Малая возобновляемая энергетика в призме зарубежного опыта

Малая возобновляемая энергетика в призме зарубежного опыта

Во всем мире наблюдается стремительный рост и развитие энергоэффективных технологий и использования возобновляемых источников энергии (ВИЭ).

Ранее в странах Европейского Союза реализовывалась стратегия по энергосбережению Energy Strategy 2020, направленная на сокращение выбросов парниковых газов более чем на 20%, увеличение доли ВИЭ более чем на 20%, а также на экономию энергии не менее чем на 20%. В настоящее время Евросоюзом разработана долгосрочная стратегия Energy Strategy 2050, нацеленная на сокращение выбросов парниковых газов более чем на 80-95% в сравнении с 1990 годом.

Китай стал лидером в производстве солнечной энергии. Если в 2015 году по суммарной мощности солнечной генерации КНР лишь немного обходила Германию (43 ГВт против 39), то по итогам 2019 года Китай превосходил Германию в 4 раза, а США в 2,5 раза. Общая мощность солнечных батарей в стране составила 204 ГВт, это почти треть от всей мощности солнечных электростанций в мире. Министерство энергетики Индии установило амбициозные цели по ВИЭ – 175 ГВт к 2022 году, включая 60 ГВт крупной солнечной, 40 ГВт накрышной солнечной, 60 ГВт ветровой, 10 ГВт био- и 5 ГВт малой гидрогенерации. К 2050 году планируется довести солнечную генерацию до 200 ГВт в год.

Наиболее быстрыми темпами в последние годы развивались технологии практического использования фотоэлектрических преобразователей энергии, ежегодный прирост которых составлял порядка 60%. Высокими темпами внедрялись и другие технологии использования ВИЭ: ветроустановки – 28%, производство биотоплива – 25%, солнечные нагревательные установки – 17%, геотермальное теплоснабжение – 13%, малые и микроГЭС – 8%. В то же время традиционные отрасли энергетики развивались более низкими темпами – 2-4% в год, в том числе «большая» гидроэнергетика – 2%, атомная энергетика – 1,6%.

Инструменты поддержки ВИЭ

Несмотря на то, что многие возобновляемые источники энергии в ряде регионов мира уже конкурентоспособны по издержкам в сравнении с традиционной и атомной энергетикой, ВИЭ все еще нуждаются в государственной поддержке. В настоящее время большинство стран мира осуществляют государственную поддержку возобновляемой энергетики: хотя бы один инструмент такой поддержки используется в 140 странах.

ВИЭ-энергетика получила наибольшее развитие после появления льготного «зеленого тарифа» (feed-in tariff), который способствовал повышению рентабельности как генерирующих компаний, так и малой генерации на основе ВИЭ и является самой распространенной мерой поддержки (66% стран) Это один из самых первых методов в этой области (впервые применен в 1978 г. в США) и является, как доказано, наиболее эффективным методом, гарантирующим покрытие всех затрат производителя с учетом определенной нормы прибыли.

В настоящее время политика в сфере поддержки возобновляемой энергетики в мире достаточно разнообразна. Существует большое количество инструментов, позволяющих ВИЭ занять прочное место в энергобалансе страны. Наиболее часто в странах, стимулирующих развитие возобновляемой энергетики, встречаются такие меры поддержки ВИЭ, как фиксированный тариф, налоговые льготы и кредиты. Реже применяются гранты, субсидирование стоимости заемного капитала и др. Объем ВИЭ также регулируется с помощью тендеров – организаций конкурсных торгов на поставку электроэнергии, произведенной за счет ВИЭ.

Часть стран — Германия, Голландия, Канада и Китай — больше используют меры прямого стимулирования микрогенерации на основе ВИЭ, к которым можно отнести бонусные тарифы (feed-in tariff), гранты и субсидии, а также налоговые льготы. Гранты и субсидии, как правило, предоставляются с целью снижения стоимостных барьеров внедрения технологий микрогенерации, выражающихся в высокой начальной стоимости покупки и инсталляции оборудования (солнечных панелей, малых ветрогенераторов, тепловых насосов и т.д.).

