Текстильный колорит Китая

Текстильный колорит Китая

Для Узбекистана одним из приоритетных и стратегически значимых направлений экономики является форсированное развитие текстильной и швейно-трикотажной отраслей. Ставка на данные отрасли объясняется наличием сравнительных преимуществ и их повышенной трудоемкостью, что в условиях избытка рабочей силы является важным социальным аспектом.

В данном ракурсе крайне наглядным может быть опыт Китая по развитию аналогичных отраслей, в которых были достигнуты впечатляющие результаты. В настоящее время Китай является крупнейшим производителем и экспортером текстиля и одежды в мире.

История текстильного наступления

Текстильное промышленное производство в Китае получило развитие во второй половине 19 века. К 1949 г. на текстильную отрасль приходились 38% промышленного производства, насчитывалось до 179 тыс. предприятий, большая часть которых были частными и характеризовались низкой производительностью труда. В отрасли были заняты 750 тыс. человек. Большинство предприятий было сосредоточено в прибрежных районах. В последующие годы, с установлением коммунистической власти в большей части Китая, предприятия были национализированы.

В период с 1949 по 1978 годы развитию текстильной и швейной промышленности в Китае уделялось повышенное внимание. Создавались новые фабрики. В 60-х, с запуском четырех крупных заводов, получило развитие производство синтетических и химических волокон и изделий из них. За указанный период производство хлопчатобумажной пряжи увеличилось в 7,3 раза, хлопчатобумажных тканей – в 6 раз, шерстяных – в 16 раз. Однако, как отмечают исследователи, в условиях административного планирования и сохранения тотальной государственной собственности, китайская текстильная и швейная отрасли не могли добиться конкурентоспособности на мировом рынке.

С провозглашением периода реформ и открытости в Китае начались процессы денационализации экономики, и в частности предприятий текстильной и швейной промышленности. В 80-е годы активно формировались условия для стимулирования притока иностранных инвестиций, создавались специальные экономические зоны, была упрощены процедуры внутренней и внешней торговли. Между тем, переход на рыночные рельсы не помешал сохранению планирования развития в рамках пятилетних планов.

В 90-е годы прошлого века китайское правительство проводило политику реструктуризации неэффективных государственных предприятий и обновления устаревшего оборудования. В нулевые годы государство сосредоточило внимание на стимулировании инновационной деятельности предприятий и развитии отечественных брендов. Одними из основных факторов стремительного развития экспорта текстиля и одежды стали вступление Китая в ВТО и отмена квотирования мировой торговли текстилем в 2005 году.

В настоящее время китайская текстильная промышленность составляет 7% от ВВП страны. Количество предприятий в текстильной и швейной отраслях насчитывает 34 тысячи. За период 1998-2019 гг. производство пряжи увеличилось в 5,3 раза – с 5,4 до 28,9 тыс. тонн. Производство тканей за тот же период увеличилось в 2,4 раза – с 24,1 до 57,6 млрд. кв. метров. Если в 1980 г. доля Китая в мировом экспорте текстиля составляла 4,6%, что делало его девятым экспортером, то уже в 1995 г. он стал лидером. В 2018 г. доля Китая в мировом экспорте текстиля составила 37,6%, одежды – 31,3%.

Факторы успеха

Динамичному развитию текстильной отрасли Китая способствовал и сохраняет свое действие в настоящее время ряд факторов, связанных как с наличием необходимых ресурсов, так и с проводимой правительством Китая политикой поддержки развития отраслей легкой промышленности на протяжении десятилетий.

В условиях наличия многочисленной дешевой рабочей силы и необходимости массового трудоустройства Китай в качестве одного из основных драйверов экономики сделал ставку на трудоемкие отрасли, и в частности на текстильную и швейную отрасли. По данным Национального совета по текстилю и одежде, текстильная и швейная отрасли в настоящее время обеспечивают работой 20 млн. человек, из них более 65% – женщины.

