Антилаундеринг и «теневая» экономика

Антилаундеринг и «теневая» экономика

Около 4,5 трлн. долл. «грязных денег» преступных доходов ежегодно «отмывается» в мире, что составляет примерно от 2 до 5% глобального ВВП. Об этом свидетельствуют опубликованные в 2020 году данные Управления ООН по наркотикам и преступности. А согласно отчету специалистов МВФ, сумма «отмывания» денег в мире составляет от 5 до 7% от общего ВВП всех стран и продолжает расти. При этом, по оценке экспертов Международной ассоциации дипломированных сертифицированных бухгалтеров, доля «теневой» экономики в мире к 2020 году составила 22,1% мирового ВВП и также имеет тенденцию к росту.

Необходимость в «отмывании» денег возникает тогда, когда они получены незаконным или нелегальным путем, в том числе и от деятельности в «теневой» экономике. Общепринятый термин «антилаундеринг» (anti money laundering – противодействие «отмыванию» денег) означает действия, направленные на борьбу с незаконным «отмыванием» денег. Наряду с увеличением в мире объемов «отмываемых» денег усиливается также борьба с этим явлением. За прошедшие годы было выработано и апробировано множество инструментов по борьбе и предотвращению возникновения факторов, способствующих «отмыванию» денег.

В Узбекистане также проделана большая работа в этом направлении, однако чем масштабнее проводимые в стране реформы, тем разнообразнее угрозы и вызовы, с которыми предстоит сталкиваться и на которые необходимо отвечать. В связи с этим важно, опираясь на лучшие примеры зарубежной практики, ассимилировать самые эффективные подходы, чтобы не повторять чужих ошибок.

«Теневая» экономика

В большей мере «теневая» экономика проявляется в виде уклонения от уплаты налогов, участия в коррупционных действиях, а также «отмывании» денежных средств, в том числе полученных преступным путем. Несмотря на то, что выработаны различные меры борьбы с этими явлениями, люди находят новые способы уклонения от уплаты налогов, стремясь получить для себя максимальную выгоду. При этом условия для формирования «теневой» экономики бывают обусловлены общим состоянием экономики конкретной страны. Так как «теневой» сектор экономики оказывает негативное влияние на такие экономические процессы, как инвестирование, торговля, формирование и распределение бюджета, то он может представлять существенную угрозу для экономической безопасности страны, а проблема определения его размеров приобретает всеобщий характер.

В документах международных организаций легализация денежных средств, полученных преступным путем, определяется как «сокрытие или утаивание подлинного характера, источника, местонахождения, способа распоряжения, перемещения, подлинных прав в отношении собственности или ее принадлежности, если известно, что такая собственность получена в результате правонарушения» (ст. 3 Конвенции ООН «О борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ»). Впоследствии в Палермской конвенции против транснациональной организованной преступности данное определение было дополнено такими понятиями, как конверсия и перевод собственности.

По мнению экспертов МВФ, «теневая» экономика включает в себя все виды экономической деятельности, которые скрыты от официальных властей по монетарным, регуляторным и институциональным причинам. При этом любое предпринимательство, результатом которого является сокрытие доходов от государственных органов или уклонение от уплаты налогов, может считаться «теневой» экономической деятельностью. На объем «теневого» сектора экономики влияют такие факторы, как: экономическая ситуация в стране, высокий уровень налогообложения, низкий уровень жизни населения, высокий уровень безработицы, неэффективность институтов государственной власти, частые кризисные явления и существенные ограничения для ведения бизнеса.

Некоторые исследователи сходятся во мнении, что оптимальный размер «теневой» экономики – это примерно 14-15% от годового ВВП страны. В 2018 году МВФ опубликовал оценку размеров «теневой» экономики в 158 странах в серии докладов «Working Paper», подготовленную экономистами Л. Мединой из МВФ и Ф. Шнейдером из Университета Кеплера, что является первым системным приложением новых статистических методов оценки «теневой» экономики, которые развивались в 2010-2017 годах в экономической науке. В основу их работы были положены три относительно новых методики: модель MIMIC (Multiple indicators multiple causes), позволяющая учитывать несколько факторов и частично снять проблему «двойного счета» «теневой» экономики, которая сильно искажает оценки; модель спроса на денежном рынке (CDA); модель «учета предсказанного значения» PMM (Predictive Mean Matching).