Бонусные тарифы также предназначены для снижения стоимостных барьеров, однако при их применении сокращается срок окупаемости оборудования, а не объем первоначального капитала, необходимого для запуска генерации. Налоговые льготы могут быть нацелены как на снижение необходимого первоначального капитала (например, нулевая ставка налога с продаж), так и на сокращение срока окупаемости оборудования (нулевое налогообложение дохода, полученного от продажи электроэнергии в сеть).

Германия – «образец для подражания»

В Германии в 1994 г. был принят закон о возобновляемой энергетике, который впоследствии стал «образцом для подражания» для многих стран. За годы существования этого закона в Германии были достигнуты высокие результаты в развитии ВИЭ. Так, по данным Международного агентства по ВИЭ (IRENA), в 2016 году установленная мощность ветряной электрогенерации в Германии составила 45 ГВт (31% от ЕС), солнечной — 40 ГВт (40%). По данным Института солнечных энергетических систем, доля ВИЭ в общем отпуске электроэнергии в Германии в 2016 году составила рекордные 33,9%.

В 2000 году Германия приняла меры по стимулированию производства и использованию фотоэлектричества. Была принята независимая от государственного бюджета система специальных закупочных тарифов (feed-in-tariff) для производителей фотоэлектричества, согласно которой государство приобретает электроэнергию, вырабатываемую фотоэлектрическими преобразователями в дневное время, по цене 99 германских пфеннигов (= 0,65 евро) за 1 кВт. ч у собственников фотоэлектрических солнечных модулей, подключенных через инверторы со счетчиками в государственную электрическую сеть, а вечером и ночью уже энергосистема отдает своим потребителям (населению) необходимое им количество электроэнергии по цене 20 германских пфеннигов (= 0,13 евро) за 1 кВт. ч. При этом для покупателей фотоэлектрических солнечных модулей мощностью до 5 кВт был доступен практически беспроцентный кредит на 10 лет.

Новый закон о возобновляемых источниках электрической энергии, принятый 25 октября 2008 г., установил следующие тарифы на электроэнергию, получаемую из установок солнечного излучения:

- при мощности до 30 кВт включительно — минимум 43,1 цента за кВт. ч;

- начиная с мощности в 30 кВт — минимум 40,91 цента за кВт. ч;

- начиная с мощности в 100 кВт — минимум 39,58 цента за кВт. ч.

При этом минимальной тариф на электроэнергию, получаемую из установок солнечного излучения, составляет минимум 31,94 цента за кВт. ч, а гарантированный срок действия тарифов — 20 лет.

В Германии также принята Энергетическая концепция 2050, целью которой — довести долю ВИЭ в производстве электроэнергии до 35% к 2020 г., 50% к 2030 г., 65% к 2040 г. и 80% к 2050 году.

США в опыте малой генерации

В США для программ стимулирования малой генерации на основе ВИЭ размер субсидий на установку солнечных панелей (при максимальной мощности панелей 1000 кВт) составляет 0,28 долл./Вт, но не более 7000 долл. для жилого сектора и не более 25000 долл. для коммерческого сектора, а закупка электроэнергии малых солнечных электростанций мощностью 30 кВт-3 МВт осуществляется по среднему тарифу 17 центов за кВт. ч и варьируется в зависимости от времени и сезона, при этом максимальный тариф составляет 38 центов за кВт. ч.

Казахстан в субсидировании ВИЭ

Неплохие показатели развития ВИЭ имеют место в Казахстане, который является единственной страной в регионе, где ВИЭ активно субсидируются государством. Законом «О поддержке использования ВИЭ» предусмотрена норма компенсации государством 50% затрат индивидуального пользователя, не имеющего подключения к сетям, на цели приобретения установок ВИЭ у казахстанского производителя мощностью не более 5 кВт. В 2013 году утверждены фиксированные тарифы на поставку электрической энергии, производимой объектами ВИЭ, в том числе: 14,9 цента за кВт. ч для ветровых электростанций, 22,8 цента за кВт. ч для солнечных электростанций, 11,0 цента за кВт. ч для малых гидроэлектростанций и 21,2 цента за кВт. ч для биогазовых установок. При этом электричество, выработанное на объектах ВИЭ, покупается у производителей в течение 15 лет после начала коммерческой эксплуатации по завышенному «зеленому тарифу» в соответствии с типами ВИЭ и продается населению национальным оператором по общим тарифам.