Данный фактор на протяжении длительного времени позволял сохранять Китаю одно из главных конкурентных преимуществ – крайне низкие издержки на рабочую силу. Так, в 2001 г. реальная месячная заработная плата в производстве одежды в Китае составляла 144 долл. в месяц и была ниже, чем в Индии (150 долл.) и Вьетнаме (182 долл.).

Другими, не менее важными сравнительными преимуществами Китая на мировом рынке являются наличие собственной крупной сырьевой базы и предпринимаемые меры по ее развитию. В настоящее время Китай входит в тройку крупнейших производителей хлопка (5,9 млн. тонн в 2019 г.). Производство хлопка в период 1980-2007 гг. увеличилось в 2,8 раза – с 2,7 до 7,6 млн. тонн. При этом посевные площади за тот же период увеличились с 4,9 до 5,2 млн. га. Урожайность хлопка в период 1980-2019 гг. выросла в 3,3 раза. Китай также является крупнейшим производителем химических волокон в мире. Выпуск химических волокон в период 1998-2019 гг. увеличился в 11,7 раза – с 5,1 до 59,5 млн. тонн.

Здесь необходимо отметить, что по мере становления «мировой фабрикой» Китай активно увеличивал импорт. Так, в период 1992-2018 гг. импорт текстиля и одежды Китаем увеличился в 3,4 раза – с 10 до 34 млрд. долл. Однако доля в общем объеме импорта сократилась с 12,6 до 1,6%.

Опираясь на свои богатые ресурсы и конкурентные преимущества, Китай предпринял активные меры по созданию благоприятной институциональной среды для развития рассматриваемых отраслей. С провозглашением политики реформ и открытости правительство Китая начало приватизацию государственных компаний и стремилось создать благоприятные условия для привлечения инвестиций. В 80-х годах была сформирована правовая база привлечения иностранных инвестиций, главным образом, в трудоемкие отрасли. В частности, предприятия с иностранным капиталом в первые 2 года освобождались от уплаты подоходного налога и в последующие 3 года уплачивали 50%.

В зонах с преференциальным налогообложением и специальных экономических зонах различного типа (особые экономические зоны, открытые прибрежные города, зоны экономического и технологического развития, зоны развития высоких технологий, зоны свободной торговли) действует широкий перечень льгот и преференций по освобождению или снижению ставок по налогам, таможенным тарифам.

Благоприятный инвестиционный климат и наличие конкурентных преимуществ привели к активному притоку иностранного капитала в Китай. В 1995 г. число предприятий с иностранным капиталом составляло 10 690, или 14% от общего количества предприятий в текстильной и швейной отраслях. В 1997 г. на предприятия с иностранным капиталом приходились 23% валовой стоимости продукции отрасли. На долю компаний с иностранным капиталом в объеме производства одежды приходились 43,3%, текстиля – 18,4%. К тому же компании с иностранным капиталом были в большей степени ориентированы на экспорт. Так, если китайские предприятия экспортировали 65,5% от производства одежды, то предприятия с иностранным капиталом – 92,3%. Первые экспортировали 4,9% от произведенного текстиля, вторые – 22,3%. В период 2015-2018 гг. ПИИ в текстильную отрасль составили 6,2 млрд. долл., или 12% от всех ПИИ в обрабатывающую промышленность Китая.

Немаловажными факторами являются и государственная поддержка, предоставление льгот и преференций для малых, средних и микропредприятий. Налоговые льготы для МСП предоставляются по подоходному налогу с предприятий, НДС, налогу на хозяйственную деятельность, налогу с продаж.

Органы власти на местах имеют широкие полномочия по стимулированию развития местных предприятий. Местные власти создают фонды, средства которых на льготных условиях в виде субсидий направляются на перевооружение предприятий, расходы на НИОКР, маркетинговую деятельность, покрытие затрат на рекламу, участие в выставках и т.д.

