Глава ЦЭИР высказал своё мнение по ключевым реформам, связанным с экономикой Узбекистана

Глава ЦЭИР высказал своё мнение по ключевым реформам, связанным с экономикой Узбекистана

Глава Узбекистана Шавкат Мирзиёев 9 июня, провёл собрание, посвящённое вопросам обеспечения национальной экономической стабильности.

В ходе собрания президент, исходя из китайского опыта, дал поручения по закреплению министерств и ведомств за кишлаками с высоким уровнем бедности, созданию системы помощи нуждающимся, развитию семейного предпринимательства и приусадебных участков. Кроме того, глава государства поручил направить студентов, обучавшихся на основе государственного гранта, для трудовой деятельности в этих регионах сроком на 3 года.

О том как это будет происходить рассказал директор Центра экономических исследований и реформ Обид Хакимов.

- В чём заключается смысл этого предложения, и каких результатов мы можем достичь?

- Что лежит в основе этого предложения и в чём заключается цель главы государства? Очень важно ответить на эти вопросы.

Это предложение было выдвинуто в рамках действий, предпринимаемых для сокращения бедности в Узбекистане. Вот уже столько лет мы существуем в качестве независимого государства, но до 2020 года совершенно не употребляли слово «бедность». В развивающихся странах бывают стратегические программы по сокращению бедности. Раньше у нас были такие программы, но они назывались по-другому. Слово «бедность» не использовалось. Мы называли это «стратегией повышения благосостояния». Были даже какие-то преграды для употребления этого слова. В 2020 году в обращении президента к Олий Мажлису были установлены цели по борьбе с бедностью.

На вчерашних собраниях были намечены следующие шаги. Работы по выявлению бедности, созданию законодательных основ определения прожиточного минимума, определения границы бедности, формированию социального реестра являются важнейшими шагами по борьбе с бедностью.

Есть мысль о том, что, когда мы говорим о выходе из бедности, достаточно обеспечить многих людей работы, а когда у них появится доход, то их бедность сама собой исчезнет. Однако борьба с бедностью – это комплексный и сложный процесс. Если изучить мировой опыт, то можно увидеть, что в борьбе с бедности были достигнуты значительные успехи. Но если копнуть глубже, то есть и страны, которые столкнулись с неудачами при осуществлении комплексных мер. К примеру, Китай – это одно из государств, успешно ведущих борьбу с бедностью. В 1981 году 88 процентов населения Китая жили в бедности. В 2015 году доля населения за гранью бедности составила 0,7 процентов. 850 млн населения Китая были выведены из бедности. Если рассматривать опыт Китая по выведению из бедности, там применяется стратегия двух гарантий и трёх гарантий.

В стратегии двух гарантий при выходе из бедности следует обеспечить продовольствием и одеждой. В экономике есть такое понятие, как продовольственный капкан. Человек сможет выйти из бедности, когда он выйдет из капкана продовольствия и одежды. Если человек будет питаться в нормальных условиях, будет иметь рацион для выполнения нормальных человеческих функций, то завтра он сможет восстановить свой человеческий капитал и выйти из бедности. Повышается его результативность, продуктивность труда. Есть несколько экономических исследований, доказавших связь между продовольственным рационом с производительностью труда.

Три гарантии охватывают вопросы образования, здравоохранения и жилья. После получения следующих трёх гарантий, этот человек никогда не вернётся к бедности.

Следует реализовать меры по повышению уровня знаний населения кишлаков, регионов с высоким уровнем бедности. Если рассмотреть китайский опыт, в целях осуществления этих мероприятий для учителей в сёлах было построено более 240 тысяч домов. Затем осуществили следующие действия: в эти дома привезли более 300 тысяч людей, получивших специальность учителя в центрах, чтобы повысить уровень знаний сельского населения. Кроме того, если вы повысите уровень знания людей в сёлах, дадите им работу, но не проведёте соответствующую работу в сфере здравоохранения, то эти люди завтра не будут накапливать свои заработанные деньги, не будут инвестировать их в образование детей, а потратят их на здравоохранение, на лечение своих болезней, и снова попадут в капкан бедности. Если рассуждать в этом контексте, стратегия по борьбе с бедностью, предложенная главой государства, предусматривает не только трудоустройство, но и обучение, восстановление здоровья, предоставление жилья и создание условий для формирования нормального человека. После отправления в кишлаки части выпускников вузов будет осуществляться политика по образованию, привлечению к процессам здравоохранения, сокращению бедности.

