Стратегические приоритеты сельского хозяйства

Стратегические приоритеты сельского хозяйства

Мультипликативный эффект сельского хозяйства

Развитие сельскохозяйственного сектора играет ключевую роль в развитии экономики. Успехи роста экономики в Индии, Китае, Вьетнаме, Бразилии и Чили были в значительной степени обусловлены быстрым ростом сельского хозяйства, в то же время трудности развития в некоторых странах Африки связаны с неспособностью этих стран добиться роста производительности в сельском хозяйстве (Sdoulet and Janvry).

Это, прежде всего, связано с ключевой ролью сельского хозяйства для роста остальной части экономики на ранних стадиях развития, когда сельскохозяйственный сектор все еще имеет значительную долю в занятости и ВВП (Mellor, 1966). В этом случае сельское хозяйство помогает росту других секторов экономики через укрепление факторов производства (предоставление сырья, рабочей силы, накопление капитала, привлечение иностранной валюты).

Так, сельскохозяйственный рост может иметь большой мультипликативный эффект в стимулировании промышленного роста. Исследования показывают, что рост сельского хозяйства на 1 долл. приводит к росту в остальной части экономики на 1 долл., в то время как рост в остальной части экономики на 1 долл. вызывает рост в сельском хозяйстве только на 0,18 долл. (De Janvry and Sadoulet, 2010). Эти мультипликаторы роста сельского хозяйства, как правило, больше в странах с низким уровнем доходов, поскольку значительная часть промышленного сектора (агропереработка) и сферы услуг (маркетинг продуктов питания) связана с показателями сельского хозяйства (Christiaensen и Demery, 2007).

С другой стороны, повышение производительности труда в сельском хозяйстве позволяет обеспечивать продовольствием все большую часть населения, занятую не сельскохозяйственными видами деятельности, тем самым способствуя росту городского населения. Также повышение производительности в сельском хозяйстве помогает снизить цену на продукты питания, что, в свою очередь, снижает номинальную заработную плату в городах (стоимость труда для промышленности).

Другим важным фактором является прямая связь между сельским хозяйством и промышленностью, благодаря которой сельское хозяйство делает сырье доступным для агроперерабатывающей промышленности (Hirschman, 1958). Также так называемый финансовый излишек сельского хозяйства, а именно денежный поток из сельского хозяйства, может быть инвестирован в другие сектора экономики, поддерживая их рост.

Сельское хозяйство создает спрос на товары, произведенные другими секторами, так как ему требуется промышленная продукция для сельскохозяйственного производства (удобрения, инструменты и машины), а сельскому населению по мере роста доходов необходимы потребительские товары (Раваллион 2002). Так, рост доходов от сельского хозяйства стимулирует индустриализацию. Этот фактор лег в основу политики земельных реформ в Индии и Китае (Mellor, 1998). В частности, политикe Китая по предоставлению прав собственности на землю его нынешним пользователям можно интерпретировать как попытку расширить внутренний рынок промышленности среди 800 миллионов сельских домашних хозяйств, в то время как внешний спрос будет снижаться из-за медленного роста в странах ОЭСР (Janvry, 2018).

Кроме того, страны с низким уровнем доходов имеют свои сравнительные преимущества, именно в сельском хозяйстве, что делает сельское хозяйство приоритетным сектором для роста в условиях открытой экономики (World Bank, 2007). Как отмечают ведущие ученые по экономическому развитию, сельское хозяйство предлагает сравнительные преимущества в краткосрочной перспективе и через агропромышленный комплекс путь к индустриализации в долгосрочной перспективе. Для этих стран инвестиции в сельское хозяйство могут быть наиболее экономически эффективной стратегией роста в направлении индустриализации и успешных структурных преобразований (Mellor, 1998).

Фактические данные также свидетельствуют о том, что развитие сельскохозяйственного сектора стало мощным источником сокращения бедности в странах Азии (Rosegrant and Hazell 2000; Timmer 2005).

Вместе с тем, в проведении действенной политики в области сельского хозяйства существуют фундаментальные трудности при выборе приоритетов, в частности, необходимо определиться в следующих вопросах:

- способствовать ли снижению цен на сельскохозяйственную продукцию для уменьшения уровня голода и увеличения реальных доходов населения или же росту этих цен, чтобы стимулировать фермеров больше инвестировать в сельское хозяйство;

- следует ли использовать бюджетные ресурсы для облегчения краткосрочной продовольственной проблемы (например, посредством программ продовольственной помощи) или же они должны использоваться для инвестиций в сельское хозяйство и решения долгосрочной проблемы производительности;

- нужно ли делать упор на продовольственную безопасность за счет большей внутренней самообеспеченности или же страна должна торговать продуктами питания, используя свои сравнительные преимущества;

- нужно ли развивать мелкие фермерские хозяйства, которые, вероятно, будут более эффективными для сокращения бедности, или же крупные хозяйства, которые более эффективны с точки зрения повышения производительности и доступа к сложным рынкам через интегрированные цепочки создания стоимости.