В 2017 году метод тарифной индексации был пересмотрен с целью регулирования волатильности обменного курса для инвесторов и, начиная с 1 октября 2017 года, тарифы для выработанной электроэнергии были установлены на уровне 8,7 цента за кВт. ч для ветровых электростанций, 13,3 цента за кВт. ч для солнечных электростанций и 6,4 цента за кВт. ч для малых гидроэлектростанций.

«Зеленый тариф» оказывает значительное влияние на рост количества альтернативных энергостанций и сохранение окружающей среды. К 2019 г. в стране были запущены 83 объекта ВИЭ с общей установленной мощностью около 1 ГВт и до 2023 года этот объем планируется довести до 3 ГВт, в том числе ветровых электростанций — до 1787 МВт, солнечных электростанций — до 714 МВт, малых гидроэлектростанций — до 539 МВт и биогазовых установок — до 15 МВ.

Децентрализация и микрогенерация

Во всем мире генерация электроэнергии может осуществляться двумя способами: централизованным и децентрализованным. Централизованная генерация – это большие электростанции, которые обслуживают обширные территории (области, округа), децентрализованная генерация – это малые станции, которые стоят на обслуживании отдельного потребителя (отдельное домохозяйство, предприятие). Также генерацию электроэнергии принято разделять по объему вырабатываемой энергии: большая энергетика (выработка сотен и тысяч мегаватт), мини-энергетика (выработка энергии до десятков мегаватт) и микроэнергетика (до 50 киловатт).

Технология мини- и микрогенерации относится к области децентрализованной энергетики, а именно — к области распределенной энергетики. По сути, это технология создания малых электростанций, на уровне домохозяйства, малого предприятия, труднодоступных поселков, которые невозможно или сложно подключить к централизованной сети. Это позволяет обеспечить стабильное и бесперебойное снабжение электричеством локальных объектов и решить ряд проблем как для конечного потребителя, так и для энергетики в целом. Кроме того, мини- и микроэлектростанции, использующие ВИЭ, позволяют снизить потери при передаче электроэнергии, которые присутствуют в распределительных сетях в централизованном электроснабжении, и затраты на электроэнергию, а также сохранить окружающую среду.

Как показывает мировая практика, существенный спрос на продукцию индустрии ВИЭ могут обеспечить малые производители энергии – собственники индивидуальных домов в жилом секторе, государственные и некоммерческие организации, а также неэнергоемкие коммерческие предприятия и организации. Однако стоимость энергии, вырабатываемой такими малыми производителями, а следовательно, и потенциал спроса существенно зависят от возможностей подключения малых энергетических установок к общей сети. Энергетические объекты, подключенные к общей сети, могут работать без дорогостоящих систем накопления энергии, продавать излишки произведенной электроэнергии другим потребителям, поэтому срок окупаемости таких систем в разы меньше, чем срок окупаемости автономных систем энергоснабжения.

Микрогенерация на основе ВИЭ развивается в мире уже около трех десятков лет. Navigant Research прогнозирует ввод большего объема распределенной генерирующей мощности, чем централизованной генерации, а к 2026 году в мире ожидается трехкратный разрыв между новыми вводами этих видов генерации. По данным МЭА, начиная с 2010 года, микрогенерация добавляет по 6 ГВт новой генерации в год, и лидерами в этом направлении являются Евросоюз, США, Япония и Австралия. В не самой солнечной Великобритании насчитывается около 1 млн. домов, оборудованных солнечными фотоэлектрическими панелями с установленной мощностью менее 10 кВт. В Германии число таких установок уже превысило 1 млн., в США имеется около 1,5 млн. «солнечных» крыш, а в Австралии – 2 млн. установок.

С 2010 по 2016 годы домохозяйствами в год в среднем устанавливалось около 1 млн. накрышных солнечных панелей, к 2030 г. ожидается 2 млн., а к 2040-му – 3 млн. в год. К 2026 году установленная мощность распределенных солнечных установок, комбинированных с системами хранения энергии, по мнению Navigant, достигнет 27,4 ГВт.