- Этот момент стал объектом бурных обсуждений. А если подумать логически, на основе государственного гранта обучаются самые сильные, знающие студенты. Так если отправить самых грамотных молодых людей в сельскую местность, то кто останется здесь – в Ташкенте? Второсортные, третьесортные кадры. И если мы отправим самых сильных кадров в отдалённые регионы, то оставшиеся здесь «середняки» будут принимать постановления, законы, определять стратегии. И тогда никаких изменений и роста не будет. Есть же другие альтернативные варианты.

- Я не согласен с вашими словами. Никогда не следует смотреть на работу в кишлаках и регионах с высоким уровнем бедности как на работу для низших слоёв населения. Исходя из своего опыта я могу сказать, что до того, как перейти на эту работу, я работал в службе администрации президента по рассмотрению обращений граждан. Одним из направлений деятельности этой службы было ездить в отдалённые кишлаки и изучать положение там. Ранее я 7 лет учился в США, потом работал в Ташкенте, однако после этой работы моё мнение о политике Узбекистана резко изменилось. Получается, что мы работаем, находясь здесь, в центре, и не учитываем положение людей, не действуем, исходя из их реального сознания, то есть эти реформы не работают. По этой причине каждый молодой кадр должен знать, как живут люди, в каком они положении, каков их уровень.

К примеру, можно взять и переписать у развитых стран какой-то законопроект, но если людям, осуществляющим его, не будет хватать знаний, уровня, то эта реформа останется только на бумаге. Не следует думать, что работать с реальной жизнью – плохо, что эта работа для низших слоёв населения. Нужно рассматривать это как самый важный опыт. Первый опыт следует получать именно там. И только потом можно работать в районном, областном, республиканском масштабе, в министерстве. Но в первую очередь следует подумать о том, подойдут ли принимаемые постановления для низших слоёв населения. Если мы не поднимем их человеческий капитал, не повысим их производительность труда, то даже если вывести их из бедности, завтра их дети снова могут оказаться в таком положении. Поэтому эта проблема рассматривается комплексно. Следует отметить, что сейчас не будет так, как раньше при административно-командном строе: «ты закончил учёбу, вот и поезжай в кишлак».

- Но ведь есть и такое понятие, как права человека. Знающий студент сам должен решать, где ему работать. И как же будет функционировать эта система: в обязательном порядке или на основе каких-то грантов?

- Государство объявит специальные гранты по важным профессиям, исходя из своих стратегических целей. Если же человек не захочет ехать в кишлак, или ему это не подходит, то пусть он учится по своему направлению за собственные средства. Никто его не ограничивает. Однако государство объявит специальные гранты для обучения детей в кишлаках, и в рамках этих грантов будут применяться меры для поднятия образованными уровня знаний окружающих людей, мобилизации услуг по здравоохранению.

- Во всём мире ощущается экономический кризис, связанный с пандемией. Его влияние может продлиться несколько лет. Если посмотреть на нулевую точку кризисов, то они начинаются с понижения покупательной способности низших слоёв населения. Во многих государствах, к примеру, в США, государство направляет свои средства, взятые в долг, на промышленность, строительство крупных заводов, плотин, чтобы избежать экономического кризиса и смягчить его. Таким образом в экономике создаётся цепочка, и происходят какие-то сдвиги в экономическом плане. Но если мы рассмотрим действия Узбекистана в этом направлении, то можно сделать вывод, что процесс работает в обратную сторону.