Налоговые льготы и преференции для МСП в Китае

По подоходному налогу для предприятий полностью освобождаются от уплаты:

- все малые предприятия, создаваемые высшими учебными заведениями;

- малые предприятия, предоставляющие технические консультационные услуги, услуги по сервисному обслуживанию новых образцов оборудования для легкой промышленности, если их годовой доход составляет менее 300 тыс. юаней;

- малые предприятия легкой промышленности, на которых более 35% занятых являются инвалидами. На предприятиях, где число инвалидов в общей численности работников составляет от 10-35%, налог уплачивается в половинном размере.

Временно освобождаются от уплаты подоходного налога для предприятий:

- малые предприятия в сельской местности – на 1 год;

- создаваемые в депрессивных районах – на 3 года;

- создаваемые в городах и сельской местности малые предприятия, где 60% работников на момент создания предприятия были безработными, – на 3 года;

- инновационные малые предприятия, созданные в зонах технико-экономического развития, – на 2 года;

Пониженную ставку подоходного налога (базовая ставка – 25%) уплачивают:

- вновь создаваемые в сельской местности малые предприятия, использующие труд сельских жителей, – в размере 10%;

- малые предприятия легкой промышленности, занятые в области инновационной деятельности, – в размере 15%;

- малые предприятия легкой промышленности – в размере 12%, если их годовая прибыль не превышает 30 тыс. юаней, и в размере 20%, если годовая прибыль не превышает 100 тыс. юаней.

Малые предприятия, включая предприятия легкой промышленности, уплачивают НДС по ставке 10,4% (базовая ставка – 17%).

Сектору МСП гарантируется участие в государственных закупках. Не менее 30% годового бюджета госзакупок должны быть предоставлены малому и среднему бизнесу.

Крайне благоприятно на развитие экспорта текстильной и швейной отраслей Китая повлияли отмена квотирования мировой торговли текстилем и вступление в ВТО. Система регулирования международной торговли текстилем, действовавшая в период 1974-1994 гг., в рамках которой квотировался экспорт текстиля и одежды из развивающихся в развитые страны, сдерживала потенциал текстильной и швейной отраслей Китая. Последовавшее в рамках ВТО Соглашение по текстилю и одежде по поэтапному снижению ограничений и прекращение действия квот с 2005 года, а также вступление КНР в ВТО привели к динамичному росту экспорта Китая. В период 2003-2007 гг. экспорт текстиля и одежды в среднем ежегодно увеличивался на 23,5%. За 10 лет, с 2000 по 2010 гг., экспорт текстиля и одежды Китая увеличился в 4,4 раза, а доля в мировом экспорте текстиля – с 10,3 до 30,4%.

Немаловажным для экспорта стало и заключение многочисленных соглашений о свободной торговле. Китай является членом 16 соглашений о свободной торговле. В частности, действуют региональные торговые соглашения АСЕАН с Китаем и Азиатско-Тихоокеанское торговое соглашение, а также ряд двусторонних соглашений о торговле с такими странами, как Австралия, Чили, Южная Корея, Новая Зеландия, Сингапур, Пакистан, Перу и другие.

Все это привело к тому, что объем экспорта текстиля и одежды (группы HS 50-63) Китая за период 1992-2018 гг. увеличился в 11 раз – с 24,6 до 266 млрд. долл., экспорт одежды за тот же период – в 9,6 раза, с 15 до 145 млрд. долл. (Для справки: за тот же период общий экспорт товаров Китая увеличился в 30 раз, доля экспорта текстиля в общем объем экспорта Китая в период 1992-2018 гг. сократилась с 29 до 10,7%, что обусловлено увеличением доли экспорта других отраслей.) В структуре экспорта Китаем текстиля и одежды основная доля приходится на развитые страны. В 2018 г. экспорт в ЕС составил 47,8 млрд. долл. (18% в объеме экспорта Китая текстиля и одежды), в США – 45,9 млрд. долл. (17,2%), Японию – 20,2 млрд. долл. (7,6%), Вьетнам – 16 млрд. долл. (6%).

