Глава «Узтекстильпрома» о том, как текстильная отрасль Узбекистана переживает пандемию

Глава «Узтекстильпрома» о том, как текстильная отрасль Узбекистана переживает пандемию
ФОТО: Председатель «Узтекстильпрома» Ильхом Хайдаров

Ильхом Уткурович, расскажите, пожалуйста, как пандемия коронавируса и условия карантина повлияли на текстильную отрасль?

– Вспышка пандемии коронавируса в мире, и в частности в нашей стране, заставила пересмотреть еще раз тенденции развития текстильной и швейно-трикотажной промышленности. Сегодня весь текстильный мир стал перед угрозой остановки производства или его полного либо частичного перепрофилирования. Многие ретейлы, крупные и средние предприятия вынуждены были распустить многотысячный персонал.

Так как мировая текстильная индустрия неразрывно связана с цепочкой поставок, остановка даже одного звена приводит к большим финансовым потерям. Сначала Китай, крупнейший поставщик сырья и комплектующих, приостановил поставки. Это сказалось на отраслях таких стран, как Бангладеш, Вьетнам, Индия, Турция, которые в этом плане в большой мере зависят от КНР. Проблема также затронула предприятия и нашей страны, так как мы импортируем синтетическое волокно, фурнитуру из КНР, а на Западе наши традиционные рынки стран ЕС и СНГ снизили объемы закупок.

Благодаря своевременным действиям правительства, направленным на смягчение последствий пандемии, нам удалось сохранить рабочие места на предприятиях отрасли. Однако не буду скрывать, в первые дни карантина на предприятиях возникли проблемы с перевозкой рабочих, из-за закрытия границ и даже целых территорий, предприятия не могли экспортировать продукцию. Также возникли проблемы неплатежей и аннулирования заказов.

Тем не менее, крупные предприятия-экспортеры продолжали работу. Чтобы исключить риски заражения, на предприятиях усилены профилактические меры, увеличена частота санитарных обработок помещений.

Еще в марте текущего года перед отраслью была поставлена задача по производству 5 млн. единиц/сутки защитных масок и комбинезонов для нужд населения, что в те дни казалось недостижимым. Однако предприятия в срочном порядке удалось перепрофилировать, и на сегодня отрасль не только полностью смогла обеспечить потребность населения в масках, но также начать их экспорт на Украину, в Россию, США, Францию, Кувейт и другие страны. По состоянию на 1 июня текущего года количество предприятий, производящих защитные маски, достигло 275, что в 15 раз больше, по сравнению с количеством на 1 марта 2020 года. Предприятиями отрасли выпускается до 6 миллионов масок в день. Защитные маски выпускаются во всех регионах страны.

Хотел бы отметить, что текстильная промышленность является одной из немногих отраслей экономики, которая смогла сохранить в текущих условиях темпы роста производства и экспорта продукции.

Поддерживая предприятия

В стране принят широкий перечень антикризисных мер по поддержке отраслей экономики. Какие именно меры предприняты для поддержки предприятий текстильной отрасли?

– Исключительно благодаря существенной поддержке со стороны правительства и накопленному «запасу прочности», текстильная и швейно-трикотажная отрасль стала одной из наиболее динамично развивающихся отраслей национальной экономики.

Тому свидетельствуют следующие цифры: в отрасли насчитывается более 1800 предприятий, входящих в состав ассоциации «Узтекстильпром», которые также являются крупными экспортерами. Текстильные предприятия республики обеспечивают занятость более 360 тыс. человек, при этом ежегодно создается около 15 тыс. новых рабочих мест. Доля текстильной промышленности в ВВП республики составила более 4% и продолжает неуклонно расти. Экспорт продукции приближается к отметке 3 млрд. долларов в год с ожидаемым ростом к 2025 году до 7 млрд.

За последние 3-4 года нам удалось резко нарастить мощности по внутренней переработке хлопкового волокна и довести до 100%, что в 2016 году составляло всего лишь 45%. Хотел бы отметить, что это историческое событие для всей страны. Для справки скажу, что в мире более 40 стран производят хлопковое волокно и за последние 25 лет лишь Узбекистан смог обеспечить полную переработку этого ценного сырья в промышленную продукцию.

Мы не только преуспели в переработке хлопкового волокна, но также работаем совместно с Министерством сельского хозяйства по развитию хлопково-текстильных кластеров в стране.

Впервые, когда глава государства инициировал ввод кластерной системы, я, честно признаюсь, немного растерялся, так как для меня, да и для всей отрасли, это показалось невыполнимой задачей. Но Президент очень ясно разъяснил схему и механизм реализации и что это даст для развития всей текстильной индустрии.

За последние 3 года, после успешной реализации пилотного проекта в Навоийской области, число кластеров к 2020 году достигло 90. По итогам 2019 года кластерами собрано около 2 млн. тонн хлопка-сырца. Средняя урожайность хлопка в кластерах была на 4,1 центнера больше, чем в некластерных землях. В этом же году мы надеемся, что 87% земель, занятых под хлопчатник, дадут более высокий урожай.