- Какие именно действия вы имеете в виду?

- К примеру, сокращение заработной платы сотрудников бюджетных организаций. Долг-то взяли, а население денег не получило. Разве это правильная система? Это не приведёт к застою в экономике?

- Абсолютно нет. Формирование экономической политики Узбекистана основывается на глубоком анализе. Такая политика разрабатывается в каждом государстве на основе того, какой экономический инструмент будет эффективнее, исходя из положения в стране. В США, исходя из тамошних условий, установили объявление пакета размером 2 трлн долларов и другие меры. В этом году в США будут выборы, и на эти решения влияют разные факторы.

Первый больной в Узбекистане был выявлен 15 марта, а 19 марта у нас начались первые действия. Согласно первому направлению, государством были осуществлены большие траты на больницы, карантинные зоны, открытые для борьбы с заболеванием. Выявлено около 4,5 тысяч больных, лечение каждого из них обходится в крупную сумму.

Согласно указу президента, в этом году, кроме денег, выделенных на строительство, было дополнительно выделено ещё 4 трлн сумов. Это строительство создаст рабочие места, обеспечит людей доходом, и таким образом будет функционировать экономический цикл.

Мы проанализировали состояние около 150 стран. Страны, где деньги просто так раздали людям, можно по пальцам перечесть. У них тоже ещё нет эффекта по повышению валового спроса. Можно раздать деньги всем, или раздать их нуждающимся людям. В Узбекистане помощь оказали нуждающимся. В первую очередь, мы подняли количество населения, нуждающегося в социальной защите, на 10 процентов – с 600 тысяч до 660 тысяч. Ещё больше людей смогут получить социальную помощь от государства. С помощью действий фонда «Саховат ва кумак» (Доброта и поддержка) около 1,5 млн граждан были обеспечены продуктами питания, лекарственными средствами. Это тоже потребление. Помощь оказывается предпринимателями. Их благотворительная помощь присутствует везде. И это тоже потребление. Когда изменится потребление людей, появится и спрос.

С 19 марта фондом борьбы с кризисом было затрачено 5,5 трлн сумов. Это государственный фонд? 4 трлн мы выделили на строительство. Это не только принесёт доход народу, появятся новые школы, детские сады, дороги. Это тоже государственная помощь. Предоставлены налоговые льготы. И это государственная помощь. Мы расширили деятельность самозанятого населения. Если раньше было 25 видов деятельности, то сейчас доведено до 87. Опять-таки, государственная помощь. Был продлён срок кредитов на общую сумму 24 трлн сумов. Кто это сделает, как не государство? Оно не может не помочь. Поэтому нужно глубоко проанализировать экономические факторы. Из кредитов в 24 трлн сколько денег остаётся у людей? Куда это уходит? На потребление, на другие покупки. Это может завтра вызвать валовое потребление в стране. Согласно прогнозам Всемирного банка, в текущем году экономика США сократится на 6 процентов, России – 5-6 процентов, Казахстана – 4-5 процентов. По расчётам международного валютного фонда, Всемирного банка, да и по нашим расчётам, если мы учтём этот эффект, то в этом году ожидается рост на 1,5-2,5 процентов. Если в мире спрос резко сокращается, то у нас сохраняются темпы роста. Это происходит под воздействием принимаемых главой государства указов, постановлений, законодательных актов.

Смотрите полную версию интервью директора Центра экономических исследований и реформ Обида Хакимова изданию "Кун.уз".

Глава ЦЭИР высказал свою позицию о монополии, препятствующей сокращению уровня бедности, о спорах вокруг ЕАЭС и внешнем долге Узбекистана.

- Есть несколько путей борьбы с бедностью. Одно направление включает в себя создание рабочих мест для населения, улучшение их материального обеспечения. Другое направление подразумевает повышение покупательной способности населения, осуществляемое путём сокращения цен на товары первой необходимости на рынках. Однако у нас есть такой изъян, как монополия, устанавливающая серьёзные преграды для повышения покупательной способности населения. Возьмём, к примеру, «Узавтосаноат», национальную авиакомпанию, железную дорогу, сферу нефти и газа...

