддержка соответствующих проектов на региональном уровне.

Третья модель ориентирована на пропаганду достижений сельского хозяйства конкретной страны, сохранение практических навыков и демонстрацию приемов традиционного сельскохозяйственного производства. Оставаясь полифункциональными сельскохозяйственными центрами, государственные сельскохозяйственные объекты параллельно могут вести научно-исследовательскую и селекционную работу, являясь при этом развлекательными туристическими объектами и постоянно действующими выставочно-экспозиционными центрами.

Первая модель может быть принята в нашей стране как основная. Она не требует инвестиций со стороны государства, создает новые рабочие места, способствует сокращению миграции и улучшению инфраструктуры. Однако для того, чтобы агроэкотуризм стал существенной отраслью экономики, необходима определенная «критическая масса» сельских усадеб.

Зарубежный опыт показывает, что в Европе более 70% туристов останавливаются в небольших частных гостиницах, гостевых домах, частных жилищах граждан, туристических деревнях, на туристических хуторах и т.д., владельцами и одновременно обслуживающим персоналом которых являются члены одной семьи. Поэтому именно семейное дело может стать значимым фактором развития туристско-рекреационной сферы в нашей стране.

Адаптация к Узбекистану

Очевидно, что в современных условиях Узбекистана основная ориентация сектора сельского туризма, в первую очередь, должна быть направлена на внутренний туристский рынок. Учитывая специфику нашей страны, прежде всего, огромное разнообразие региональных и местных условий, мы полагаем, что национальная концепция развития агроэкотуризма не должна сводиться к одному направлению (модели). Она могла бы включать несколько перспективных для условий Узбекистана моделей. Причем в разных туристических регионах в качестве базовых могли бы быть разные модели – в зависимости от тех целей, которые ставятся в конкретном случае.

Перспективными в условиях Узбекистана, на наш взгляд, могли бы быть следующие направления (модели) развития агроэкотуризма.

1) Создание региональных агротуристических сетей через развитие малого, семейного и индивидуального агротуристического бизнеса на базе существующих турресурсов сельской местности: средств размещения (малого семейного гостиничного хозяйства) и инфраструктуры агротуризма (включая различные агротуристические объекты и виды бизнеса, связанные с обеспечением агротуризма). Организация эффективно работающей сети частных агротуристических хозяйств на территории туррегиона предполагает создание системы господдержки на уровне центра или, как минимум, на уровне региона.

2) Воссоздание социокультурной среды исторического поселения – «исторической деревни», «национальной деревни» или иного типа поселения (стойбища и т. д.), а также социокультурной среды иных исторических объектов. Если эта модель закладывается в основу концепции развития агротуризма, то задачи, связанные с ее реализацией, решаются на всех трех уровнях власти, но определяющими являются региональный и местный. Этот путь требует соответствующего нормативно-правового обеспечения на национальном, региональном и местном уровнях, а также значительных внешних и внутренних инвестиций, разработки специальных комплексных проектов, большой научно-исследовательской работы.

3) Создание крупных и средних специализированных агротуристических объектов, ориентированных на прием туристов и организацию их полноценного отдыха. Это могут быть специализированные центры (спортивные, культурные, кулинарные и т.п.), стилизованные «агротуристические деревни», а также «рыбацкие», «охотничьи деревни» и т.п. Если эта модель закладывается в основу концепции развития агротуризма, то задачи, связанные с ее реализацией, решаются на уровне региона. Этот путь предполагает поддержку муниципальных и региональных властей, частную (местную, внешнюю или совместную) инициативу, наличие крупных частных инвестиций и ресурсов для разработки соответствующих крупных и средних комплексных проектов.

4) Создание государственных и частных сельскохозяйственных парков как крупных многофункциональных туристических, выставочных, рекламно-экспозиционных, культурно-пропагандистских, научно-исследовательских и производственных комплексов, располагающих средствами размещения и соответствующей инфраструктурой. В принципе такое направление в мировой практике курируется государственным ведомством, ответственным за аграрный сектор (как правило, министерством) и, соответственно, предполагает крупные государственные или частные инвестиции, разработку соответствующих комплексных проектов.