Таким образом, использование потенциала сельского хозяйства для развития экономики и роста благосостояния населения, выбор более эффективных подходов к использованию этого потенциала и освоение инструментов для эффективного применения сельскохозяйственных ресурсов в целях развития является основной задачей государственной политики стран с относительно низким уровнем доходов, таких как Узбекистан.

Сельское хозяйство в экономике Узбекистана

В Узбекистане приблизительно 16,4 миллиона человек (49,4% от общей численности населения) проживают в сельской местности (2018 г.). В стране также высокий уровень рождаемости (23,3 промилле), и, соответственно, в сельской местности имеется избыток рабочей силы. Население в возрасте до 25 лет составляет 45,5%, более 55% населения моложе 30 лет.

При этом агропродовольственная отрасль является экономической основой многих сел и малых городов по всей стране, так как кроме сельского хозяйства там мало альтернативных источников заработка. Следовательно, большое количество людей:

• живут, главным образом, за счет сельского хозяйства (включая растениеводство, скотоводство, лесное хозяйство и рыболовство). Они имеют доступ к природному капиталу (земля, вода, животные, деревья) и используют природный капитал в качестве основного актива своего существования;

• используют, в основном, семейный труд в производстве, отсюда и смысл «семейной фермы». Наемный труд может присутствовать, но в ограниченных объемах, по сравнению с семейным трудом;

• частично интегрировано в рынки, имея при этом определенную степень самообеспеченности в потреблении (производство для домашнего потребления) и использовании ресурсов (семейный труд на ферме, ресурсы домашнего производства, такие как семена, органические удобрения).

Производство. В 2018 году вклад аграрного сектора в ВВП Узбекистана составил 28,8%. В 2019 году в аграрном секторе работало 3,543 млн. человек (26% от общего числа занятых), из которых 1,066 млн. официально занятые и 2,477 млн. заняты в неформальном секторе или же самозанятые. Продажи сельхозпродукции за рубеж приносят Узбекистану до 25% совокупных экспортных доходов.

В ходе анализа распределения долей валовой продукции сельского хозяйства по категориям хозяйств было выявлено, что наиболее высокие показатели во всех регионах приходятся на дехканские (личные подсобные) хозяйства. Так, в 2018 году ими было произведено 88,4% от всего объема картофеля, 74,3% овощей, 60,8% бахчевой продовольственной продукции, 62,6% плодов и ягод, 55,0% винограда, 92,3% мяса, 95,1% молока, 52,6% яиц, 7,4% рыбы. Фермерскими хозяйствами производятся 78,7% зерна и 96,2% заготовленного хлопка-сырца. Организации, осуществляющие сельскохозяйственную деятельность, в основном, производят яйца (36%), рыбу (64,1%), овощи (18%).

Фермерские хозяйства, располагая 85,2% земель, выделенных под посевные площади, сады и виноградники, произвели в 2018 г. 26% сельскохозяйственной продукции. 71,2% общего объема продукции сельского хозяйства пришлись на дехканские хозяйства, располагающие только 11,3% земель, выделенных под посевные площади, сады и виноградники. На организации, осуществляющие сельскохозяйственную деятельность, приходится 2,8% произведенной продукции.

Потребление. Результаты опросов домохозяйств показывают, что среди основных сельскохозяйственных продуктов яйца и рыба потребляются ниже нормы, рекомендуемой Министерством здравоохранения. Ситуация выглядит еще менее благоприятно в малообеспеченных домохозяйствах, в которых уровень потребления ниже нормы не только яиц и рыбы, но и мяса и мясных продуктов, фруктов, молока и молочных продуктов. Причиной этому может служить фактор доступности и высоких цен на эти виды сельхозпродуктов.

Стратегия реформирования сектора

Узбекистан проводит активную политику реформирования сельскохозяйственного сектора. Отказ от экспорта хлопка и упор на производство продовольствия, формирование кластеров вместо разрозненных фермерских хозяйств, объединение агросектора с перерабатывающим производством являются основными направлениями сельскохозяйственной политики в период реформ.