Естественно, что населению сложно воспользоваться этими услугами, поскольку единственный владелец рынка устанавливает любую цену, выгодную для него. Как вы думаете, если государство действительно хочет встать на эффективный путь борьбы с бедностью, то не лучше ли было бы в первую очередь оказать решительное сопротивление монополии, и избавиться от этих «акул» рынка?

- Борьба с бедностью – это комплексный процесс, подразумевающий не только обеспечение работой или повышение покупательной способности. Ваши соображения верны отчасти. Что касается уровня цен, на рынках с монополией цены выше, чем на рынках со свободной конкуренцией. Однако, неверно заявлять, что в Узбекистане никакая работа в этом отношении не ведётся. У нас есть около 3 тысяч предприятий с долей государства, а одним из основных направлений экономического развития после пандемии являются реформы крупных организаций с долей государства. По этим реформам у нас намечены конкретные меры, и далее по этим мерам будет осуществлена соответствующая работа.

Мы вчера ознакомились с отчётом о платежеспособности Узбекистана. Если реформы на предприятиях с госдолей пройдут успешно, то это положительно повлияет на платежеспособность Узбекистана. В этом направлении тоже ведётся работа. В 2021 году предусмотрено реформирование, приватизация, повышение эффективности и конкурентоспособности организаций с долей государства. Повышение конкурентоспособности само собой приведёт к понижению себестоимости.

Но это не первоочередная задача. Это, конечно, важный вопрос, но не самый основной на пути сокращения бедности.

- Вы сказали, что в ходе борьбы с бедностью следует повысить человеческий капитал. Но разве сейчас не нужно в первую очередь решать проблему, которая «тормозит» нас?

- На воспитание одного поколения требуются годы. Если мы этого не сделаем, то потеряем не одно поколение.

В борьбе против бедности задействованы все направления – осуществляются действия по монополии. Что касается инфляции, с 2020 года мы перешли в режим инфляционного таргетирования. За последние 3 года уровень инфляции снизился. Теперь перед нами стоит цель снижения инфляции до 5 процентов до 2023 года.

Осуществляемая сейчас экономическая политика была намечена ранее, поэтому инфляцию сразу сократить нельзя. Сократить 20-процентную инфляцию до уровня 5 процентов за один год невозможно. Поскольку в стране реализуются широкомасштабные реформы, инвестиционные проекты. Поэтому до 2023 года постепенно следует снизить её до 3 процентов. Вот тогда будет создана стабильная макроэкономическая среда.

- 19 мая руководители государств-членов Евразийского экономического союза провели беседу через видеоконференцию. Там были заслушаны претензии президента Казахстана Касыма-Жомарта Токаева в отношении ЕАЭС. Кроме Токаева, президент Беларуси Александр Лукашенко тоже несколько раз высказывал критические мнения о ЕАЭС. Скажите, как повлияет эта критика на мнение главы государства?

- Я не могу сказать, как это повлияет на мнение главы государства. Однако, могу высказать своё мнение в качестве экономиста.

По этому направлению было проведено очень много анализов, сделаны расчёты. Каждое постановление, принимаемое главой государства, основывается на таких анализах. Чем больше учтено мнений, и чем больше проведено анализов, тем конкретнее и полезнее будет постановление, то есть не будет информационной асимметрии, а постановления принесут максимальную пользу.

В ходе таких собраний постоянно возникают подобные конструктивные диалоги. Зачастую такие диалоги осуществляются за закрытыми дверьми, и потом об этом сообщается общественности. На этот раз соглашение происходило напрямую онлайн, и были также конструктивные диалоги. Не следует смотреть на это в отрицательном ракурсе.

