Взвешивая интеграции

Взвешивая интеграции

Баланс преимуществ и издержек

Тема вступления Узбекистана в ЕАЭС, в последнее время приобрела весьма актуальный характер. Причем вопрос стоит не в статусе «обсудили–разошлись», а речь идет о серьезной проработке вопроса по интеграции с этим объединением, причем на всех уровнях. Вопрос прорабатывается как правительством, так и экспертным сообществом. Общество не отстает и уже разделилось как минимум на два крупных лагеря – «за» и «против». Конкретика зачастую остается за скобками, упираясь, с одной стороны, в «для народа будет хорошо», с другой – в «производство умрет», и это оставляя в стороне политический контекст данного вопроса.

Актуальность поднятой темы

Вопрос о необходимости интеграции Узбекистана в какое-либо экономическое объединение будет оставаться актуальным в ходе дальнейшей либерализации внешнеэкономической деятельности, расширения мирохозяйственных связей. И эти процессы динамично развиваются. В связи с этим обсуждение вопроса о вступлении в ЕАЭС является весьма логичным и актуальным, как минимум потому, что страны-члены ЕАЭС являются традиционными внешнеторговыми партнерами Узбекистана. Отлаженность механизмов торгового взаимодействия между участниками ВЭД Узбекистана и стран ЕАЭС, общее прошлое народов, взаимопонимание культур – все это является важным фактором в экономических связях между странами. Возможности по упрощению взаимной торговли, облегчению передвижения рабочей силы в рамках интеграции в условиях традиционно близких отношений между народами создает благоприятную почву для последующего, более глубоко расширения экономических связей.

Другой, не менее важный аспект, предполагающий целесообразность активизации действий по углублению экономического взаимодействия в настоящий момент. Со следующего года будут отменены многие оговорки Протокола о применении договора о зоне свободной торговли СНГ, который регулирует с 2013 г. торговый режим между Узбекистаном и другими странами СНГ – участниками данного ЗСТ. В частности, эти оговорки во многом ссылаются на положения ВТО, такие как применение субсидий, национального режима в отношении товаров договаривающихся сторон, применение технических регламентов, санитарных и фитосанитарных мер в соответствии с правилами и принципами ВТО. Данные оговорки действуют до даты присоединения Узбекистана к ВТО или до 31 декабря 2020 г., в зависимости от того, что наступит ранее. Кроме того, после вышеуказанного срока Узбекистан должен будет отменить запрет на вывоз определенного перечня товаров. Таким образом, подходит момент, когда Узбекистану необходимо определяться с дальнейшим регулированием торговых отношений со странами СНГ – участниками ЗСТ. Это поднимает вопрос о том, сможет ли Узбекистан имплементировать международные стандарты за оставшееся время и как в дальнейшем будет регулироваться участие Узбекистана в ЗСТ СНГ. Вопрос является крайне важным, так как большая часть экспортируемой отечественной готовой продукции с высокой добавленной стоимостью поступает именно на рынки стран СНГ.

Разные стороны незавершенности

Между тем, любое интеграционное объединение несет в себе определенные обязательства, обычно влияющие как положительно, так и отрицательно на те или иные аспекты хозяйственной жизнедеятельности государства.

В первую очередь необходимо сказать о том, что ЕАЭС – это еще достаточно молодая интеграционная структура, в связи с чем различные перекосы во взаимоотношениях между государствами-членами неизбежны до того момента, пока не будут найдены и приняты оптимальные правовые механизмы разрешения споров. Сейчас можно говорить о том, что спорные вопросы в ЕАЭС зачастую разрешаются на двусторонней основе. Незавершенность интеграционных процессов в ЕАЭС для Узбекистана, при условии его вступления, имеет как положительный, так и отрицательный аспекты. Положительным будет то, что Узбекистан сможет активно участвовать в образовании новых регуляторных механизмов в соответствии с собственными интересами. При достаточно устоявшемся во времени интеграционном образовании это будет делать сложнее, и для Узбекистана список переговорных позиций может быть значительно короче, нежели в настоящее время (рассматривается период вступления в ближайшие 5-10 лет). Отрицательным является то, что узбекская сторона станет активным участником разногласий между членами ЕАЭС по вопросам функционирования и развития этого интеграционного образования.

