Узбекистан в экономической трансформации

Узбекистан в экономической трансформации

Узбекистан улучшил свою позицию в Индексе трансформации Бертельсманна

Согласно опубликованному отчету по Индексу трансформации Бертельсманна (ИТБ) за 2020 год, Узбекистан существенно улучшил свои показатели, по сравнению с последним отчетом 2018 года. В частности, итоговый индекс вырос с 3,73 балла в 2018 году до 4,08 балла в 2020 году, а показатель экономической трансформации поднялся на 0,25 балла и составил 4,54 балла.

«Беспрецедентные реформы президента Мирзиёева создали новую политическую, социальную и экономическую среду как в стране, так и в регионе», – говорится на сайте Проекта Индекса трансформации Бертельсманна об изменениях последних двух лет в Узбекистане.

Улучшение позиций Узбекистана в подобных международных рейтингах имеет особое значение и отражает качественные преобразования во всех сферах жизни общества и государства за последние несколько лет. В связи с этим в данной статье приводится анализ ключевых преобразований в социально-экономической сфере страны за последние два года, позволивших улучшить позиции в индексе ИТБ.

Индекс Бертельсманна

Индекс трансформации Бертельсманна публикуется раз в два года немецким изданием Bertelsmann Stiftung и имеет международное значение для оценки имиджа и репутации страны. Целью индекса является анализ процессов становления демократии и либерализации экономики в стране. Итоговый индекс формируется из трех субиндикаторов, отражающих трансформацию в сфере политики, экономики и государственного управления. К процессу оценки индекса привлекается более 300 экспертов регионального и национального уровней.

Экономический рост и факторы устойчивости

Согласно данным Международного валютного фонда (МВФ), реальный рост ВВП в 2018 году составлял 5,4%, а в 2019-м – 5,6%. Несмотря на снижение данного показателя примерно до 0,7% в 2020 году во время пандемии, МВФ прогнозирует рост ВВП в районе 5,5-6% до 2025 года. Узбекистан является одной из трех стран СНГ, которые сохранили положительные темпы роста в 2020 году (табл. 1).

ВВП на душу населения Узбекистана вырос с 1540 долларов в 2018 году до 1740 долларов в 2019 году. Годовое процентное изменение потребительских цен (инфляция) в 2018 году составило 17,5%, а в 2019 году снизилось до 14,5%, и, по оценкам МВФ, ожидается его дальнейшее снижение до 5,1% к 2025 году.

По сведениям Азиатского банка развития (АБР), сальдо текущих операций в 2018 и 2019 годах составляло -7,1% и -5,6% от ВВП. Совокупные золотовалютные резервы в 2019 году увеличились на 2 млрд. долларов, по сравнению с 2018 годом, и составили 29,2 млрд. долларов. По итогам 2019 года Узбекистан занял 2-е место среди стран СНГ и 48-е место в мире по объемам золотовалютных резервов (табл. 2).

По данным Центрального банка Республики Узбекистан, объем совокупного внешнего долга к концу 2019 года был равен 24,5 млрд. долларов, из которого 15,8 млрд. долларов принадлежало государству, а 8,7 млрд. долларов приходилось на долю частного сектора. Нужно отметить, что в 2019 году отношение государственного долга к ВВП равнялось 30,6%, что остается ниже рекомендованного МВФ для Узбекистана предельного параметра в 60%. Помимо этого, обслуживание совокупного внешнего долга Узбекистана по отношению к экспорту товаров и услуг составляло 15,2% в 2019 году, снизившись с 19,5% в 2018 году. Ожидается дальнейшее сохранение данного коэффициента на стабильном уровне, так как экспорт товаров продолжает расти умеренными темпами: в 2018-м – 11,4%, в 2019-м – 28,6%, в 2020 году из-за пандемии наблюдалось сокращение (-13,4%), в 2021 году прогнозируется рост в пределах 25%. Вышеперечисленные макроэкономические показатели отражают устойчивый характер экономического развития Узбекистана.