Люди говорят, что у России здесь есть доля 90 процентов, и поэтому всё будет так, как решит эта страна. Но это не так, вот и Казахстан высказал своё мнение по поводу принимаемых документов. Было принято решение о том, что все государства-члены пересмотрят эти претензии, и только потом будут снова обсуждать этот документ. Я могу сказать: это доказывает необоснованность мнений о том, что в организации прислушиваются только к мнению России.

Ситуация с Беларусью происходит уже в течение долгого времени. У этого есть свои экономические основы. Я подробно разъяснил это Kun.uz в интервью на тему присоединения к ЕАЭС. Если вы вступили в какой-то союз, и вы в этом заинтересованы, значит вы будете состоять в этом союзе. Но если у вас нет интереса, то вы просто выходите из союза.

- Почему к этому союзу не привлекается Китайская Народная Республика? Если привлечь Китай к союзу, то, по-моему, появится доверие к его экономичности и аполитичности.

- Страны, привлекаемые к союзу, должны быть близки друг с другом в плане экономического роста или с институциональной точки зрения. При создании экономических союзов в основе должно лежать достижение высоких экономических результатов страны путём взаимного соединения производственных сетей. Поэтому после возникновения экономического союза все страны не присоединяются к нему. Есть страны, которые ему подходят, и есть те, которые не подходят.

Если в союз вступит Китай, насколько это будет верно? У ЕАЭС с Китаем есть соглашение по свободной торговле. Если это выгодно экономическому союзу, то вы вступите туда. Если же не выгодно, то не вступите. Ведь если вам что-то невыгодно, то вы не будете принимать нерациональное решение, не так ли?

Когда речь идёт об экономическом союзе, подразумевается зона свободного вращения экономических, финансовых ресурсов, рабочей силы. Если присоединить к этому союзу Китай с населением 1 млрд 250 млн, то как это впишется в сегодняшнюю ситуацию?

В основе всего должны находиться глубокие экономические анализы. Рассчитываются их эффекты.

- Согласно последним данным из Министерства финансов, сейчас внешний долг Узбекистана (на конец 2019 года) составляет 23 млрд долларов. Этот показатель резко повысился за последний год. Верно, в странах с мощной экономикой внешние долги могут не вызывать сильного беспокойства. Но что лежит в основе значительного повышения внешнего долга Узбекистана с его не столь развитой экономикой, и насколько это правильно?

- Думать, что если развитое государство возьмёт долг, то ничего от этого не случится, абсолютно неправильно. Поскольку долг двояко влияет на рост страны. В первой фазе с увеличением долга ускоряется экономический рост в стране. Это позитивный эффект. Если после достижения определённого уровня долг повысится, то обслуживание этого долга станет дороже, и проценты за долг тоже станут высокими. После достижения процентами определённого уровня, долг тоже дорожает. Потом его воздействие на экономический рост становится отрицательным.

В первой фазе происходит позитивный эффект, а во второй – негативный. У каждой страны есть свой максимум для этих фаз. Если вы перейдёте максимум, это будет негативно воздействовать на вашу экономику, а если не достигнете максимума – то позитивно.

Если в Узбекистане общий (внешний) долг (по отношению к ВВП) будут составлять 50-55 процентов, то это не повлияет на экономический рост отрицательно. Долги с государственной гарантией (по отношению к ВВП) сейчас на уровне 35 процентов. Если этот показатель не увеличится, то это не окажет негативного воздействия на экономический рост или платежеспособность.

На основе этих расчётов в Узбекистане также формируется политика по внешнему долгу. Впервые в Узбекистане законом был установлен в 2020 году лимит суммы внешнего долга в 4 млрд долларов. Это намечено исходя из оптимальных пунктов. Если мы будем крепко держаться за эти оптимальные пункты, то внешний долг не будет отрицательно влиять на наш экономический рост.

Беседовал Ильяс Сафаров

Перевод: Вадим Султанов, Анастасия Ткачёва

Поделиться постом

Похожие новости

Последние новости