Микрогенерация, как и большая генерация за счет ВИЭ, долгое время поддерживалась через специальные высокие «зеленые тарифы» (feed-in tariff). В настоящее время в связи со значительным ростом конкурентоспособности технологий ВИЭ многие страны отменили «зеленые тарифы» для промышленных объектов, но еще сохраняют их для малой и микрогенерации.

Узбекистан в потенциале развития ВИЭ

Энергетический комплекс Узбекистана играет важнейшую роль в экономике республики и является стратегической отраслью, поэтому его инновационное развитие и диверсификация имеют особенное значение. В Узбекистане при существующих условиях энергопотребления, ускоренной индустриализации и роста населения (по прогнозам ООН, к 2030 году население страны увеличится до 37 миллионов человек) могут значительно возрасти потребности экономики в энергетических ресурсах и сузиться возможности использования ограниченных углеводородных ресурсов.

По расчетам, при сохранении нынешних тенденций и объемов потребления к 2030 году дефицит энергоресурсов может составить 65,4 процента от общей потребности. В соответствии с прогнозом Минэнерго Узбекистана, в период до 2030 года из-за ежегодного роста потребления электрической энергии на 6-7% прирост производства будет увеличен на 75%, с 69 млрд. кВт. ч до 121 млрд. кВт. ч, и одним из основных направлений в реализации данной задачи является освоение энергетических ресурсов за счет расширения использования альтернативных источников энергии. При этом потребность населения в электрической энергии может составить 21,9 млрд. кВт. ч, а сельского хозяйства — 25,3 млрд. кВт. ч в год.

При этом Узбекистан обладает большим потенциалом альтернативных источников энергии, которые значительно превышают ресурсы органического не возобновляемого топлива. Основными компонентами ВИЭ в Узбекистане являются солнечная, ветровая и гидроэнергия, а также энергия биомассы. Согласно результатам проведенных оценок, технический потенциал ВИЭ в республике составляет 182,52 млн. т.н.э., что более чем в три раза превышает ее ежегодную потребность в энергоресурсах.

Одним из актуальных направлений государственной политики на современном этапе стало повышение энергоэффективности отраслей экономики и социальной сферы, широкое внедрение энергосберегающих технологий и ВИЭ. В период до 2030 года предусмотрено внедрение ВИЭ с доведением их суммарной мощности до 12,9 ГВт, в том числе за счет гидроэнергетики – 3,8 ГВт, солнечной энергетики — 5 ГВт, ветровой – 1,7 ГВт, а также атомной — 2,4 ГВт.

Ориентиры развития ВИЭ в Узбекистане

Основная стратегия развития ВИЭ отражена в Законе Республики Узбекистан «Об использовании возобновляемых источников энергии» и других нормативно-правовых актах, в соответствии с которыми планируется в ближайшие годы снижение использования традиционных видов энергии в отраслях экономики за счет внедрения ВИЭ с доведением их доли к 2030 году до более 25% от общего объема генерации электрической энергии, а также в целях создания благоприятных условий для участников внедрения ВИЭ предусмотрена значительная государственная поддержка и другие меры:

- освобождение до 1 января 2022 года от таможенных платежей (за исключением таможенных сборов) оборудования, сырья и материалов, комплектующих, приборов, запасных частей, технологической документации, не производимых в республике;

- освобождение от уплаты всех видов налогов сроком на пять лет с даты государственной регистрации производителей установок ВИЭ;

- освобождение от налога на имущество за установки ВИЭ и земельного налога по участкам, занятым этими установками (номинальной мощностью 0,1 МВт и более), сроком на десять лет с момента ввода их в эксплуатацию;

- освобождение от земельного налога физических и юридических лиц и от налога на имущество физических лиц, использующих ВИЭ в жилых помещениях, с полным отключением от действующих сетей энергоресурсов, сроком на три года, начиная с месяца использования возобновляемых источников энергии;

