Саммит по продовольственным системам: взгляд из Узбекистана

Саммит по продовольственным системам: взгляд из Узбекистана

В своем выступлении на 75-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН Президент Узбекистана Шавкат Мирзиеёв поддержал предложения Генерального секретаря ООН Антониу Гутерриша о созыве в 2021 г. Всемирного саммита по продовольственным системам.

О необходимости и актуальности проведения этого саммита в условиях обострения продовольственных проблем, продовольственной политике Узбекистана и о том, что даст нашей стране участие в саммите.

В своем совместном заявлении Продовольственная и сельскохозяйственная организация Объединенных Наций (ФАО) и Всемирная торговая организация (ВТО) предупредили об опасности мер, направленных на борьбу с пандемией и ставящих под угрозу глобальную торговлю и продовольственную безопасность.

Пандемия COVID-19 поставила под угрозу питание миллионов людей во всем мире и может привести к усилению продовольственного кризиса. Совокупные последствия COVID-19, вылившиеся в глобальную рецессию, значительно ухудшат в 2020 и 2021 годах могут значительно ухудшить ситуацию с голодом и неполноценным питанием.

До начала пандемии во всем мире хроническую нехватку продовольствия уже испытывали более 820 миллионов человек. Согласно последним данным, в 2020 г. продовольственная безопасность 135 миллионов человек находилась на кризисном и более низком уровне. Под влиянием пандемии COVID-19 к концу 2020 года это число может практически удвоиться.

Элементы продовольственной безопасности

Продовольственная политика – комплекс мер, призванных системно и эффективно решать задачи развития не только производства, внешней торговли, хранения и переработки, но и справедливого распределения основных продуктов питания, а также социального развития сельской местности.

Продовольственная безопасность является одной из главных целей аграрной и экономической политики государства. Продовольственная безопасность складывается из следующих элементов:

1) физическая доступность достаточной в количественном отношении, безопасной и питательной пищи;

2) экономическая доступность к продовольствию должного объема и качества всех социальных групп населения;

3) автономность и экономическая самостоятельность национальной продовольственной системы (продовольственная независимость);

4) надежность, то есть способность национальной продовольственной системы минимизировать влияние сезонных, погодных и иных колебаний на снабжение продовольствием населения всех регионов страны;

5) устойчивость, означающая, что национальная продовольственная система развивается в режиме расширенного воспроизводства.

Продовольственная безопасность под давлением пандемии

Последствия пандемии COVID-19 привели к спаду мировой экономики. Так, по оценкам МВФ, ожидается, что мировой экономический кризис в результате пандемии COVID-19 приведет к замедлению мировой экономики на 3% в 2020 году. Это больше, чем во время финансового экономического кризиса 2008-2009 гг., когда мировой ВВП снизился на 2,3%.

По оценкам Международной организации труда, во второй половине 2020 года будет потеряно 305 миллионов рабочих мест с полной занятостью (на 10,5% меньше, чем на конец 2019 года). По оценкам Всемирного банка, 40-60 миллионов человек попадут в крайнюю бедность с доходами менее 1,90 доллара США в день, а 90-100 миллионов человек окажутся за чертой бедности в 3,20 доллара в день. По другим оценкам UNU-WIDER, эти цифры намного выше и предполагают, что около полумиллиарда человек во всем мире могут оказаться в бедности из-за COVID-19.

В 2020 году в результате пандемии около 49 миллионов человек могут оказаться в условиях крайней нищеты. Снижение доходов в сочетании с нарушениями в цепочках снабжения может привести в ближайшие несколько месяцев к быстрому увеличению числа людей, испытывающих острую нехватку продовольствия или серьезные проблемы в области питания. Все эти обстоятельства не могут не вызывать беспокойства у мирового сообщества. При этом в отличие от продовольственного кризиса 2007-2008 годов нынешняя проблема заключается не в нехватке продовольствия, а в доступе к нему.

