Динамичное восстановление по всем направлениям

Динамичное восстановление  по всем направлениям

В прошлом году экономики практически всех стран мира жестоко пострадали от пандемии коронавируса. Пандемия коронавируса также негативно отразилась на развитии экономики Узбекистана, но, благодаря оперативно принимаемым правительственным мерам по ее поддержке, узбекская экономика пострадала в значительно меньшей степени, чем экономики большинства стран мира. Положительные темпы роста сохранились, но снизились с 5,6% в 2019 году до 1,6 в 2020-м.

I квартал этого года характеризовался неустойчивостью процессов восстановления в мировой экономике. Далеко не все страны вышли на положительные темпы экономического роста. Экономики стран-соседей и основных торговых партнеров продолжают испытывать негативное влияние пандемии. Так, ВВП Казахстана по итогам Iквартала сократился на 1,6%, по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Продолжается рецессия в экономике Кыргызстана – ВВП снизился на 9,4%. ВВП России, по заявлениям главы Минэкономразвития РФ, в Iквартале ожидало снижение примерно на уровне IV квартала 2020 г. – 1,8%. Это обуславливает неустойчивость внешнеэкономической конъюнктуры для экономики Узбекистана. Тем не менее, предварительные итоги Iквартала узбекской экономики свидетельствуют об ее динамичном и уверенном росте.

Производство в зеркале статистики

Валовый внутренний продукт (ВВП) за три первых месяца 2021 г. увеличился на 3%. Все секторы экономики продемонстрировали рост производства. Для сравнения: в начале апреля эксперты Bloomberg Economics сообщили, что ожидают роста мировой экономики в I квартале всего лишь на 1,3%.

В промышленном секторе наблюдался прирост выпуска продукции до 3,8% против 1,9 за аналогичный период предыдущего года. Это было обусловлено замедлением темпов спада в горнодобывающей промышленности с 13,3 до 0,1%, ростом выпуска в обрабатывающей промышленности на 4,6%, ускорением производства в секторе электроснабжения, подачи газа, пара и кондиционирования воздуха с 7,9% в I квартале 2020 г. до 10,1% в текущем. При этом удельный вес высокотехнологичных отраслей в структуре обрабатывающей промышленности вырос до 2,5%, по сравнению с 1,9% за январь-март 2020 года.

В I квартале текущего года относительно I квартала 2020 года производство автомобильного бензина выросло на 3,0%, хлопчатобумажной пряжи – на 12,4%. Индекс физического объема производства металлургической промышленности вырос на 7,9%, продуктов питания – на 7,5%, текстильных изделий – на 19,1%, химической продукции – на 20,5%.

Особо следует остановиться на развитии автомобильной промышленности в I квартале в связи с тем, что ввиду масштабной модернизации в январе была приостановлена деятельность завода UzAuto Motors (за 23 дня был введен в эксплуатацию новый сварочный цех). И пока еще не удалось восстановить выпуск легковых автомобилей до прошлогодних показателей. Тем не менее, их производство быстро восстанавливается. Если в январе было произведено 5 235 автомобилей, феврале – 17 141, то в марте – уже 22 078. Наращивается и экспорт узбекских легковых автомобилей. Так, по итогам марта 2021 года завод UzAuto Motors продал в Казахстане 2 161 автомобиль, что на 15% больше, чем в феврале, и занял 26% рынка новых автомобилей в этой стране. Для сравнения: за тот же период в Казахстане также было продано 1 907 автомобилей Hyundai, 1169 — Toyota, 358 — «ГАЗ» и 340 — Kia.

О том, что автомобильная отрасль находится в процессе динамичного восстановления и дальнейшего развития, свидетельствует и тот факт, что 22 апреля 2021 года АО UzАuto Motors объявило о предстоящем выпуске своих первых международных облигаций в размере 300 млн. долларов США. Для реализации данной инициативы компания получила от мировых рейтинговых агентств S&P и Fitch оценку «B+». Организаторами банка-андеррайтера являются ведущие международные банки, такие как Citi (США), MUFG (Япония), Natixis (Франция) и Raiffeisen Bank International (Австрия).

Темпы роста производства потребительских товаров, по сравнению с соответствующим периодом 2020 года, составили 102,7%. Наибольший рост производства потребительских товаров был зафиксирован в Джизакской (125,5% к соответствующему периоду 2020 года), Бухарской (123,5%), Самаркандской (120,3%), Сырдарьинской (117,1%) областях и г. Ташкенте (120,5%).

