Образование женщин и питание детей в корреляционных связях

Образование женщин и питание детей  в корреляционных связях

Изучение состояния питания детей — актуальная научная тема для направления экономических исследований, связанных со здоровьем. Хотя во всем мире были проведены обширные исследования факторов, влияющих на детское недоедание и его последствия, взаимосвязь между высшим образованием матери и статусом питания ребенка еще не была изучена для ситуации в Центральной Азии.

Эта статья посвящена выявлению связи между высшим образованием матери и статусом питания ребенка в Кыргызстане. Кыргызстан был выбран потому, что имеющаяся по нему статистика ближе к настоящему времени и предполагается, что эта страна является репрезентативной для государств Центральной Азии. Проведенное исследование позволило выявить устойчивую связь между уровнем образования матерей и качеством питания детей и приводит к выводу о необходимости изменения социально-культурных представлений, связанных с расширением прав и возможностей женщин в Центральной Азии.

Обзор исследований по теме

В большинстве предыдущих исследований в других странах, касающихся материнского образования и питания детей, был сделан вывод о том, что уровень грамотности матери влияет на состояние питания ребенка. Исследование ситуации в Нигерии показало, что уровень образования матери был решающим фактором в выживании ребенка, даже когда принимались во внимание другие факторы в семье (Калдуэлл, 1979). Согласно этому исследованию, высшее образование женщины расширяет ее знания о здоровье и побуждает принимать более грамотные решения в отношении здоровья своего ребенка. Уже после Калдуэлл несколько других ученых провели серию исследований для изучения взаимосвязи между материнской грамотностью и статусом питания ребенка. Например, Гуаткин и др. (2000) обнаружили, что недоедание у детей — редкое явление среди образованных матерей, тем самым выявилась обратная зависимость между материнской грамотностью и детским недоеданием.

Однако некоторые ученые также установили, что эта взаимосвязь статистически значима только для богатых социальных слоев населения. То есть высокий уровень грамотности женщины может привести к высокому уровню питания ее ребенка. Но если женщина принадлежит к бедным сегментам населения, ее уровень грамотности не влияет на состояние питания ребенка (Баираги, 1980; Солон и др., 1985).

Согласно проанализированной литературе, влияние материнского образования на состояние питания детей происходит по следующим четырем каналам:

- социально-экономический статус матери;

- расширение возможностей женщин;

- знания и навыки, связанные со здоровьем;

- поведение, связанное с репродуктивным статусом.

От полученного образования зависит социально-экономический статус женщины. Женщины с высшим образованием с большей вероятностью находят хорошую работу и выходят замуж, в основном, за мужчин с высшим образованием. Это, в свою очередь, увеличивает вероятность того, что ребенок будет лучше питаться (Cлеланд и Ван Гиннекен, 1988). Женщины с более высоким уровнем образования чаще живут в городских условиях. Относительно высокие гигиенические условия в городе способствуют хорошему здоровью женщин и их детей.

Используя данные опроса DHS-2005 в Камбодже, Миллер и Роджерс (2009) изучили, как питание детей в возрасте до пяти лет различается от уровня образования матери, учитывая при этом размер ребенка при рождении, низкий вес по отношению к росту (истощение) и низкий рост по отношению к возрасту (задержка роста), как результат детского питания (Миллер и Родгерс, 2009). Обратная связь между высоким уровнем материнской грамотности и низким уровнем питания отражена также в исследованиях других ученых (Мукуриа и др., 2005; Фрост и др., 2005).

Высшее образование женщин расширяет их возможности в обществе. Это также помогает им участвовать в принятии решений, которые влияют на здоровье ребенка (Эмина и др., 2009). В своем исследовании Хобкрафт (1993) говорит, что образованные женщины могут контролировать выбор, связанный со здоровьем своих детей.

Ряд исследований показал, что материнские знания влияют на питание детей через навыки в области здравоохранения. То есть образование служит для расширения знаний женщины о здоровье детей, в том числе о причинах заболеваний детей, их профилактике и надлежащем лечении (Фрост и др., 2005). В своем исследовании Эмина и другие (2009) отметили, что дети, чьи матери были образованы, с большей вероятностью жили в более гигиеничной среде, были вакцинированы и лучше питались.

Другой комплекс исследований показал, что влияние материнского образования на питание ребенка происходит через канал репродуктивного поведения матери. Например, используя статистику Боливии, Форсте (1998) обнаружил, что короткий интервал между родами увеличивает вероятность того, что рост ребенка будет ниже, по сравнению с детьми его возраста.

Другие исследования показали, что образованные женщины обычно делают более длительные перерывы между родами и предпочитают рожать детей в самых безопасных с точки зрения риска условиях. В то же время они пребывают в хорошей форме и после рождения детей (Cлеланд и Гиннекен 1998; Мукуриа и др. 2005).

Кроме того, Кабубо-Мариара и др. (2009) исследовали детерминанты состояния питания кенийских детей, используя объединенную выборку из наборов данных DHS Кении за 1998 и 2003 годы. В центре внимания анализа исследования было влияние характеристик ребенка, родителя, домохозяйства и сообщества на рост детей и их риск страдания от задержки роста. По результатам исследования, дети мужского пола чаще страдают от недоедания, чем дети женского пола, а дети с многоплодной беременностью недоедают в большей степени, чем их сверстники. В то же время было ясно показано, что образование матери имеет большее влияние на состояние питания ребенка, чем образование отца.