Вызванное пандемией ухудшение глобальной экономической ситуации оказывает негативное влияние на продовольственные системы стран, как со стороны предложения, так и со стороны спроса. Со стороны предложения повысились риски сокращения производства и торговли, а также разрыва устоявшихся производственно-сбытовых цепочек. В условиях пандемии COVID-19 значительным рискам стали подвержены, прежде всего, трудоинтенсивные производства пищевой промышленности, торгово-логистическая сфера, предприятия общественного питания.

Повсеместные меры по контролю вспышек COVID-19 отразились на глобальных продовольственных производственно-сбытовых цепочках. В частности, в некоторых регионах мира ограничение трансграничного передвижения и введение режима изоляции привели к проблемам в сборе урожая, в результате чего миллионы сезонных работников остались без средств к существованию. Возникли препятствия для доставки продуктов питания на местные рынки. Во многих местах мясоперерабатывающие заводы и продовольственные рынки вынуждены были закрыться из-за серьезных вспышек COVID-19 среди работников. Фермеры выбрасывали или закапывали скоропортящиеся продукты и выливали молоко ввиду обрыва цепочек поставок и снижения потребительского спроса. В результате в некоторых странах мира в городских центрах многие люди имели ограниченный доступ к свежим фруктам и овощам, молочным продуктам, мясу и рыбе.

Ситуация на мировых рынках основных зерновых культур пока стабильна. Благодаря высокой урожайности в 2019 году сохраняются значительные запасы большинства основных продуктов питания. Однако подавляющее большинство населения мира обеспечивается продовольствием с местных рынков, поставки с которых по-прежнему подвержены значительным рискам. Кроме того, для многих людей доступ к продовольствию сокращается из-за потери источника дохода ввиду роста безработицы и роста цен на продукты питания.

Стабилизация продовольственных рынков осложняется тем, что ряд стран в целях продовольственной безопасности стали ограничивать экспорт агропродовольственных товаров, в том числе социально значимых продуктов питания. Так, например, Вьетнам приостановил экспорт риса, Казахстан – пшеничной муки, гречки и овощей, включая лук, морковь и картофель, Беларусь – гречки, лука и чеснока, Турция – лимона.

Кроме того, Китай повысил закупочные цены на некоторые его сорта для наращивания продовольственных резервов. Россия также ограничивала продажу пшеницы, несмотря на наличие спроса со стороны ключевых покупателей.

В результате в наиболее уязвимом положении оказались бедные слои населения в странах с низким и во многих развивающихся странах со средним уровнями доходов, зависящих от импорта продовольствия.

Кроме того, крупнейшие производители продовольствия – США, Китай, Индия и Россия – отказались присоединиться к инициативе, выработанной Всемирной торговой организацией (ВТО), которая призывает поддерживать открытыми цепочки поставок продовольствия, отказаться от необоснованных ограничений на торговлю продуктами питания, и соблюдать пропорциональность и временные рамки при введении любых чрезвычайных ограничений.

Все эти действия привели к тому, что многие страны стали очень уязвимыми в обеспечении своей продовольственной безопасности. Как отметил гендиректор ФАО ООН Ц. Донгю, неэффективные политические решения, в частности ограничение экспорта продовольствия некоторыми странами, может спровоцировать продовольственный кризис и привести к широкомасштабной гуманитарной катастрофе. Такое положение дел свидетельствует о том, что мировые продовольственные системы работают с перебоями, и пандемия COVID-19 только усугубляет ситуацию.

Уже можно говорить о том, что влияние пандемии ставит под угрозу возможность достижения Целей устойчивого развития к 2030 году в области доступности полноценного питания. В ежегодном докладе 2020 года «Положение дел в области продовольственной безопасности и питания в мире. Преобразование продовольственных систем для обеспечения финансовой доступности здорового питания», подготовленном ФАО, говорится, что мир не успевает решить предусмотренную Целями в области устойчивого развития (ЦУР) задачу по достижению нулевого голода к 2030 году. Полученные данные свидетельствуют об отсутствии успехов как в решении задачи 2.1 ЦУР по обеспечению круглогодичного доступа к достаточному количеству безопасной и питательной пищи для всех, так и в решении задачи 2.2 ЦУР по искоренению всех форм неполноценного питания.