- предоставление физическим лицам компенсаций в размере 30% расходов на приобретение солнечных фотоэлектрических станций, солнечных водонагревателей, но не более 3 млн. сум. для солнечных фотоэлектрических станций и 1,5 млн. сум. для солнечных водонагревателей;

- предоставление физическим и юридическим лицам компенсаций на покрытие процентных расходов по кредитам коммерческих банков на приобретение установок возобновляемых источников энергии, а также другого энергоэффективного оборудования, в том числе физическим лицам — по кредитам, сумма которых не превышает 500 млн. сум., но не более чем на 8 процентных пунктов, а юрлицам — по кредитам, сумма которых не превышает 5 млрд. сум., но не более чем на 5 процентных пунктов, в части, превышающей ставку рефинансирования Центрального банка Республики Узбекистан;

- внедрение современных обоснованных научно-технических решений при проектировании и строительстве крупных, средних, малых ГЭС и микроГЭС, ветропарков и гелиостанций для увеличения доли ВИЭ в структуре энергетического баланса;

- модернизация и перестройка системы электроснабжения с внедрением системы децентрализационной генерации электричества на основе ВИЭ;

- создание эффективной и современной системы переработки органических отходов животноводства для использования их в виде ВИЭ;

- разработка и утверждение государственных и целевых программ по внедрению солнечных систем для выработки электрической и тепловой энергии в сельской местности и отдаленных регионах республики;

- стимулирование широкого внедрения фотоэлектрических систем и гелиоколлекторов в типовых домах, на социальных и промышленных объектах, в теплицах и домохозяйствах для освещения, горячего водоснабжения и бивалентной системы отопления в целях снижения потребления углеводородов и электрической энергии;

- установка солнечных фотоэлектрических станций (в среднем 2 кВт) и солнечных водонагревателей (в среднем 200 литров) в частных домовладениях;

- при производстве электрической/тепловой энергии из возобновляемых источников энергии и биогаза из биомассы для собственных нужд получение разрешительных документов не требуется;

- производители электрической энергии из возобновляемых источников энергии могут подключаться к единой электроэнергетической системе на условиях электрических станций потребителей, а также на конкурсной основе с указанием предельной стоимости вырабатываемой электрической энергии;

- совершенствование тарифной политики и утверждение предельных (максимально допустимых) тарифов на закуп электрической энергии от вновь вводимых объектов возобновляемых источников энергии (солнечных, ветровых, биогазовых станций);

- тарифы на электрическую энергию, производимую из возобновляемых источников энергии, определяются на основе конкурсных торгов.

Решения для сельских регионов

Однако все эти решения мало затрагивают сельские и удаленные регионы. В 11 тысячах сельских населенных пунктов Узбекистана проживает более 15 млн. человек и в аграрном секторе экономики Узбекистана занято несколько миллионов человек. Бóльшая часть сельских населенных пунктов расположена в районах с децентрализованным энергоснабжением, и проблема энергообеспечения существенно влияет на условия жизни населения, демографическую ситуацию и развитие сельскохозяйственного производства на этих территориях. Основные типы сельскохозяйственных производителей — это 4700тыс. дехканских хозяйств, 220 тыс. фермерских хозяйств и более 40 тыс. малых предприятий и микрофирм.

Энергетика сельского хозяйства республики характеризуется рассредоточенностью сельских потребителей, невысокой потребительской емкостью, протяженностью электрических, тепловых и газовых сетей, малой плотностью населения территорий без централизованного энергоснабжения, на которых осуществляется сельскохозяйственное производство. И в настоящее время одной из главных проблем для сельских регионов Узбекистана считается острая нехватка электроэнергии и газа. Это связано с высокой степенью износа основных производственных мощностей электростанций, потерей электроэнергии при ее транспортировке по электросетям, срок эксплуатации которых давно истек, низким качеством электропитания, сбоями в линиях электропередач.

В связи с этим одной из главных социальных задач на сегодняшний день является надежное обеспечение электроэнергией потребителей сельских регионов республики, особенно тех, которые расположены в районах децентрализованного электроснабжения. Обобщая лучшие зарубежные практики стимулирования малой и микрогенерации ВИЭ, предлагается с целью социально-экономического развития сельской местности сформулировать следующие компоненты внедрения малых ВИЭ в сельских регионах Узбекистана.