Новые тренды текущего развития

В Китае, по мере индустриализации экономики и роста жизни населения, в последнее десятилетие наблюдались серьезные структурные сдвиги, в том числе и в текстильной и швейной промышленности.

С ростом уровня жизни и заработной платы Китай теряет конкурентные преимущества относительно других стран – крупнейших производителей текстильной и швейной продукции Южной и Юго-Восточной Азии, таких как Бангладеш, Вьетнам. Так, в 2011 г. реальная средняя заработная плата в Китае уже составляла 324 долл. в месяц, в то же время в Индии – 170 долл., во Вьетнаме – 254 долл. В 2018 г. минимальная заработная плата в Китае составляла 326 долл. в месяц, тогда как в Индонезии – 280 долл. в месяц, Вьетнаме – 180 долл., Бангладеш – 95 долл. Для сравнения: средняя заработная плата в Узбекистане в 2019 г. составляла 100 долларов.

Доля Китая в мировом экспорте одежды в последние годы сокращается: с 39,3% в 2015 г. (максимум за всю историю наблюдений) до 31,3% в 2018 г. Факторами снижения являются сокращение собственного экспорта одежды Китаем (в период 2015-2018 гг. экспорт одежды сократился на 16,5% – со 173,4 до 145 млрд. долл.) за счет расширения внутреннего спроса (объем продаж на рынке одежды Китая в 2018 г. составил 2,1 трлн. юаней, увеличившись на 7,8%; в 2014-2018 гг. внутренний рынок ежегодно в среднем увеличивался на 6,3%) и роста экспорта со стороны основных конкурентов – Бангладеш и Вьетнама, имеющих преференциальный доступ на рынки развитых стран.

В то же время все более усиливается его роль как производителя текстиля, в особенности для стран Южной и Юго-Восточной Азии, являющихся крупными импортерами текстильной продукции Китая, которая в последующем используется в производстве одежды. Также Китай активно инвестирует в производство текстиля и одежды в зарубежных странах. К примеру, 70% предприятий-членов Ассоциации по производству одежды Камбоджи связаны с финансированием из Китая; в Мьянме с участием китайских инвестиций действует более 300 предприятий, которые создали около 300 тыс. рабочих мест.

Китай исчерпывает экстенсивную модель и стремится перейти на производство высокотехнологичной продукции с высокой добавленной стоимостью. Наглядным примером понимания правительством Китая структурных изменений и видения дальнейшего развития рассматриваемых отраслей являются целевые индикаторы, определенные на 2015-2020 гг. 13-м пятилетним планом развития текстильной и швейной отраслей Китая:

- установлены среднегодовые темпы роста в размере 6-7%, что ниже фактических в 2011-2015 гг. 8,5% в среднем в год;

- переориентация на увеличение производства промышленного текстиля;

- ожидаемый рост производительности труда закладывался на уровне в среднем 8% ежегодно, в сравнении с ежегодным приростом в 10% в предыдущую пятилетку;

- сохранение доли на мировом рынке текстиля и одежды, без планов по ее повышению;

- увеличение ежегодных расходов на НИОКР с 0,67% в 2011-2015 гг. до 1% в 2015-2020 гг., а также ежегодное увеличение на 15% в год количества выдаваемых патентов. Для справки: по итогам 2018 г. в Китае расходы на НИОКР в текстильной отрасли составили 25,5 млрд. юаней (примерно 3,7 млрд. долл.), или 2% от расходов на НИОКР в промышленности, в отрасли производства одежды – 10,3 млрд. юаней (1,5 млрд. долл.), или 0,8%. Соотношение расходов на НИОКР к доходам предприятий составило в текстильной отрасли 1,01%, в отрасли производства одежды – 0,6%. Количество проектов в области НИОКР в текстиле – 11,7 тыс., в одежде – 4,7 тыс., число поданных патентов – 18,2 и 6,3 тыс. соответственно;

- увеличение количества предприятий с годовым доходом от продаж более 10 млрд. юаней (около 1,5 млрд. долл.) с 20 до 50 в 2020 г.;

- снижение уровня энерго-, водопотребления на единицу добавленной стоимости, загрязнения окружающей среды.