Экономическая составляющая вступления Узбекистана в ЕАЭС и последствия для отечественной экономики также не являются сугубо отрицательными или положительными. Есть секторы, где можно говорить об однозначном проигрыше и фактически, если и не о потере производства, то о необходимости его переформатирования на новые рельсы, что на первых порах может привести к остановке отрасли. В то же время есть секторы, на которые вступление в ЕАЭС может сказаться благотворно.

Плюсы и минусы коллективного регулирования

Выявляя, где Узбекистан проиграет, а где выиграет от интеграции, в первую очередь, необходимо определить область изменений при вступлении, и в частности, изменений во внешнеторговом режиме. В настоящее время Узбекистан является участником зоны свободной торговли СНГ, в связи с чем таможенные пошлины между Узбекистаном и странами ЕАЭС не применяются. Существует ряд экспортных пошлин со стороны государств ЕАЭС в отношении товаров, предназначенных для таможенной территории Узбекистана. При вступлении Узбекистана сохраняются акцизы, НДС, то есть для экспорта узбекской продукции в плане тарифов практически ничего не изменяется. Плюсы для отечественного экспорта могут быть со стороны снижения транспортных издержек, сокращения нетарифных барьеров между странами ЕАЭС, таможенного контроля на границах со странами ЕАЭС. Сокращение временных издержек при прохождении границ особо актуально для плодоовощной и скоропортящейся продукции, поэтому данный пункт будет крайне благоприятным для отечественных экспортеров агропродукции. Кроме того, снижение временных издержек положительно скажется на предприятиях за счет повышения оборачиваемости средств.

Одним из наиболее спорных моментов вступления Узбекистана в ЕАЭС является необходимость принятия единого таможенного тарифа, действующего в ЕАЭС, что означает, что импортные пошлины в отношении третьих стран являются едиными для всего ЕАЭС. В 2019 г. средняя ставка импортных таможенных пошлин в отношении третьих стран в Узбекистане была ниже, чем в ЕАЭС. С 2020 г. она стала выше. Вроде бы экономика в целом неплохо чувствовала себя и при низких ставках, однако суть заключается в том, что Узбекистан самостоятельно определял импортные ставки, исходя из положения в экономике. При вступлении в ЕАЭС Узбекистан фактически теряет тарифный инструмент влияния на собственную экономику. В ЕАЭС уже придется о введении пошлин договариваться с другими странами, причем не факт, что удастся прийти к устраиваемому нас варианту в силу возможных диаметрально противоположных интересов.

С другой стороны, важно также учитывать и то, что Узбекистан намерен вступать в ВТО, в результате чего инструмент тарифного регулирования также станет практически недееспособным. То есть если говорить о дальнейшем углублении участия в международных внешнеторговых соглашениях как о неизбежности, то Узбекистан в любом случае в дальнейшем не сможет активно изменять таможенные тарифы для защиты отечественного производства.