В октябре 2019 года вышел указ Президента об утверждении стратегии развития сельского хозяйства республики на 2020-2030 годы. Основными целями данной Стратегии обозначены:

- обеспечение продовольственной безопасности населения;

- создание благоприятного агробизнес-климата и цепочек добавленной стоимости;

- снижение роли государства в управлении этой сферой и повышение инвестиционной привлекательности;

- обеспечение рационального использования природных ресурсов и охрана окружающей среды;

- развитие современных систем государственного управления;

- поэтапная диверсификация государственных расходов в поддержку сектора;

- развитие науки, образования, систем информационных и консультационных услуг в сельском хозяйстве;

- развитие сельской местности;

- разработка прозрачной системы отраслевой статистики.

Также было принято постановление Президента «О реализации программы «Каждая семья – предприниматель» № ПП-3777 от 07.06.2018 г., которым предусматривается создание условий для занятия предпринимательством семьями, в основном, в сельской местности, для получения стабильного источника доходов. В 2019 году для поддержки предпринимательских инициатив через коммерческие банки на льготных условиях было выделено более 700 млн. долларов.

Особое внимание со стороны государства уделяется созданию кластеров в сельском хозяйстве как более конкурентоспособной форме организации производства и бизнеса, облегчающей выход произведенной продукции на внешние рынки. Так, в 2019 году количество хлопково-текстильных кластеров составило 73, в то время как в 2018 году их насчитывалось лишь 15. В этих кластерах за 2019 год было заготовлено 1,8 млн. тонн хлопка, что составило 66% от общего урожая хлопка.

Из положительных эффектов кластеров можно подчеркнуть рост урожайности, создание новых рабочих мест, увеличение объема экспорта, экономию средств и многое другое. Средняя урожайность в кластерах составила 27 ц/га. Урожайность на хлопковых полях кластеров на 4,1 ц/га выше, чем на полях вне кластеров. В частности, за 2019 год рост урожайности в кластерах составил 25%. В 40 районах страны показатели урожайности были выше, чем за последние 10 лет. Объем экспорта 53 кластеров составил 376 млн. долл. Еще одним положительным эффектом кластеров является экономия средств, которая составила за 2019 год 1,1 трлн. сумов. За 2019 год кластерами было создано 11 тыс. новых рабочих мест.

В рамках агрокластеров предусматривается реализовать 96 проектов по организации переработки, хранения и сушки продукции мощностью 430 тысяч тонн. Разработаны также проекты по созданию интенсивных садов на 6 тысячах и виноградников на около 8 тысячах гектаров. На текущий год запланирован экспорт продукции кластеров на $410 млн.

Факторы развития сельского хозяйства

Исходя из изучения мирового опыта, к числу факторов развития сельского хозяйства можно отнести следующие.

- Ценовое стимулирование. Передовой мировой опыт показывает, что фермеры часто реагируют на ценовые стимулы. Фермеры в развивающихся странах бедны, так как у них мало земли, мало других активов, ими используются низкопроизводительные традиционные технологии, но они эффективно распределяют ограниченные ресурсы, которыми они управляют, в ответ на ценовые сигналы (Шульц, 1965). По этой причине обеспечение «правильных» цен является одним из факторов роста сельского хозяйства (Timmer, 1986).

- Организация интегрированных цепочек добавленной стоимости. Продовольственные рынки трансформируются в развитые интегрированные цепочки добавленной стоимости, такие как супермаркеты. Они объединяют фермеров, переработчиков, розничных торговцев и потребителей в сложные отношения, которые позволяют обмениваться ценной информацией, предоставлять финансирование, когда необходимо, определять и обеспечивать соблюдение санитарных и фитосанитарных стандартов, способствовать распределению рисков и финансировать исследования и инновации. Также облегчается сотрудничество с поддерживающими отраслями, такими как финансовые услуги, телекоммуникации, транспорт и энергоснабжение. Наблюдается значительная экономия от масштаба и предлагаются гарантии качества продуктов. С другой стороны, супермаркеты приводят к исчезновению традиционных розничных магазинов и потере работы многих людей. Однако в целом все выигрывают от снижения уровня цен.

- Выбор правильных технологий. Ввиду ограниченности земельных ресурсов дальнейший рост сельского хозяйства зависит от эффективности их использования. В этом отношении технологии играют основную роль. Технологии бывают разных типов: трудосберегающие, землесберегающие, минимизирующие риски, повышающие качество продуктов и экологически чистые. В условиях ограничения финансовых ресурсов приоритет при выборе технологий зависит от относительных цен на ресурсы производства. Если наблюдается дефицит земельных ресурсов и изобилие трудовых, то экономически рационально будет развивать землесберегающие технологии (как в случае Японии), и если наоборот, то – трудосберегающие (как в случае США).