Согласно предварительной оценке этого доклада, в 2020 году пандемия COVID-19 может добавить к общему числу недоедающих в мире от 83 до 132 млн. человек. Ожидаемый в 2021 году экономический подъем должен привести к снижению числа страдающих от недостаточного питания, но все же не до уровней, предусмотренных сценарием без пандемии.

Саммит, мобилизующий усилия мирового сообщества

На фоне нарастающих проблем в области глобальной продовольственной безопасности объявление Генеральным секретарем ООН Антониу Гутерришем о созыве в 2021 г. Саммита по продовольственным системам является как нельзя более актуальным.

В своем обращении в связи с угрозой продовольственного кризиса в результате пандемии COVID-19 Генеральный секретарь ООН А. Гутерриш заявил, что многие продовольственные системы современного мира нуждаются в преобразованиях – в интересах человека, природы и климата и нашего общего будущего. Пандемия COVID-19 обнажила опасные перекосы нынешних продовольственных систем и поставила под удар жизнь и источники средств к существованию людей по всему миру, особенно наиболее уязвимых и незащищенных. Необходимость преобразований была совершенно очевидна еще до наступления текущего кризиса. Так, несмотря на рекордные объемы мирового производства продовольствия, от голода страдают 820 миллионов человек, а около 2 миллиардов страдают избыточным весом и ожирением, ускоряя распространение болезней, обусловленных питанием. При этом примерно треть производимых в мире продуктов портится или выбрасывается. Следовательно, только преобразование продовольственных систем для увеличения их устойчивости и запаса прочности, способно изменить положение дел в мире к лучшему.

Все это актуализирует выработку новых международных согласованных усилий по обеспечению продовольственной безопасности. В этой связи высокую актуальность приобретают предложения Генерального секретаря ООН Антониу Гутерриша о созыве в 2021 г. Саммита по продовольственным системам, который позволит мировому сообществу обсудить и разработать новые механизмы по обеспечению продовольственной безопасности как в отдельных странах, так и во всем мире. Генеральный секретарь ООН призывает все мировое сообщество объединить усилия и кардинально изменить подход к производству, переработке и потреблению продуктов питания. И это событие должно стать поворотным моментом в международных усилиях по достижению Целей в области устойчивого развития (ЦУР) к 2030 году.

Продовольственная и сельскохозяйственная организация Объединенных Наций (ФАО) предлагает три взаимодополняющих комплекса первоочередных мер, направленных на удовлетворение насущных потребностей людей и на реорганизацию продовольственных систем.

Во-первых, необходимо мобилизовать усилия для помощи людям и сохранения у них источников средств к существованию, сосредоточив внимание на тех областях, где имеются наиболее высокие риски.

Во-вторых, укрепить системы социальной защиты в области питания. С учетом социально-экономических последствий пандемии системы социальной защиты станут главной опорой для сотен миллионов людей в период кризиса пандемии COVID-19 и после него.

В-третьих, инвестирование в деятельность, связанную с реагированием на пандемию COVID-19 и последующим восстановлением, должно осуществляться с учетом долгосрочной цели создания более инклюзивного и устойчивого мира.

Сельскохозяйственный потенциал Узбекистана

Развитое и высокопродуктивное сельское хозяйство является одним из главных условий обеспечения продовольственной безопасности любого государства. Одним из приоритетных направлений «Стратегии действий по дальнейшему развитию Республики Узбекистан», принятой в начале 2017 года, является модернизация и интенсивное развитие сельского хозяйства. 23 октября 2019 г. Указом Президента была утверждена «Стратегия развития сельского хозяйства Республики Узбекистан на 2020-2030 годы», которая охватила девять стратегических приоритетов, первым из которых стало обеспечение продовольственной безопасности населения.