Согласно исследованию МВФ, средняя доля «теневой» экономики от ВВП по странам выглядит так: Украина – 44,8%, Беларусь – 44,5%, Таджикистан – 43,0%, Казахстан – 38,9%, РФ – 38,4%, Кыргызстан – 37,9%. Самые низкие показатели зафиксированы в Швейцарии – 7,2%, США – 8,3%, Японии – 10,4%, Нидерландах – 10,8%, КНР – 10,1%, Великобритании – 11,1%, Германии – 12,0%, Норвегии – 14,1%, Франции – 14,1%. Данные по Узбекистану и Туркменистану в исследовании не представлены. В то же время, согласно данным, приведенным Государственным налоговым комитетом, в 2019 году объем «теневой» экономики в Узбекистане оценивался в 48% ВВП.

Показательным также является индекс противодействия «отмыванию» денег Базельского института управления, который публикуется ежегодно с 2012 года. Рейтинговая система основана на 14 индикаторах, каждый из которых оценивается по 10-балльной шкале, где наименьший балл означает наименьший риск. Рейтинг охватывает показатели, характеризующие несовершенство банковской системы рассматриваемой страны в противодействии «отмыванию» денег, подверженность коррупции, прозрачность функционирования государственного и финансового секторов, проводимые в стране реформы, а также особенности местного законодательства.

Следует отметить, что данный рейтинг оценивает не сам уровень коррупции и преступности в стране, а только риск его возникновения и развития. Так, в 2016 году Узбекистан с коэффициентом 5,1 занимал 101-е место среди 149 стран, а в 2020 году поднялся на 43-е место в индексе Базельского института с коэффициентом 5,71. Наряду с явным прогрессом, Узбекистану еще предстоит долгая и трудная работа по данному направлению, о чем свидетельствуют принимаемые руководством страны превентивные меры, а также активное сотрудничество с международными организациями, работающими по данной проблематике.

Криптовалюта как способ «отмывания» денег

В сентябре 2020 года международная межбанковская система передачи информации и совершения платежей SWIFT выпустила исследование, посвященное «отмыванию» денег посредством криптовалюты. В докладе отмечается, что хотя криптовалюта и считается у киберпреступников очень популярным средством в «отмывании» денег, похищенных в результате кибератак на банки, она пока еще играет незначительную роль, по сравнению с традиционными схемами по «отмыванию» денег. В то же время с каждым годом доля «отмывания» денег посредством использования криптовалюты увеличивается в разы, что показывает статистика увеличения оборота незаконных средств в киберпространстве.

Так, в 2018 году киберпреступники украли в мире криптовалюту на общую сумму 1,7 млрд. долл., что более чем в 4 раза превышает показатель 2017 года. Из них примерно 950 млн. долл. в виде цифровых денег было похищено с криптовалютных бирж, платежных кошельков и других инфраструктурных сервисов. Большинство подобных краж (58%) произошло в Южной Корее и Японии.

По данным аналитической компании Chainalysis, в 2019 году совокупная рыночная капитализация более чем 1,6 тыс. криптовалют составляла 112 млрд. долл. Согласно усредненным подсчетам, в том же году преступники «отмыли» через биржи 2,8 млрд. долл. в биткоинах.

Международными экспертами по кибербезопасности Cybersecurity Ventures подсчитано, что в 2019 году кибератаки происходили каждые 14 секунд. К 2022 году, по прогнозу Всемирного экономического форума, сумма планетарного ущерба от кибератак может вырасти до 8 трлн. долл. В связи с этим существует необходимость предусмотреть принятие превентивных мер по недопущению в Узбекистане использования криптовалют для возможного «отмывания» денег.

Организации по борьбе с «отмыванием» денег

Существует множество международных организаций по борьбе с «отмыванием» денег, однако интерес представляют всего несколько, в связи с их глобальным влиянием и репутацией, особенно с учетом сотрудничества Узбекистана со многими из их региональных подразделений.

Международная Организация экономического сотрудничества и развития (OECD) создана в 1948 году и на данный момент в нее входят 37 государств – большинство членов ЕС. В связи с тем, что 60% мирового ВВП приходятся на страны-члены организации, она имеет весомую репутацию в разработке экономической политики, аналитической работе и выработке рекомендаций для стран-участниц и наблюдателей по экономическим проблемам. Основная цель организации, которой привержены все страны OECD, – это стимулирование экономического роста, финансовой стабильности и улучшения стандартов жизни. В последнее время OECD активно работает в сфере налогового соответствия и прозрачности предпринимательского дела, а также помогает в разработке рекомендаций для FATF.