Влияние пандемии COVID-19

Вместе с тем пандемия коронавируса вносит существенные коррективы во многие аспекты государственной политики. Не является исключением и сельскохозяйственный сектор. Ссылаясь на международные показатели, можно сказать, что во всех странах сельскохозяйственный сектор пострадал значительно из-за снижения спроса жителей в результате резкого уменьшения их доходов и неопределенности. В США, Германии, Италии обеспокоенные страхом заражения коронавирусом сезонные работники ферм и животноводческих комплексов (в том числе и иммигранты) не выходят на работу. Аграрный сектор Китая с января по март сократился на 3,2%, до 1,02 трлн. юаней (около $42,82 млрд.). В Америке пандемия уменьшает доходность бизнеса по выращиванию кукурузы и свои на $50-90 с 1 акра. В Индии цены на сельхозпродукцию упали на 20%. Эта тревожная тенденция представляет собой серьезный вызов для продовольственной безопасности многих стран мира.

Однако в Узбекистане пандемия не привела к значительным перебоям работы в сельском хозяйстве. Во время карантина COVID-19 вся цепочка производства продовольствия классифицируется как деятельность «первой необходимости», поэтому сельское хозяйство продолжает работать бесперебойно. Правительство приняло все необходимые меры, чтобы весенняя работа на полях прошла успешно, новый урожай плодоовощной продукции беспрепятственно доходил до потребителей, а работники отрасли могли относительно свободно передвигаться для выполнения производственных задач. Более того, правительство приняло широкий комплекс мер по значительному наращиванию объемов продовольственной продукции, как для укрепления продовольственной безопасности страны, так и для наращивания экспорта в условиях возможных сбоев продовольственных поставок в мире.

Тем не менее, определенное влияние пандемии на сельскохозяйственный сектор Узбекистана все-таки имеет место. Закрытие ресторанов и кафе, ограничения на туризм снижают спрос на свежие продукты, что негативно сказывается на производителях и поставщиках. Особенно уязвимы мелкие фермеры. Поэтому моменты, связанные с новыми вызовами вспышки пандемии, также необходимо учитывать в планах развития сельскохозяйственного сектора на ближайшие 2-3 года.

Меры, направленные на развитие сектора

Исходя из долгосрочных планов развития сектора сельского хозяйства, существующих рисков от пандемии, изучения мирового опыта, можно сформулировать следующие меры, направленные на его развитие.

- Разработать территориальные программы производства ликвидных и экспортоориентированных видов плодоовощной продукции с высокой добавленной стоимостью на основе кооперации местных сообществ с крупными внешнеторговыми посредническими и перерабатывающими предприятиями по принципу «одно село – один продукт».

- Изучить преимущества и риски специализации сел, внести предложения по ликвидации негативных последствий специализации сел, а также по устранению барьеров на пути эффективной специализации.

- Разработать и бесплатно распространить руководства, брошюры и другие практические пособия по технологии выращивания плодоовощных и других ликвидных и экспортоориентированных видов культур с высокой добавленной стоимостью и их переработки совместно с крупными предприятиями по принципу «одно село – один продукт».

- Рекомендовать выделение коммерческими банками микрокредиты по процентной ставке не выше ставки рефинансирования Центрального банка Республики Узбекистан для дехканских и частных приусадебных хозяйств с и без образования юридического лица для выращивания и расширения плодоовощных и других ликвидных и экспортоориентированных видов культур и их переработки.

- Также рассмотреть возможность выделения дополнительных земельных участков дехканским и частным приусадебным хозяйствам для выращивания и расширения выращивания плодоовощных и других ликвидных и экспортоориентированных видов культур и их переработки.

- Рекомендовать крупным внешнеторговым посредническим и перерабатывающим предприятиям оказать техническое содействие дехканским и частным приусадебным хозяйствам по качеству и стандартам выращивания плодоовощных, других ликвидных и экспортоориентированных видов культур и их переработки, выделять авансы с условием последующего закупа произведенной продукции по договорным ценам по консультации местных органов/структур самоуправления (ССГ и махаллинские комитеты).

- Разработать руководства по мировому опыту нейтрализации нестабильности объемов производства, ведению переговоров с заказчиками, соблюдению требований рынка, доступности необходимой информации по технологиям и финансам.