Благодаря тому, что развитие сельскохозяйственного производства стало иметь стратегический характер, Узбекистан добился значительного прогресса в производстве продовольствия за счет значительного увеличения производства сельскохозяйственной продукции и продуктивности сельского хозяйства. Благодаря вниманию главы государства последние три года можно назвать периодом беспрецедентных комплексных реформ в аграрной отрасли, включающих внедрение в сферу сельского хозяйства рыночных механизмов, передовых технологий и переход к кластерной системе производства. Принимались меры по расширению посевных площадей, специализации районов на плодоовощеводстве, объединению производителей продукции в плодоовощеводческие кластеры и кооперации.

В результате проводимых реформ в сельскохозяйственном секторе значительно повысился потенциал производства продовольственной продукции. Об этом свидетельствуют следующие показатели.

В 2017-2019 гг. сохранялась тенденция постепенного сокращения удельного веса сельского хозяйства в ВВП (с 34% в 2017 г. до 28,1% в 2019 г.), что связано с дальнейшим расширением потенциала развития отраслей промышленности и сферы услуг. При этом снижение доли сельского хозяйства в ВВП происходило на фоне положительных среднегодовых темпов прироста сельскохозяйственной продукции, которые были достигнуты благодаря структурным реформам и реализации мер по модернизации и интенсивному развитию сельского хозяйства. Так, в 2019 г. темпы роста производства сельскохозяйственной продукции составили 102,5% относительно 2018 года. В целом, за 2017-2019 гг. валовая продукция сельского хозяйства выросла в 1,5 раза, а на душу населения – в 1,4 раза (в ценах 2019 г.). При этом продукция растениеводства увеличилась в 1,3 раза, продукция животноводства – в 1,7 раза.

В 2019 г. в Узбекистане объем внешней торговли продуктами питания составил 2,8 миллиарда долларов, или 3,6 миллиона тонн, из них около 46% приходятся на экспорт, 54% – на импорт. В структуре импорта Узбекистана в 2019 году 70% от общего импорта продовольствия составили: мука (453 тыс. тонн), картофель (282 тыс. тонн), подсолнечное масло (192 тыс. тонн), сахар (167 тыс. тонн) и пальмовое масло (70 тыс. тонн). В структуре экспорта преобладала плодоовощная продукция (1,4 млн. тонн, или 75% от общего объема экспорта). В частности, было экспортировано 823 тыс. тонн овощей и 613 тыс. тонн фруктов, что принесло 1,3 миллиарда долларов валютной выручки.

О высоком экспортном потенциале узбекской продовольственной продукции свидетельствует тот факт, что даже в условиях наиболее жестких карантинных ограничений, связанных с пандемией, Узбекистан сумел значительно нарастить ее экспорт. Так, по данным Государственного комитета Республики Узбекистан по статистике, за январь-август 2020 года поставки узбекских овощей и фруктов на рынок РФ выросли на 57,7 процентов по отношению к тому же периоду 2019 года и достигли 169.1 млн долларов, что стало рекордом плодоовощного экспорта. Следует подчеркнуть, что произошел рост именно «прямых поставок». В то время как ранее часть овощей и фруктов из Узбекистана попадала в Россию транзитом через другие страны под видом продукции третьих стран и даже не всегда отражалась в российской импортной статистике (например, импорт черешни из Узбекистана). В то же время наблюдался значительный рост экспорта плодоовощной продукции в такие страны как США – на 47,1% и Грузия – на 19,2%.

По поставкам капусты в Россию в январе-марте 2020 года Узбекистан занял второе место, уступая лишь Китаю, а по поставкам лимона – четвертое, после Турции, Марокко и Египта. Экспорт свежих цветной капусты и брокколи вырос в 2,3 раза, увеличился экспорт узбекского чернослива на рынок России. Еще более существенно – в 5 раз – увеличился экспорт узбекской кураги. Это позволило Узбекистану занять второе место в рейтинге поставщиков этих сухофруктов в Россию после Турции, обойдя поставщиков из ЕС, Таджикистана, Армении и Китая. Экспорт узбекских замороженных фруктов в Россию вырос в 3 раза, а экспорт свежей моркови – в 3,5 раза.