Объем производства сельскохозяйственной, лесной и рыбной продукции увеличился на 103,1%, по сравнению с соответствующим периодом прошлого года. Темп роста производства овощей составил 101,7%, мяса – 103,5%, молока – 102,6%, яиц – 100,2%, шкурок каракуля – 101,0%.

Услуги и торговля

За январь-март 2021 года рост сферы услуг составил 5,8%. Наиболее высокие показатели были достигнуты по услугам в сфере образования (21,3%), финансовым услугам (19,1%), в области аренды и проката (16,6%), по услугам связи и информатизации (15,8%). Произошло некоторое сокращение транспортных услуг ввиду сохраняющихся ограничений. Тем не менее, отмечается ускорение роста грузооборота до 2,8%, но в то же время несколько снизился пассажирооборот – на 3,8%. Розничная торговля по итогам первых трех месяцев выросла на 2,8% с незначительным замедлением к аналогичному периоду прошлого года (3,8%).

Динамично росла в I квартале и биржевая торговля. Общий объем сделок, заключенных за I квартал 2021 года на всех торговых платформах АО «Узбекская республиканская товарно-сырьевая биржа», на 47,5% превысил аналогичный показатель за I квартал 2020 года. Объем сделок с участием субъектов малого бизнеса и частного предпринимательства вырос на 34,6%. Общая сумма товаров, реализованных через биржу на экспорт, составила 43,3 млн. долл. США, что в 2,9 раза больше, чем за I квартал 2020 года. Общий объем совершенных сделок по электронным государственным закупкам вырос на 74,7%. При этом экономия средств бюджетных и корпоративных заказчиков также выросла на 54,2%.

Хотя показатели внешней торговли указывают на существенный спад на 11,6% относительно I квартала прошлого года, на спад экспорта на 26,5%, а импорта на 1,3%, тем не менее, необходимо учитывать следующие обстоятельства. В I квартале прошлого года было продано золота на 1 млрд. долл., на которое в структуре экспорта приходилось почти 30%, а объем экспорта без золота составлял 2,4 млрд. долл. США. Таким образом, если не включать золото, то объем экспорта товаров и услуг по итогам I квартала увеличился на 6%, а если не считать экспорта газа, который также значительно снизился, то на 25%, по сравнению с аналогичным периодом прошлого года.

В структуре экспорта отмечается наращивание поставок за рубеж продовольственных товаров на 18,4%, химической продукции и изделий из них на 21%, цветных металлов на 58%, машин и оборудования на 58%, текстиля и текстильных изделий на 37,8%. В то же время наблюдается спад в экспорте энергоносителей и нефтепродуктов на 53,1%, черных металлов и изделий из них на 22,7%, услуг на 25,7%.

То есть произошедшие в течение года изменения во внешней торговле явно указывают на увеличение в экспорте доли продукции с более высокой степенью готовности и на снижение зависимости от экспорта сырьевых ресурсов. При этом, как указывал Центральный банк, эти тенденции способствовали укреплению внутреннего валютного рынка и по состоянию на 1 апреля 2021 года девальвация курса национальной валюты с начала года составила 0,2%.

Инвестиции, доходы и инфляция

В области инвестиций в I квартале наблюдалась следующая картина. Темпы спада замедлились с 11,2% в I квартале 2020 г. до 3,5% в текущем. Снижались инвестиции за счет бюджета и займов под гарантию правительства, доля которых сократилась в общем объеме инвестиций с 18% в I квартале 2020 г. до 6,2% в этом году. При этом инвестиции за счет нецентрализованных источников выросли на 13,6% к соответствующему периоду прошлого года, прямые иностранные инвестиции и кредиты – на 30,6%, инвестиции за счет средств населения – на 20%, предприятий – на 6,3%. Кроме того, в I квартале коммерческими банками было выдано кредитов на 11% больше, по сравнению с аналогичным периодом прошлого года.

Сокращение централизованных инвестиций было обусловлено, с одной стороны, более высокой социальной нагрузкой на бюджет, а с другой – ограничениями по привлечению иностранных займов под государственные гарантии, что, в принципе, ведет к улучшению структуры инвестиций, так как рост объемов нецентрализованных инвестиций свидетельствует о повышении инвестиционной активности бизнеса и населения, а также о привлекательности страны для иностранных инвесторов, которые, похоже, уже положительно оценили устойчивость узбекской экономики к кризисным явлениям.