Весьма существенные частности

Наглядным примером возможных издержек от вступления в ЕАЭС может служить сахарная отрасль. В ЕАЭС на белый сахар действует импортная таможенная пошлина в размере 340 долл. за тонну, на сахар-сырец действует импортная таможенная пошлина с плавающей ставкой в отношении третьих стран с изменением в зависимости от мировых цен – чем ниже мировые цены на сахар, тем выше ставка, и наоборот. Столь серьезная защита выставлена в связи с тем, что Россия и Беларусь являются крупными производителями сахара, Кыргызстан и Казахстан также являются производителями сахара с собственной сырьевой базой, но в настоящее время зависят от импорта сырца. В Узбекистане действуют два сахарных завода, полностью работающих на импортируемом сырце из третьих стран. Важным является то, что в производстве используется тростниковый сахар-сырец, не выращиваемый ни в Узбекистане, ни в странах ЕАЭС. В странах ЕАЭС сырьем является сахарная свекла. Таким образом, при предположении о том, что Узбекистан завтра вступает в ЕАЭС, сахарная промышленность страны испытает те же проблемы, что и после девальвации сума, когда удорожание импортируемого сырья в два раза сделало заводы нерентабельными. Потребуется время, чтобы переоборудовать заводы под сырье, производимое в ЕАЭС, для минимизации роста цен на стратегический продовольственный ресурс. Узбекистан может также договариваться с ЕАЭС о беспошлинном ввозе и квотах на импорт Узбекистаном сахара-сырца, как это было сделано другими странами.

Последний вариант в ЕАЭС используется Арменией, Казахстаном, Кыргызстаном. Для Армении действует беспошлинный ввоз сахара-сырца на заявительной основе в период 2015-2025 гг., для Казахстана – в период 2010-2019 гг., для Кыргызстана – в течение пяти лет с даты отмены таможенного контроля на кыргызско-казахстанском участке границы в объеме не более 100 тыс. тонн. Одними из основных условий являются гарантии со стороны страны-импортера о том, что импортируемый сахар-сырец и произведенный из него белый сахар не будут перенаправлены на территорию других стран ЕАЭС.

Другой пример, текстильная и швейно-трикотажная отрасли (подробнее – в 11-м номере журнала «ЭО» за 2019 г.). Текущая разница между ставками таможенных пошлин в Узбекистане и ЕАЭС такова, что на сырьевые товары, которые не производятся в Узбекистане, ставки в ЕАЭС выше. На готовую продукцию, наоборот. В Узбекистане в целях защиты отечественного производителя действуют ставки выше, чем текущие в ЕАЭС. Таким образом, при принятии действующего Единого таможенного тарифа ЕАЭС в Узбекистане, во-первых, увеличится себестоимость отечественной готовой продукции, во-вторых, увеличится импорт готовой продукции из третьих стран, в частности из Китая и стран Юго-Восточной Азии. К этому необходимо добавить возможное увеличение серого импорта за счет ослабления таможенного контроля на границах с Кыргызстаном и Казахстаном. Говорить о том, что отрасли не выдержат конкуренции не стоит, учитывая, что наша продукция итак успешно конкурирует на внешних рынках, однако давление на внутреннем рынке на отечественного производителя станет ощутимым и многие компании, находящиеся в настоящее время на грани рентабельности, его могут не выдержать. С другой стороны, рост импорта повлечет рост конкуренции, возможное снижение цен и повышение качества отечественной продукции.

В данном случае для предотвращения резкого насыщения рынка более дешевой импортной продукцией и минимизации негативного воздействия на производство представляется целесообразным в рамках переговорного процесса достичь договоренностей о поэтапном снижении ставок таможенных пошлин до уровня Единого таможенного тарифа в рамках долгосрочного переходного периода. Это позволит, во-первых, избежать шокового эффекта на внутреннем рынке и «сворачивания» производств, во-вторых, будет способствовать формированию у производителей понимания о неизбежности роста конкуренции, но при этом поэтапное снижение ставок позволит им планомерно адаптироваться к изменяющимся условиям на внутреннем рынке и повысить свою конкурентоспособность и качество продукции. Относительно ставок таможенных пошлин на сырьевые товары, не производимые в стране, которые при вступлении увеличатся, необходимо достичь договоренностей о беспошлинном ввозе таких товаров.