Основные направления развития рассматриваемых отраслей на пятилетку включают расширение ассортимента выпускаемой продукции, развитие отечественных брендов, содействие региональной кооперации. Выделены пять ключевых секторов для развития: производство химических волокон, выпуск промышленного текстиля, повышение качества натуральных волокон, ускорение внедрения инноваций в области производства одежды и домашнего текстиля, а также выпуск текстильного оборудования высокого класса.

Одной из насущных проблем для китайского правительства в настоящее время является сокращение бедности в стране. В данном ракурсе правительство Китая стремится переместить трудоемкие производства из прибрежных зон во внутренние районы со значительным количеством сельского и бедного населения. Здесь же уместно сказать и о дальнейшем стимулировании субъектов МСП. Помимо вышеприведенных налоговых льгот и преференций, также сокращаются административные и бюрократические барьеры для деятельности малых и средних предприятий. С 2015 г. были отменены 5 видов административных сборов, временно приостановлено взимание 7 видов административных сборов, мини-предприятия полностью освобождены от уплаты 42 видов сборов. Отменены сборы, в частности, за оформление кадастровых документов на землю, оформление сертификата происхождения на текстильную продукцию, на товар.

Обобщая вышесказанное, Китай в весьма короткие сроки посредством эффективной стимулирующей политики смог использовать свои сравнительные преимущества и создать крупнейшую в мире текстильную промышленность, привлекающую значительные инвестиции и конкурентоспособную на мировом рынке. В условиях структурных изменений правительство Китая в настоящее время стремится стимулировать инновационное и технологическое развитие рассматриваемых отраслей.

Выводы для Узбекистана

Для Узбекистана развитие текстильной отрасли является одним из стратегически приоритетных направлений. Это обусловлено трудоемкостью текстильной и швейно-трикотажной промышленности, позволяющей массово создавать рабочие места, что для Узбекистана в условиях избытка рабочей силы является актуальным. Другой немаловажный фактор – наличие необходимой сырьевой базы, а также крупных рынков сбыта в непосредственной близости (страны СНГ), уступающих в сравнительных преимуществах текстильной отрасли Узбекистана. Вышеприведенные факторы делают Узбекистан конкурентоспособным производителем текстильной продукции на мировом рынке.

Однако стремительное развитие отрасли тормозится, в первую очередь, недостаточной емкостью внутреннего рынка, определенными проблемами производства, трудностями с выходом на рынки развитых стран (особенно в сравнении с продукцией Бангладеш и Вьетнам, имеющей на рынках этих стран определенные преференции), высокими транспортными издержками, что негативно сказывается на конкурентоспособности отечественной продукции на дальних, но более платежеспособных рынках.

Китайский опыт развития может быть крайне полезным для Узбекистана в разработке долгосрочной программы развития текстильной и швейной промышленности. В частности, представляется целесообразным, исходя из китайского опыта, учесть необходимость реализации мер по следующим направлениям:

- стимулирование роста внутреннего спроса на текстильную и швейно-трикотажную продукцию за счет увеличения государственного заказа на отечественную продукцию, частичного покрытия затрат малоимущим домохозяйствам при приобретении одежды местного производства;

- расширение ассортимента производимой продукции с высокой добавленной стоимостью, увеличение производства одежды высокого ценового сегмента;

- развитие отечественных брендов и содействие их выходу на мировой рынок;

- поощрение и содействие инвестициям в данные отрасли за счет местных бюджетов, исходя из возможностей и особенностей социально-экономического развития конкретных регионов;