Межправительственная организация Группа разработки финансовых мер борьбы с «отмыванием» денег (Financial Action Task Force FATF) создана в 1989 году, ее участниками являются 37 государств и 2 региональные международные организации (Еврокомиссия и Совет сотрудничества арабских государств Персидского залива), а также в качестве наблюдателей около 30 международных организаций. Цель FATF – создание стандартов для борьбы с «отмыванием» денег и проведение оценок по их соблюдению в национальных законодательствах странах-участницах. В 1990 году FATF выпустила список из 40 рекомендаций для предотвращения «отмывания» денег. В дальнейшем рекомендации дополнялись и совершенствовались в 1996, 2003 годах и последний раз в 2012 году, включив в повестку не только «отмывание» денег, но и финансирование терроризма. Рекомендации FATF являются обязательными международными стандартами для исполнения всеми странами-членами ООН.

FATF было создано 9 дополнительных региональных организаций для надзора над выполнением разработанных стандартов: Азиатско-Тихоокеанская группа по борьбе с «отмыванием» денег (APG), Группа по борьбе с «отмыванием» денег в Восточной и Южной Африке (ESAAMGL), Группа разработки финансовых мер борьбы с «отмыванием» денег в Южной Америке (GASIFUD), Группа разработки финансовых мер борьбы с «отмыванием» денег на Ближнем Востоке и в Северной Африке (MENAFATF), Комитет экспертов Совета Европы по оценке мер борьбы с «отмыванием» денег и финансированием терроризма (Moneyval), Карибская группа разработки финансовых мер борьбы с «отмыванием» денег (CFATF), Межправительственная группа по борьбе с «отмыванием» денег в Западной Африке (GIABA), Группа по борьбе с «отмыванием» денег в Центральной Африке (GABAC), а также Евразийская группа по противодействию легализации преступных доходов и финансированию терроризма (EAG), членом которой является Узбекистан.

Борьба с «отмыванием» денег в Узбекистане

В странах Центральной Азии довольно схожая нормативная база по борьбе с «отмыванием» денег. Узбекистан является членом EAG с 2014 года, а также входит в неформальное объединение подразделений финансовой разведки мира – группу «Эгмонт». В настоящее время в состав группы входят подразделения финансовой разведки 151 страны.

Одной из рекомендаций FATF является создание в каждой стране подразделения финансовой разведки. Данный орган является главным в вопросе администрирования выполнения рекомендаций FATF, он распространяет результаты исследований в правоохранительные и надзорные органы, а также институты частного сектора.

В Узбекистане 26 августа 2004 года был принят Закон «О противодействии легализации доходов, полученных от преступной деятельности, финансированию терроризма и финансированию распространения оружия массового уничтожения».

23 мая 2018 года издан Указ Президента «О мерах по коренному повышению эффективности использования бюджетных средств и совершенствованию механизмов борьбы с экономическими преступлениями. В соответствии с данным Указом установлены основные задачи и функции Департамента по борьбе с экономическими преступлениями, а также утверждены положение о Департаменте и программа мер по совершенствованию его деятельности. В настоящее время Департамент является самостоятельным специализированным правоохранительным органом при Генпрокуратуре, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, доследственную проверку и дознание по экономическим и коррупционным преступлениям.

Кроме того, Постановлением Президента от 20 сентября 2018 создана Межведомственная комиссия по противодействию легализации доходов, полученных от преступной деятельности и финансированию терроризма. Цель создания комиссии – организация работ по оценке рисков, выработке предложений по совершенствованию государственной политики в этой сфере и имплементаций рекомендаций FATF в национальное законодательство. Рабочим органом комиссии выступает Департамент по борьбе с экономическими преступлениями при Генпрокуратуре.

Совместным постановлением правления Центробанка и указанного Департамента 30 июня 2020 года были утверждены Правила внутреннего контроля по борьбе против легализации доходов, полученных от преступной деятельности в платежных организациях, операторами платежных систем, операторами систем электронных денег и финансирования терроризма.

Основными целями системы внутреннего контроля выступают: эффективное выявление и предупреждение операций, направленных на легализацию доходов, полученных от преступной деятельности, недопущение привлечения операторов платежных систем, систем электронных денег и платежных организаций к умышленной или неумышленной преступной деятельности, обеспечение строгого соблюдения требований законодательства по борьбе против легализации доходов.

Кроме того, в Правилах также прописаны следующие важные пункты, которые напрямую отвечают требованиям рекомендаций FATF для применения в каждой стране, а именно: организация системы внутреннего контроля, методы проверки клиентов, критерии и признаки подозрительных операций, требования к предоставлению сведений в уполномоченный госорган, порядок оформления, хранения и обеспечения секретности сведений и документов, ответственность руководителя и сотрудников службы внутреннего контроля и других подразделений.