- Делая ставку на кластерное развитие, необходимо учитывать вероятность появления эффекта блокировки компаний, т.е. не исключается возможность того, что одиночные компании могут быть более конкурентоспособными, по сравнению с кластерными. Субъекты кластера рискуют потерей не только самостоятельности, но и, в случае выхода из кластера, надежных экономических контрагентов. С этой точки зрения следует разработать отдельную программу развития кластерного подхода с четким обозначением роли супермаркетов как основных звеньев интегрированных цепочек производства.

Производство основных видов продукции сельского и рыбного хозяйства за январь-март 2020 года

Овощи

Мясо

Молоко

Яйца

Рыба

фермерские хозяйства

11,9

3,3

4,0

11,4

28,5

дехканские (личные подсобные) хозяйства

69,5

92,3

95,1

52,6

7,4

организации, осуществляющие сельскохозяйственную деятельность

18,6

4,4

0,9

36,0

64,1

Сектор сельского хозяйства в условиях COVID-19

Вспышка COVID-19 и правительственные меры по смягчению уже значительно повлияли на продовольственную систему. Запреты и карантин ограничивают цепочки поставок продуктов питания, увеличивают потребительские расходы и снижают покупательскую способность.

Как показывают расчеты ФАО, на поставки продовольствия в группе стран с низким уровнем дохода, испытывающих дефицит продовольствия и не обладающих достаточной самодостаточностью для производства продуктов питания, серьезно повлиял практически любой тип экономического замедления. Результаты показывают, что в среднем на один процентный пункт сокращения роста ВВП предложение продовольствия в этих странах сократилось на 0,31%.

Ссылаясь на международные показатели, можно сказать, что во всех странах сельскохозяйственный сектор пострадал значительно из-за снижения спроса жителей в результате резкого уменьшения доходов и неопределенности. Количество времени, энергии и денег, потраченных на продукты питания, вероятно, будет возрастать и в будущем. Также общей проблемой для мирового сельскохозяйственного производства становится недостаток рабочей силы. В США, Германии, Италии обеспокоенные страхом заражения коронавирусом сезонные работники ферм и животноводческих комплексов (в том числе и иммигранты) не выходят на работу.

Предложение также может не справиться с существующим спросом в условиях влияния барьеров на импорт семян, горюче-смазочных материалов и удобрений, нужной технологии и других необходимых компонентов. Нехватка удобрений, ветеринарных препаратов и других ресурсов может негативно сказаться на сельскохозяйственном производстве. Таким образом, производственные системы могут быть нарушены.

Следовательно, ожидается рост цен на продукты питания, что снова скажется на наиболее уязвимых слоях населения, поскольку они уже тратят значительную часть своего дохода на продукты питания. Низкие показатели во многих странах после глобального экономического спада 2008–2009 годов были одними из ключевых факторов, подрывающих усилия по искоренению голода и недоедания (ФАО, МФСР, ЮНИСЕФ, ВПП и ВОЗ, 2019 год).

Как следствие, аграрный сектор Китая с января по март сократился на 3,2%, до 1,02 трлн. юаней (около $42,82 млрд.), промышленность – на 9,6%, до 7,36 трлн. юаней ($1,04 трлн.), сфера услуг – на 5,2%, до 12,27 трлн. юаней ($1,73 трлн.). В Индии цены на сельхозпродукцию упали на 20%. Особенно пострадала птицеводческая отрасль из-за слухов, что птицы переносят вирус. В Америке пандемия уменьшает доходность бизнеса по выращиванию кукурузы и свои на $50-90 с 1 акра.

Таким образом, в текущих условиях экономический стимул должен вращаться вокруг не только сектора здравоохранения, но и секторов сельского хозяйства и продовольствия. Цели в сфере здравоохранения будут недостижимы без доступа к продуктам питания для наиболее уязвимых слоев населения, так как они вынуждены вернуться к негативным стратегиям преодоления трудностей, таким как продажа производственных активов, переход на менее разнообразный рацион питания, чтобы компенсировать ограниченные доходы. Если во время COVID-19 меры экономического стимулирования не гарантируют, что все люди в любое время имеют физический, социальный и экономический доступ к достаточному, безопасному и питательному продукту питания, то пандемия может привести к гибели людей и серьезному ухудшению здоровья из-за проблем голода.

Бахтишод Хамидов, Малика Жуманиёзова, ЦЭИР

Экономическое обозрение №6 (246) 2020

Поделиться постом

Похожие новости