Продовольственная политика Узбекистана

В Узбекистане государственная продовольственная политика, главным образом, направлена на то, чтобы обеспечить продовольственную безопасность за счет собственного производства с учетом уровня доходов населения. Собственное производство полностью обеспечивает потребности населения республики в мясных и молочных продуктах, овощах, фруктах и бахчевых культурах. Недостаточная обеспеченность внутренним производством наблюдается по сахару, растительному маслу, зерну и картофелю.

Узбекистан – одна из немногих стран, которая в период пандемии COVID-19 не стала ограничивать торговлю продовольственными товарами. Более того, в период пандемии наша страна сумела успешно мобилизовать свой агропродовольственный сектор с тем, чтобы не только не допустить перебоев в обеспечении населения качественным продовольствием, но и задействовать свой высокий экспортный потенциал на мировых продовольственных рынках. Кроме того, меры прямой поддержки населения в период карантинных ограничений позволили смягчить спад экономики, а также привели к увеличению экономической доступности продовольствия для узбекистанцев.

В Узбекистане, помимо наращивания объемов производства и продуктивности в отраслях сельского хозяйства, также принимаются меры по совершенствованию системы управления пищевой промышленностью, в частности по внедрению системы государственной поддержки производства отечественной пищевой продукции, конкурентоспособной на внутреннем и внешнем рынках, с более высокой степенью безопасности. Данные меры включают:

- увеличение объемов переработки фруктов, овощей, мяса, молочных и других сельскохозяйственных и пищевых продуктов на основе международных стандартов качества;

- создание условий для взаимовыгодных отношений предприятий, производящих фрукты, овощи, мясо, молочные продукты и другие агропродовольственные товары, с предприятиями по переработке, изготовлению и реализации этой продукции;

- координация работы по бесперебойному обеспечению плодоовощных, мясных, молочных и других сельскохозяйственных предприятий пищевой промышленности и экспортеров необходимым количеством качественного сырья;

- увеличение производства продукции в соответствии с требованиями международных стандартов на основе принципа «от поля до стола», расширение сферы деятельности организаций по переработке и экспорту пищевых продуктов в соответствии с этими стандартами, ускорение сертификации экспортоориентированной продукции;

- создание современных торгово-логистических центров, продвижение национального бренда местных продуктов питания на мировых рынках, повышение их конкурентоспособности и расширение экспортного потенциала;

- организация выставок и ярмарок в республике и за рубежом продукции плодоовощных, мясных, молочных и других сельскохозяйственных, пищевых и перерабатывающих предприятий, дальнейшее увеличение присутствия отечественной продукции на международных рынках и привлечение к ней мирового внимания;

- принятие мер по обучению, переподготовке и повышению квалификации кадров, обладающих современными знаниями и навыками на основе «Аграрных инновационных систем» (АИС) для предприятий, выращивающих и перерабатывающих фрукты, овощи, мясо, молочные и другие сельскохозяйственные и пищевые продукты;

- широкое привлечение зарубежных специалистов в области сельскохозяйственного производства и производства продуктов питания.

В рамках проводимых реформ, в том числе, были реализованы меры, направленные на создание продовольственных резервов и обеспечение макроэкономической стабильности в случае возможного возникновения угрозы продовольственной безопасности страны. Все это стало возможным как благодаря системной и последовательной работе последних лет, так и благодаря экстренным мерам в период карантинных ограничений во время пандемии COVID-19.

Стала формироваться устойчивая продовольственная система, неуязвимая к внешним потрясениям и шокам, обеспечивающая как внутренний спрос на продовольственные товары, так и внешний спрос со стороны торговых партнеров.

Одним из свидетельств успешности проводимой в Узбекистане продовольственной политики является улучшение позиции Узбекистана в рейтинге стран мира по уровню продовольственной безопасности. Так, по индексу продовольственной безопасности (The Global Food Security Index), по версии аналитического агентства The Economist Intelligence Unit, в 2019 г. Узбекистан поднялся на 9 позиций, по сравнению с 2018 годом (80-е место), и занял 71-е место в мире.