Доходы населения. В I квартале этого года происходил существенный рост зарплат. Среднемесячная заработная плата работников предприятий промышленности (без субъектов малого предпринимательства) в январе-марте 2021 года, по сравнению с аналогичным периодом 2020 года, возросла на 3,9%, в строительстве – на 17,6%, торговле – на 13,7%, секторе информации и связи – на 16,0%, сфере финансовой и страховой деятельности – на 19,4%, образовании – на 7,5%, здравоохранении и предоставлении социальных услуг – на 13,1%.

Также наблюдался рост объема поступивших в Узбекистан трансграничных переводов, который составил 1,42 млрд. долл., увеличившись, по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, на 336 млн. долл., или на 31%. В результате положительное сальдо по трансграничным переводам сложилось на уровне 1,06 млрд. долларов.

Рост доходов населения за счет увеличения зарплат и денежных переводов, а также рост объемов инвестиций за счет нецентрализованных источников и выделенных кредитов стали, по оценкам Центрального банка, факторами поддержки совокупного спроса в экономике, который является одним из важнейших стимулов экономического роста в условиях ее восстановления.

Продолжают замедляться темпы инфляции. Рост цен в I квартале составил 2,5%, тогда как за аналогичный период 2020 г. – 2,8%. Сохраняется рост цен на продовольственные товары, которые, по сравнению с декабрем 2020 г., выросли на 3,1%, на что влияет урожайность и логистика внешних рынков. Однако, по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, наблюдается значительное замедление темпов роста цен на них (за первые 3 месяца 2020 г. на 4,3%). На непродовольственные товары рост цен сохранился на уровне 1,7%, а вот цены на услуги выросли на 2,7%, что, вероятно, обусловлено тем, что в отношении этой сферы продолжают сохраняться определенные ограничения. В принципе, как считает Центральный банк, поэтапный спад инфляционных ожиданий, их приближение к показателям начала 2020 года указывают на снижение ожиданий роли прошлогодних повышающих эффектов, связанных с пандемией.

Активность бизнеса

В Узбекистане разработан и применяется ряд показателей, оценивающих активность бизнеса, его настроения и деловой климат. И все эти показатели указывают на то, что в I квартале текущего года активность бизнеса росла и его ожидания улучшались.

Индекс деловой активности (ИДА) рассчитывается Центром экономических исследований и реформ и учитывает количество операций по банковским счетам хозяйствующих субъектов, действующих хозяйствующих субъектов, интенсивность закупки сырья на товарно-сырьевой бирже и динамику торговых марок.

Наиболее резкий рост ИДА с начала пандемии произошел уже в феврале текущего года, когда индекс вырос на 9,9%, по сравнению с январем, и на 3,4%, по сравнению с февралем прошлого года, но мартовский показатель уже превзошел этот рекорд.

ИДА в марте 2021 года увеличился на 12,7%, по сравнению с предыдущим месяцем, и на 18,7%, по сравнению с мартом прошлого года – месяцем, когда началась пандемия, достигнув 1127 пунктов. Это означает, что деловая активность в Узбекистане по итогам I квартала уже преодолела снижение, обусловленное пандемией, сопутствующим введением ограничительных мер, и достигла своих максимальных значений.

Количество операций по банковским счетам хозяйствующих субъектов в марте выросло на 15,7%, число действующих хозяйствующих субъектов на 8,1%, интенсивность закупки сырья на бирже на 10,2%, а число новых торговых марок на 44,4%. При этом деловая активность, по сравнению с предыдущим месяцем, увеличилась по всем регионам. Ее наиболее значительный рост наблюдался в Республике Каракалпакстан (45,3%), Андижанской (27,0%), Джизакской (20,7%) и Хорезмской (20,0%) областях.

Показатель бизнес-активности в разрезе регионов ежемесячно рассчитывается Центром экономических исследований и реформ по всем регионам республики. По данным на конец марта этот показатель также отражает существенный рост бизнес-активности в регионах.

Объем налоговых поступлений, рост которых свидетельствует о восстановлении деловой активности после пандемии, в период с 1 января по 31 марта увеличился, по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, на 23,4%. Наиболее значительный рост налоговых поступлений был отмечен в Навоийской (на 29,8%), Джизакской (на 27,6%), Хорезмской (на 26,2%), Сырдарьинской (на 26,0%) областях.

Поступления по таможенным платежам в марте, по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, увеличились на 36,5%, что говорит о динамичном росте экспорта. Наибольший рост экспорта наблюдался в Джизакской (94,1%), Сырдарьинской (88,0%), Андижанской (57,4%), Бухарской (51,1%), Ташкентской (40,1%) областях. Эти данные свидетельствуют о значительной активизации внешнеторговых операций.

Сводный Индикатор бизнес-климата составляется по данным опроса предпринимателей и включает в себя Индикатор текущего состояния бизнеса и Индикатор ожиданий перспектив развития бизнеса.