  1. Для потребителей сельских регионов использование малой генерации ВИЭ является наиболее перспективным направлением, что повысит надежность энергоснабжения, приведет к созданию новых рабочих мест, формированию предпосылок к снижению потребления органического топлива и загрязнения окружающей среды. Под малой генерацией электроэнергии следует понимать генерирующие объекты с установленной мощностью малой энергетики (до 1000 кВт), мини-энергетики (до 100 кВт) и микроэнергетики (до 20 кВт).
  2. Для развития ВИЭ-энергетики и внутреннего производства оборудования для возобновляемой энергетики предлагается ввести такие распространенные в мире инструменты, как освобождение от таможенных пошлин, инвестиционные субсидии и гранты, фискальные (налоговые) скидки, субсидирование стоимости заемного капитала, так как без этих мер поддержки система государственного стимулирования развития ВИЭ не может считаться комплексной и привлекательной для инвесторов.
  3. Предлагается предусматривать дополнительные меры финансового стимулирования развития малой генерации ВИЭ, в частности:

- предоставление компенсаций в размере 15% расходов на приобретение ВИЭ, но не более 5 000 долл. мини-генерации и не более 20 000 долл. малой генерации;

- физическим лицам, не имеющим подключения к сетям, приобретающим и устанавливающим оборудование ВИЭ у узбекского производителя мощностью не более 20 кВт, предусмотреть норму компенсации государством 50% затрат индивидуального пользователя.

  1. Обязательное подключение объектов малой генерации ВИЭ к сетям передачи или распределения электроэнергии, при этом предприятия сети энергоснабжения несут все расходы на подключение объекта ВИЭ, за исключением расходов, связанных с обслуживанием линии между объектом ВИЭ и сетью. Также предусмотреть, что электричество, выработанное на объектах малой генерации ВИЭ, покупается у производителей в течение 15 лет после начала коммерческой эксплуатации по завышенному «зеленому тарифу» в соответствии с типами ВИЭ и продается населению национальным оператором по общим тарифам.
  2. Предлагается также использовать фиксированные тарифы на поставку электрической энергии, производимой объектами ВИЭ, которые приведены в таблице «Предлагаемые тарифы».

  1. Также целесообразными являются увеличение объемов финансирования НИОКР в сфере ВИЭ, стимулирование международного научно-технического и производственного сотрудничества и обмена, расширение подготовки специалистов в сфере возобновляемой энергетики.

Заключение

Узбекистан имеет высокий потенциал развития возобновляемой энергетики, реализация которого позволит сократить государственные расходы на поддержку электроэнергетического сектора и может обеспечить в сельских регионах, особенно изолированных от централизованного электроснабжения, создание новых рабочих мест и устойчивый экономический рост, снижая при этом риски энергетического сектора.

Узбекистан признает необходимость перехода к «зеленой» экономике и устойчивому росту, содействуя реализации проектов в области ВИЭ и энергосберегающих технологий. В ближайшие годы планируется снижение доли традиционной энергетики в отраслях экономики за счет внедрения ВИЭ с доведением их доли к 2030 году до более 25% от общего объема генерации электрической энергии. Правительством инициирован ряд реформ и масштабных проектов в области ВИЭ, но этих мер пока недостаточно для достижения поставленных целей, так как общая институциональная среда остается не совсем благоприятной для широкомасштабного внедрения «зеленых» технологий.

Необходимо выделять ресурсы на расширение потенциала и уделять внимание совершенствованию управления ВИЭ. Субсидии, тарифы и другие инструменты стимулирования, возможно, следует пересмотреть, чтобы охватить большее число инвесторов и проектов, а также обеспечить более благоприятную структуру для новых «зеленых» проектов ВИЭ.

В стране/Альтернативная энергетика

З.У. Саипов, заместитель председателя Ассоциации предприятий альтернативных видов топлива и энергии Республики Узбекистан;

Г.А. Арифджанов, аспирант Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации

Журнал «Экономическое обозрение» №5 (257) 2021

Поделиться постом

Похожие новости