Также важно отметить, что 29 июня 2020 года Президент подписал Указ о создании Агентства по противодействию коррупции. Согласно документу, Агентство является специально уполномоченным государственным органом по разработке и реализации государственной политики в области предупреждения и борьбы с коррупцией, подчиняется Президенту и подотчетно палатам Парламента. Предостережения, представления и обращения Агентства подлежат обязательному рассмотрению с сообщением в письменной форме о результатах рассмотрения в течение 10 дней.

Агентству поручено совместно с рядом ведомств поэтапно внедрить в 2020-2021 годах во всех органах государственного и хозяйственного управления системы внутреннего антикоррупционного контроля – «комплаенс-контроль». Кроме того, Агентство внедрит порядок обязательного опубликования договоров, заключенных в рамках госзакупок, а также осуществления государственных закупок путем конкурсных и тендерных торгов исключительно в электронной форме. В этих целях должны быть разработаны и внедрены: электронная платформа E-Anticor.uz, которая позволит проводить мониторинг и оценку эффективности деятельности госорганов в борьбе с коррупцией, а также государственных и других программ в этой сфере и специальное мобильное программное обеспечение для информирования агентства о фактах коррупции.

Кроме этого, в указанные сроки должны быть разработаны проекты законов «Об Агентстве по противодействию коррупции», «О декларировании доходов, имущества и конфликта интересов государственных служащих», а также «Об антикоррупционной экспертизе нормативно-правовых актов и их проектов».

Напомним, что, согласно ежегодному рейтингу коррумпированности стран мира от Transparency International, Узбекистан по итогам 2019 года получил 25 баллов из 100 возможных (в 2018 году – 23 балла), при этом чем меньше балл в рейтинге, тем выше уровень коррупции (для сравнения: Россия набрала 28 баллов, Казахстан – 31 балл, Беларусь – 45 баллов, больше всех в СНГ набрала Грузия – 56 баллов).

Следует отметить, что в последнее время Узбекистаном активно налаживаются контакты и обмен информацией со странами региона по линии соответствующих ведомств, на периодической основе происходит обмен опытом и на постоянной основе проводится повышение квалификации кадров. Тем не менее, несмотря на большие успехи и проделанную работу, еще остаются вопросы и задачи, которые требуют решения.

Совершенствуя борьбу с «отмыванием» денег

В настоящее время практически во всех финансовых, банковских и экономических службах Узбекистана организован внутренний контроль по противодействию легализации доходов, полученных от преступной деятельности. Вместе с тем, согласно публикациям в СМИ, со ссылкой на пресс-релизы Генпрокуратуры, продолжают иметь место факты хищения и нецелевого использования бюджетных средств, что отрицательно влияет на эффективность проводимых широкомасштабных реформ. В связи с этим уполномоченным органам по борьбе с «отмыванием» денег необходимо постоянно совершенствовать свою работу по мониторингу и контролю за данными процессами.

Следует признать, что из-за недостатка специальных программ процесс выявления фактов и признаков сомнительных и подозрительных операций выполняется сотрудниками службы внутреннего контроля зачастую вручную. Такое положение дел может отрицательно сказываться на полноте охвата контролем за подозрительными операциями клиентов банка. В связи с этим требуются автоматизация и интегрирование в банковские системы методов по выявлению сомнительных и подозрительных операций.

Полезными для изучения могут быть разработанные OECD стандарты автоматического обмена информации, а также Соглашений OECD об избежании двойного налогообложения и обмене налоговой информацией между членами организации. Также следует отметить полезность изучения Плана действий (Base Erosion and Profit Shifting BEPS), разработанного специалистами OECD, против схем ухода от налогов, которые подразумевают искусственный вывод доходов из стран с высокими налогами, где они образуются, в страны с низкими или нулевыми налогами.

Как уже было отмечено, несмотря на сравнительно небольшие объемы «отмывания» денег в киберпространстве, а именно – через криптовалюту, по мере развития электронной коммерции и платежных систем в Узбекистане будет расти «интерес» у киберпреступников и к нашей стране.

В связи с этим в качестве превентивной меры необходимо совершенствовать законодательство в этой сфере и проработать целесообразность создания в составе соответствующего ведомства специальной структуры по мониторингу и контрмерам против кибератак и систем слежения. Это позволит своевременно принимать меры по внедрению систем кибербезопасности в финансовом секторе нашей страны и предотвращать возможный ущерб от этого сравнительно нового вида противоправной деятельности.

Эдвард Романов, журналист, маркетолог

Экономическое обозрение №10 (250) 2020

Поделиться постом

Похожие новости