В феврале сводный Индикатор бизнес-климата, рассчитанный на основе опроса 1700 предприятий, составил 60 пунктов, что почти в 2 раза больше, чем в кризисный период апреля прошлого года. Наиболее высокие значения индикатора наблюдались в сфере сельского хозяйства, услуг, строительстве и промышленности.

Согласно Индикатору текущего состояния бизнеса, в феврале значительно улучшилось настроение среди предпринимателей в сфере промышленности – рост на 10 пунктов, по сравнению с предыдущим месяцем. В сфере услуг значение сохранилось на предыдущем уровне.

Индикатор ожидания перспектив развития бизнеса в феврале указывает на оптимистичность ожиданий бизнеса. 79% респондентов считают, что перспективы их бизнеса улучшатся, 18% – не изменятся и только 3% ожидают ухудшения. Наиболее оптимистичные ожидания складываются у субъектов предпринимательства в сфере сельского хозяйства и строительства. Среди регионов самые высокие показатели Индикатора ожидания были отмечены в Андижанской, Кашкадарьинской и Ферганской областях.

В целом, Индикатор бизнес-климата указывает, что субъекты предпринимательства ожидают, что положительные тенденции в развитии экономики сохранятся в ближайшие 3 месяца.

Таким образом, все индикаторы, связанные с определением бизнес-активности и настроениями бизнеса, в I квартале текущего года указали на существенное улучшение дел в этой сфере.

Заключение

Основные экономические и косвенные показатели I квартала демонстрируют, что узбекская экономика уже вышла на траекторию уверенного экономического роста, улучшив при этом ряд своих структурных позиций.

При этом необходимо учитывать, что в период пандемии активно продолжались экономические реформы, повышающие устойчивость и конкурентоспособность узбекской экономики. Еще одним ярким свидетельством того, что динамичное восстановление узбекской экономики на данном этапе было обусловлено эффективностью проводимых в последние годы реформ, является включение Узбекистана впервые в его истории в международный рейтинг «Лучшие страны», о чем сообщило американское новостное агентство U.S. News в середине апреля.

В данном рейтинге страны оцениваются по показателям социальной справедливости, расового равенства, политики в отношении климатических изменений и другим. Узбекистан по этим критериям занял 73-е место из 78 стран. Основанием для включения в этот рейтинг послужили проведение экономических, судебных и социальных реформ, повышение прозрачности деятельности правительства, снижение торговых барьеров, активное привлечение иностранных инвестиций, улучшение отношений с соседними странами. Первые три места в этом рейтинге занимают Канада, Япония, Германия.

Поэтому, благодаря проведенным реформам, повысившим конкурентоспособность экономики, ее восстановление будет достаточно быстрым и уверенным. Согласно январскому прогнозу Всемирного банка, рост ВВП Узбекистана достигнет 4,3% в 2021 году и 4,5% в 2022-м. В апрельском прогнозе МВФ ожидается, что в 2021 году уровень реального ВВП Узбекистана достигнет 5%, а в 2022-м экономика Узбекистана вырастет на 5,3%.

По оценкам Центрального банка Республики Узбекистан, «ожидается, что в 2021 году рост реального ВВП будет в пределах 4,5-5,5%, заложенных в базовом сценарии. В то же время, обновленные с учетом итогов I квартала прогнозы показывают, что темпы экономического роста будут близки к верхней границе данного прогнозного коридора». Динамичный рост экономики в I квартале свидетельствует о том, что подобные ожидания вполне оправданны, при том, что приведенные прогнозы существенно выше, чем во многих странах мира в текущем году.

Об этом говорят следующие данные. В частности, в январском докладе Всемирного банка прогнозируется рост экономики Казахстана в 2021 году на 2,5%, в 2022 году – на 3,5%, а в апрельском МВФ – на 3,2% в 2021-м и 4% в 2022 году. По данным Всемирного банка, ВПП Кыргызстана в 2021 и 2022 годах увеличится на 3,8% и 4,3%, соответственно. В России Всемирный банк прогнозирует рост в 2,6% в 2021 году и 3% в 2022 году, а МВФ – по 3,8% и в том и в другом году. Таким образом, можно констатировать, что в процессе преодоления вызовов пандемии Узбекистану удалось укрепить конкурентные позиции своей экономики относительно экономик других стран.

В стране/Экономическое развитие

Виктор Абатуров, ЦЭИР

Журнал «Экономическое обозрение» №5 (257) 2021

Поделиться постом

Похожие новости