- диверсификация географии экспорта посредством заключения преференциальных соглашений (в частности, ускорение получения GSP+ со стороны ЕС) и соглашений о свободной торговле. Необходимо проработать возможности и целесообразность заключения соглашения о свободной торговле и/или предоставления преференциального доступа текстильной продукции Узбекистана на рынки Афганистана, Ирана, стран Ближнего Востока, Южной Кореи, Японии;

- расширение ассортимента экспортируемой продукции и занятие новых ниш на внешних, как новых, так и традиционных, рынках, что включает проведение маркетинговых исследований внешних рынков;

- проработка возможностей по промышленной кооперации с сопредельными странами в сфере производства химических, синтетических волокон, нитей, текстильной фурнитуры и выпуска продукции из них для нужд текстильной отрасли;

- принятие дополнительных мер по снижению транспортных издержек для предприятий при экспорте продукции;

- стимулирование привлечения инноваций в отрасли легкой промышленности и проведения НИОКР предприятиями, в том числе предоставление налоговых льгот и преференций для малых предприятий легкой промышленности, занятых в области инновационной деятельности;

- снижение энерго-, водопотребления и загрязнения окружающей среды предприятиями текстильной и швейной отраслей.

В настоящее время Узбекистан проводит активную работу по запуску комплексной программы сокращения бедности в стране.

В данном ракурсе видится целесообразным использование китайского опыта в области налоговых льгот и преференций для предприятий, так или иначе способствующих сокращению бедности. В частности, это предоставление дополнительных налоговых стимулов: для инвесторов, создающих текстильные производства в неблагоприятных районах (с точки зрения густонаселенности, уровня занятости и жизни населения); создаваемым предприятиям, где 50% работников на момент создания были безработными; предприятиям, где определенный процент работников являются инвалидами.

Одним из наиболее острых вопросов, которые в настоящее время необходимо решать в Узбекистане как в целом в экономике, так и в сфере текстиля и одежды, – это кадровое обеспечение, создание эффективной системы образования и развитие научных исследований в текстильной сфере. Китай уделяет повышенное внимание подготовке кадров, развитию науки и передовых технологий в текстильной отрасли. В колледжах и университетах Китая существует более 200 специальностей бакалавриата в области индустрии текстиля и одежды. Ранее 17 колледжей и университетов носили в своем названии слово «текстиль».

Научное присутствие в Национальном совете

В области науки и образования в состав Национального совета Китая по текстилю и одежде входят:

- Китайское общество образования текстиля и одежды;

- Фонд образования текстильных технологий;

- Китайский текстильный информационный центр;

- Китайский текстильный экономический исследовательский центр;

- Научно-исследовательский институт экономики промышленности;

- Центр разработки текстильной продукции;

- Центр разработки изделий из химического волокна;

- Центр развития науки и технологий текстильной промышленности;

- Учебный центр по развитию и обмену текстильными талантами;

- Центр по определению профессиональных навыков в текстильной промышленности.

Представляется целесообразным для Узбекистана укрепить сотрудничество с образовательными текстильными учреждениями Китая. В частности:

- проработать возможности открытия на территории Узбекистана филиалов ведущих университетов Китая в текстильной сфере (Уханьский текстильный университет, Университет Донхуа, Тяньцзинский политехнический университет, Научно-технический университет Чжэцзяна, Университет Цзяннань и др.);

- увеличение количества студентов, направляемых на обучение в ведущие университеты Китая в текстильной сфере;

- приглашение ведущих преподавателей в области текстильных технологий из Китая для преподавания в отечественных вузах.

Также для дальнейшего развития рассматриваемых отраслей вполне актуальными могут стать увеличение преподаваемых дисциплин в отечественных вузах и колледжах по направлениям технологий «умного» текстиля, дизайна и моды, организация научного учреждения в области имплементации и разработки передовых технологий легкой промышленности и установление сотрудничества с аналогичными научными учреждениями Китая.

Руслан Абатуров, ЦЭИР

Экономическое обозрение №8 (248) 2020

Поделиться постом

Похожие новости