Установление корреляционных связей

Статистические данные по Кыргызстану взяты из исследования MICS, проведенного ЮНИСЕФ. Самый последний опрос по стране был проведен в 2018 году, и именно эта статистика была выбрана для исследования. Всего в опросе семь записей, и три из них (женщины, их дети в возрасте до 5 лет и истории рождения ребенка) были использованы для исследования. Эти записи были объединены с использованием специального индивидуального идентификатора (идентификатор кластера, идентификатор домохозяйства и индивидуальный идентификатор), в результате чего было получено 3306 наблюдений.

Рост, по сравнению с возрастом, был выбран как показатель состояния питания детей. Если рост ребенка относительно его возраста отличается на два стандартных отклонения от утвержденного ВОЗ значения, его статус питания определяется как низкий.

В исследовании факторы, влияющие на пищевой статус ребенка, были разделены на три категории:

- демографические факторы ребенка;

- демографические факторы матери;

- характеристики домохозяйства.

Основываясь на предыдущем исследовании и характере статистики, для исследования была использована бинарная модель логистической регрессии.

Для проверки полного уровня надежности результатов были выполнены три отдельные регрессии, различающиеся числом факторов. В первом случае учитывались только демографические характеристики ребенка, во втором — демографические характеристики ребенка и матери, а в третьем — влияющими факторами на состояние питания ребенка считались демографические характеристики ребенка, матери и домохозяйства.

Согласно анализу, отчетливо видно, что высшее образование матери является статистически значимым фактором при определении статуса питания ребенка в обеих моделях. Дети матерей со средним и полным средним образованием чаще имеют отсталость в питании, чем дети матерей с высшим образованием, с коэффициентом 0,5 и 0,4, соответственно. Другими словами, в Кыргызстане состояние питания детей матерей с высшим образованием лучше, чем состояние питания детей матерей без высшего.

Когда демографические характеристики ребенка также были проанализированы, было обнаружено, что возраст, порядок рождения, интервал между родами и вес ребенка являются важными факторами, влияющими на статус питания ребенка. Согласно результатам исследования, по мере увеличения очередности рождения ребенка вероятность того, что у ребенка будет отмечаться задержка в росте, будет велика. Другими словами, дети при первых родах с большей вероятностью будут питаться более оптимально, чем дети при вторых или последующих. С другой стороны, интервал между родами обратно коррелирует с отсталостью ребенка в питании. То есть более длительный период между предыдущими и последующими родами положительно влияет на состоянии питания ребенка. Существует также обратная зависимость между массой тела ребенка при рождении и его отсталостью в питании. В числовом выражении увеличение веса ребенка при рождении на один килограмм снижает его шансы на недоедание в 0,3 раза.

Выводы и рекомендации

Хотя анализ показал, что состояние питания детей тесно связано с уровнем грамотности их матерей, в исследовании делается акцент на уделении особого внимания образованию женщин в Кыргызстане (и в других странах Центральной Азии), преодолению препятствий и расширению доступа женщин к высшему образованию. Как сказал Кофи Аннан, “нет инструмента развития более эффективного, чем образование девочек и расширение прав и возможностей женщин”.

Прежде чем давать рекомендации конкретной стране в этом отношении, важно понять, почему женщины имеют ограниченный доступ к высшему образованию в нашем регионе. В странах Центральной Азии препятствия для доступа девочек к высшему образованию, в основном, связаны с семьей. Патриархальные семьи, главным образом, вкладывают человеческий капитал в своих сыновей. Подразумевается, что вложение в человеческий капитал девочки не принесет дохода родителю, поскольку в будущем девочка покинет семью. Однако в целом роль женщины в обществе — воспитание следующего поколения, обладающего необходимыми качествами для успешной жизни в современном мире, — объективно свидетельствует о необходимости высшего образования для женщин. Как можно требовать от девушки воспитывать идеального ребенка, которая не имеет возможности получить высшее образование?

Таким образом, для повышения уровня высшего образования женщин необходимо прежде всего изменить отношение общества (семей) к доступу женщин к высшему образованию. Право человека на образование не должно определяться по признаку пола, и тот факт, что девочки имеют полное право на образование, как и мальчики, следует доводить до общества через средства массовой информации и законы. Поскольку уже широко распространенное гендерное неравенство провоцирует у женщин неуверенность в себе и нежелание получать высшее образование, их следует мотивировать, а также объяснять им, что они играют уникальную и незаменимую роль в обществе.

В то же время уровень бедности в домохозяйствах мешает девочкам получить образование. Бедность семьи побуждает детей, особенно девочек, заниматься оплачиваемым трудом, а не получать образование. Или из-за того, что работают оба родителя, девочки берут на себя такие обязанности, как готовка, уборка, уход за младшими братьями и сестрами в семье, и у них не остается времени на учебу. В таких случаях введение государством специальных стипендий/грантов в сфере высшего образования для девочек и создание специальных программ оплачиваемой занятости для студенток из бедных семей будут способствовать поступлению девочек в высшие учебные заведения и повышать уровень грамотности.

Кроме того, уровень инвестиций в человеческий капитал для девочек в обществе относительно невысок. Поэтому семьи зачастую не выделяют средств на подготовку девушек к высшему образованию. В результате они реже, чем мальчики, поступают в университеты. Давление со стороны родителей на раннее замужество девочек из-за неудачной сдачи вступительных экзаменов в университеты может усугубить гендерное неравенство в обществе и ухудшить ситуацию с поддержкой женщин. С этой целью выделение отдельных квот для обучения девочек в университетах обеспечит резкое увеличение числа девочек с высшим образованием в обществе.

Международная проблематика/Гендерное равенство

Мушарраф Мир Ахмадова, ЦЭИР

Мариям Мир Ахмадова, ТГЭУ

Журнал «Экономическое обозрение» №10 (262) 2021

Поделиться постом

Похожие новости