К вопросу о влиянии на положение трудовых мигрантов и в целом на рынок занятости Узбекистана. В ЕАЭС, в рамках установления принципа свободного рынка труда, предприняты меры по облегчению трудоустройства, рабочей деятельности в странах ЕАЭС. В целом рабочая сила стран ЕАЭС защищена правовым полем, в отличие от наших трудовых мигрантов, работающих в России и Казахстане. Очевидно, что вступление значительно облегчит их положение на чужбине. Но здесь возникает вопрос: не приведет ли облегчение передвижения трудовой силы к оттоку специалистов из узбекской экономики, что скажется негативно для отечественного производства. Однако эта проблема может быть успешно решена за счет роста оплаты труда, которая ощутимо выросла в прошлом году и рост которой продолжится благодаря принимаемым мерам.

Макроэкономический аспект

Также не помешает коснуться и вопросов макроэкономики. Если представить, что Узбекистан с 2020 года становится членом ЕАЭС, то текущая ситуация в макроэкономике, а именно – высокий уровень инфляции, высокие ставки по кредитам, могут усугубить отрицательные эффекты от вступления. В частности, процентные ставки по кредитам значительно выше ставок в странах ЕАЭС. Относительно инфляционных процессов – увеличение импорта вследствие снижения ставок таможенных пошлин на широкий ряд товаров приведет к спаду цен на импортную продукцию, спрос на которую повысится, увеличивая также спрос на валюту. Рост цен и обесценение национальной валюты за счет увеличения спроса на импорт частично нивелирует эффект от снижения цен.

Еще один фактор – согласно статье 63 Договора о ЕАЭС, государства-члены придерживаются следующих количественных значений макроэкономических показателей:

  • - годовой дефицит консолидированного бюджета сектора государственного управления не превышает 3 процентов валового внутреннего продукта;
  • - долг сектора государственного управления не превышает 50 процентов валового внутреннего продукта;
  • - уровень инфляции (индекс потребительских цен) в годовом выражении (декабрь к декабрю предыдущего года, в процентах) не превышает более чем на 5 процентных пунктов уровень инфляции в государстве-члене, в котором этот показатель имеет наименьшее значение.

Первому и второму пунктам Узбекистан на данный момент соответствует, а вот третьему – нет. В Узбекистане ИПЦ (индекс потребительских цен) в декабре 2019 г. в годовом выражении составил 115,2%. В ЕАЭС за аналогичный период минимальный показатель ИПЦ наблюдался в Армении – 100,7%, максимальный в Казахстане – 105,4%, верхним пределом в рамках договора являются 105,7%. Таким образом, Узбекистану для соответствия Договору о ЕАЭС необходимо снизить уровень ИПЦ до 5-6% в год, а подобные показатели ожидаются в 2023 году.

Обобщая вышесказанное

Дальнейшее развитие экономики Узбекистана требует углубления участия в международной торговле, международных кооперационных связях, что неизбежно будет вовлекать Узбекистан в более тесное взаимодействие с международными экономическими образованиями. При этом необходимо отметить, что вступление в ВТО и ЕАЭС – это разные уровни процесса интеграции Узбекистана в мировую экономику, и оба не противоречат друг другу, что подтверждается тем, что четыре из пяти стран ЕАЭС являются членами ВТО. Между тем, ускоренное вступление в ВТО или ЕАЭС при нестабильности макроэкономических показателей в условиях динамично проводимых реформ может привести к усилению негативных аспектов, обычно сопровождающих те или иные интеграционные процессы. В краткосрочном периоде процесс вхождения и адаптации экономики может стать болезненным и несколько затормозить текущий экономический рост. Вступление на условиях длительного и мягкого переходного периода позволит Узбекистану избежать шокирующего эффекта для экономики и максимально воспользоваться положительными последствиями от интеграции. В долгосрочном периоде, как показывает практика, страны в целом выигрывают от интеграции.

Руслан Абатуров, ЦЭИР

Экономическое обозрение №1 (241) 2020

Поделиться постом

Похожие новости

Последние новости