Каждая из перечисленных моделей агротуризма в той ли иной степени апробирована в мировой практике. По нашему глубокому убеждению, концепция развития агротуризма в Узбекистане может и должна носить комплексный характер: в силу огромного разнообразия условий на территории нашей страны в нее могут быть заложены все эти (а, возможно, и другие) направления и модели, причем их практическая реализация будет зависеть от выбора на уровне регионов. Каждая из рассмотренных моделей требует различной степени участия властных структур трех уровней. Этот аспект следует учитывать при разработке региональных комплексных концепций и выборе моделей. Необходимо подчеркнуть, что реализация популярной в настоящий момент модели «гостевых сетей» требует господдержки махаллинских органов или как минимум районных хокимиятов.

Траектория реализации

Решение о поддержке развития агротуризма со стороны государства принимается уже на начальном этапе. Соответственно, сразу разрабатываются специальные государственные программы по развитию агротуризма, при поддержке властей образуются необходимые для функционирования этой отрасли государственные, общественные или частнопредпринимательские оргструктуры – объединения агротуристических хозяйств и агентства, ведущие электронные базы данных (интерактивные порталы). Это, помимо других (объективных) условий, является важнейшим фактором ускоренного развития агротуристического сектора в ряде стран и приводит к неплохим результатам.

Поддержка на уровне регионов решает задачу создания доходного сектора туриндустрии на уровне туррегиона и, соответственно, доходного сектора экономики данного региона. На сегодня в Узбекистане именно хокимияты должны брать на себя организующую функцию в деле развития агротуризма. Кстати, так было и в других странах, где сперва были приняты решения и соответствующие законы и программы на уровне регионов, а затем уже агротуристическая инициатива получила поддержку и была законодательно оформлена центральными властями и на уровне ЕС – в рамках Общей сельскохозяйственной политики ЕС. При этом роль региональных властей остается постоянно высокой и далее – в решении задач формирования туристически привлекательного имиджа региона, продвижения совокупного турпродукта региона на внешний рынок и других задач регионального уровня.

Однако производство агротуристического продукта в своей основе является коллективным и требует партнерских отношений власти, бизнеса и местного сообщества. Развитие агротуризма как сектора национальной туриндустрии потребует партнерства власти, бизнеса, местных сообществ и широкого круга заинтересованных неправительственных организаций всех уровней. Существенную роль в координации этого процесса могут сыграть институты кооперации и сотрудничества субъектов агротуризма (такие как агроэкотуристические кластеры).

Таким образом, формирование агротуристического сектора туриндустрии подразумевает активную роль хокимиятов, а также не только властных структур, но и партнерства власти, бизнеса, местного сообщества в производстве совокупного турпродукта. Однако все эти проблемы, безусловно, грамотнее, легче и скорее решаются при наличии соответствующей государственной программы (подпрограммы развития агротуризма как «точки роста»), предполагающей правовое и финансовое обеспечение. В таком случае эта деятельность должна рассматриваться как стратегический социально-экономический и социально-политический проект поддержки поселков и кишлаков, требующий решения на уровне правительства и межведомственной координации, которую можно обеспечить за счет создания, например, межведомственного комитета или специального агентства, уполномоченного заниматься всеми вопросами развития агротуристического сектора, как это практикуется в ряде стран.

Помимо поддержки различных уровней власти, ключевым для развития агроэкотуризма является решение задач нормативно-правового, финансового, информационного и организационного обеспечения, а также подготовки кадров.

В стране/Туризм

Д.Х. Асланова, М.Т. Алимова, З.И. Саттарова, Самаркандский институт экономики и сервиса (СамИЭС)

Экономическое обозрение №1 (251) 2021

Поделиться постом

Похожие новости