Важно также отметить, что все эти меры позволили Узбекистану достичь значительного прогресса в достижении Национальных целей и задач в области устойчивого развития на период до 2030 года (ЦУР), в частности Цели 2. Укрепление продовольственной безопасности, улучшение рациона питания и содействие устойчивому развитию сельского хозяйства.

Так, на сегодняшний день в Узбекистане ситуация со снижением «распространенности недоедания» – одна из лучших в Центральной Азии. Согласно вышеупомянутому докладу ФАО 2020 года, если в 2004-2006 гг. распространенность недоедания в Узбекистане составляла 14,9%, то в 2017-2019 гг. этот показатель снизился до уровня 2,6%. Для сравнения: в Казахстане распространенность недоедания составляет менее 2,5%, Кыргызстане – 6,4% и Туркменистане – 4%.

Примечательно, что распространенность истощения у детей в возрасте до 5 лет в Узбекистане составляет лишь 1,8% и это самый низкий показатель среди стран Центральной Азии (2019 г.). Для сравнения: в Казахстане распространенность истощения у детей в возрасте до 5 лет составляет 3,1%, Кыргызстане – 2,0%, Таджикистане – 5,6% и Туркменистане – 4,2%.

Кроме того, Узбекистан сумел достичь значительного прогресса в снижении распространенности отставания в росте у детей. Так, если в 2012 г. в Узбекистане распространенность отставания в росте у детей в возрасте до 5 лет составляла 19,6%, то в 2019 г. этот показатель уже составлял 10,8%. Для сравнения: в Казахстане этот показатель составляет 8,0%, Кыргызстане – 11,8%, Таджикистане – 17,5% и Туркменистане – 11,5%.

Ожидания от Саммита по продовольственным системам

Перебои в работе мировых продовольственных систем и возможное усиление продовольственного кризиса в результате пандемии COVID-19 ставят правительства всех стран мира перед необходимостью преобразования продовольственных систем и актуализирует выработку новых международных согласованных усилий по обеспечению продовольственной безопасности.

В Узбекистане меры, направленные на обеспечение продовольственной безопасности, являются первоочередными в Антикризисной программе для поддержания национальной экономики в период пандемии COVID-19 и после нее. Вместе с тем, в условиях возможного обострения продовольственного кризиса в мире является крайне важным быстро переосмыслить применяемые методы производства, переработки, сбыта и потребления продуктов питания, а также утилизации отходов. Это может стать поворотной точкой для того, чтобы перебалансировать и преобразовать продовольственные системы Узбекистана, сделав их более инклюзивными, стабильными и устойчивыми.

В связи с этим участие в 2021 году Узбекистана в Саммите по продовольственным системам позволит продолжить усовершенствование национальной продовольственной системы в рамках комплекса первоочередных мер, направленных на удовлетворение насущных кратко- и среднесрочных потребностей людей и, в конечном итоге, будет служить обеспечению ее большей устойчивости.

Участие в Саммите по продовольственным системам в 2021 г. открывает для Узбекистана ряд новых возможностей.

Во-первых, это возможность расширения сотрудничества с международными организациями по реализации совместных мер в реорганизации продовольственных систем.

Во-вторых, это возможность участвовать и внести свой вклад в выработку предложений по преобразованию продовольственных систем в региональном и мировом масштабах.

В-третьих, участие в данном саммите позволит проинформировать мировое сообщество о проводимой политике по обеспечению продовольственной безопасности в стране и поделиться опытом и достижениями в деле успешного реформирования аграрной отрасли.

В-четвертых, это дает возможность еще более укрепить взаимодействие и инициативы нашего государства по усилению кооперации между странами Центральной Азии. Предстоящая совместная работа позволит объединить усилия стран региона, повысит осведомленность и обеспечит согласование широких обязательств и конкретных мер в достижении устойчивых продовольственных систем.

Акценты

Обид Хакимов, ЦЭИР

Экономическое обозрение №10 (250) 2020

Сокращенный вариант статьи ранее был опубликован в «Правде Востока»

Поделиться постом

Похожие новости

Последние новости