Еще одно важное достижение – это пуск новых объектов. В 2019 году реализован 91 проект по всей республике, в том числе в регионах, где еще 2-3 года назад не было ни одного промышленного предприятия – это Канлыкульский и Шуманайский районы Республики Каракалпакстан, Янгиабадский и Арнасайский районы Джизакской области, Бозский и Улугнорский районы Андижанской области, Шерабадский район Сурхандарьинской области и т.д. Реализация указанных проектов осуществлена путем привлечения свыше 800 млн. долл. инвестиций и создания 17,5 тыс. новых рабочих мест.

Что касается антикризисных мер, то, как вы верно уже отметили, 26 апреля в ходе селекторного совещания под председательством Президента было озвучено, что правительство обязательно поддержит деятельность хлопково-текстильных кластеров, которые только-только «встают на ноги».

Со стороны государства были введены действительно широкомасштабные меры по смягчению негативного влияния пандемии COVID-19 на экономику, в том числе для поддержки отечественных экспортеров.

Если говорить конкретно о текстильной отрасли, то 5 мая 2020 года был издан Указ Президента Республики Узбекистан «О неотложных мерах по поддержке текстильной и швейно-трикотажной промышленности», которым обеспечены необходимые условия для увеличения объемов и расширения ассортимента готовой текстильной продукции, стимулирования экспорта, снижения себестоимости и повышения конкурентоспособности продукции, а также оптимизации финансовых затрат не только на период пандемии, но и на следующие 2 года. В частности, это пролонгация сроков погашения кредитов, внедрение механизма ускоренного возврата суммы налога на добавленную стоимость (НДС), субсидии для компенсации транспортных расходов.

Как ожидается, принимаемые сегодня меры позволят смягчить для производителей негативные эффекты и сохранят динамичный рост отрасли.

Экспортные возможности

Прогнозируется, что негативное влияние коронавирусного кризиса на мировую экономику будет серьезным. При этом на традиционных для Узбекистана рынках отмечается падение спроса на одежду, текстильную продукцию. Насколько текстильная отрасль готова справиться с этим вызовом?

– Нет никаких сомнений, что экономические последствия пандемии COVID-19 будут и они неизбежны. Текстильная промышленность по всему миру уже несет большие потери. По мнению экспертов, текстильный сектор мировой экономики может потерять до 20% прибыли. Тем не менее, кризис наряду с вызовами предоставляет и новые возможности тем отраслям экономики, которые обладают конкурентными преимуществами.

Хотел бы отметить, что именно текстильная промышленность оказалась более подготовленной к пандемии. Если обратить внимание на результаты деятельности отрасли за последние 5 месяцев, то можно увидеть, что, по сравнению с показателями этого периода за 2019 год, динамика роста осталось положительной.

Текстильный сектор начинает перестраиваться и подстраиваться под реалии сегодняшнего мира. Для нас появляется очередная возможность наращивания экспортных поставок на новые и уже существующие рынки. Пандемия коронавируса подстегнула спрос на текстильную продукцию, используемую в сфере здравоохранения, и речь не только о масках и комбинезонах. К такой продукции относятся и постельное белье, и медицинская одежда. К тому же пандемия влияет на текущий мировой рынок и изменяет его структуру, что также предполагает возможности для узбекского текстиля, как минимум на традиционных рынках.

С другой стороны, понимая, что пандемия негативно скажется на потребительских рынках одежды, а также значимости экспорта текстильной отрасли для занятости в стране, нами совместно с ответственными министерствами и ведомствами активно ведутся работы по диверсификации географии экспорта, выходу отечественной продукции на новые рынки. При этом немаловажным остается снижение издержек для отечественных экспортеров.

В данном ракурсе сделаны большие шаги и в получении статуса бенефициара системы GSP+ для беспошлинной торговли на рынке Евросоюза. Как известно, в мае текущего года официальная заявка со стороны правительства направлена в Еврокомиссию.

На сегодняшний день мы ожидаем от Европейской комиссии завершения процедур согласования со странами-членами ЕС вопроса включения Узбекистана в режим преференциальной торговли GSP+ и ратификации Европейским парламентом соответствующего решения.

В целом, мы рассматриваем текущую ситуацию и прогнозы ее дальнейшего развития через призму возможностей для развития промышленности в новых направлениях, таких как дальнейшая цифровизация, расширение объемов электронной коммерции, внедрение принципов «Индустрии 4.0.». Реализация указанных мер обеспечит новые точки роста не только для текстильной промышленности, но и для смежных отраслей.

Председатель «Узтекстильпрома» Ильхом Хайдаров во второй части интервью журналу «Экономическое обозрение», рассказал о своем видении развития отрасли в ракурсе углубления взаимодействия с ЕАЭС и вступления в ВТО, переговорах по официальному вхождению в Узбекистан агентства Better Cotton Initiatives, а также о том что делается для отмены бойкота коалицией Cotton Campaign.

Полное интервью читайте в №7 номере журнала "Экономическое обозрение"

Беседу вели Зиеда Ризаева, Виктор Абатуров, ЦЭИР

Поделиться постом

Похожие новости