Имеются и другие факторы устойчивости узбекской экономики. Узбекистан является девятым по объему производителем золота с годовым объемом производства 100 тонн и седьмым производителем урана в мире (2385 тонн год, что составляет 3,9% от мирового производства). Узбекистан из года в год снижает прямой экспорт хлопкового волокна, и на сегодняшний день узбекские компании экспортируют текстильную продукцию в более чем 50 стран мира. В последние годы активно привлекаются иностранные инвестиции в разные сферы отечественной экономики. По данным Министерства инвестиций и внешней торговли (МИВТ), объем прямых иностранных инвестиций (ПИИ) в 2020 году составил 6,6 млрд. долларов, в основном, за счет реализации 197 крупных проектов в рамках Инвестиционной программы, благодаря чему было создано 38 тыс. рабочих мест. В 2021 году ожидается увеличение ПИИ до 7,5 млрд. долларов.

Сокращение бедности

Новым важным фактором проводимой социально-экономической политики является начало масштабной борьбы за сокращение бедности, что отражает политическую волю руководства страны. Так, по оценкам экспертов Всемирного банка, уровень бедности в Узбекистане в 2018 году составлял 9,6%. Значения, соответствующие международному уровню черты бедности (3,2 долл. США в день на человека), наблюдались в Самаркандской, Сурхандарьинской, Сырдарьинской, Андижанской областях и Республике Каракалпакстан (рис. 1).

24 января 2020 года Президент Республики Узбекистан в своем Послании к Олий Мажлису впервые поднял вопрос бедности в стране. «По разным подсчетам, этот показатель составляет 12-15%, – сказал Шавкат Мирзиёев. – Речь идет о 4-5 миллионах жителей нашей страны». В Послании также было отмечено, что снижение бедности требует реализации комплексной экономической и социальной политики – от стимулирования предпринимательской активности до мобилизации способностей и потенциала населения. В связи с этим им было предложено разработать Программу сокращения бедности совместно с международными организациями, включая Всемирный банк и Программу развития ООН.

И уже в марте 2020 года Президентом был подписан Указ «О мерах по кардинальному обновлению государственной политики в сфере развития экономики и сокращения бедности», который предусматривал кардинальное улучшение уровня и качества жизни населения, создание стабильных рабочих мест и необходимых условий для повышения конкурентоспособности всех отраслей и сфер экономики.

В частности, Министерство экономики и промышленности Республики Узбекистан было преобразовано в Министерство экономического развития и сокращения бедности Республики Узбекистан, предусмотрена разработка Программы сокращения бедности с участием всех заинтересованных сторон. Уже разработан проект Концепции сокращения бедности в Узбекистане, которая включает критерии и методы расчета бедности, эффективные инструменты ее сокращения на основе международного опыта.

Вместе с тем, Центром экономических исследований и реформ (ЦЭИР) был реализован пилотный проект по сокращению бедности, поддержке малообеспеченных и нуждающихся слоев населения в Букинском и Чиназском районах Ташкентской области, который основан на методологии лауреатов Нобелевской премии по экономике за исследование бедности А. Банерджи и Э. Дюфло. Отличительной чертой этой методологии является комплексность борьбы с бедностью. Переход на признанные в мировой практике методы борьбы с бедностью будет способствовать успешному ее искоренению в республике.

Развитие конкуренции

Большие изменения произошли и в сфере антимонопольной политики и содействия конкуренции. В начале 2019 года на базе Государственного комитета Республики Узбекистан по содействию приватизированным предприятиям и развитию конкуренции (Госкомконкуренции) было создано три независимых учреждения. Среди них – Антимонопольный комитет Республики Узбекистан, которому переданы все полномочия по антимонопольному регулированию и который независим от других государственных структур, что соответствует международной практике.

Новый комитет уже проделал большой объем работы. Например, только за 2020 год были разработаны 32 проекта нормативно-правовых актов, изучены процедуры 3639 позиций государственных закупок, проведена оценка воздействия 528 проектов актов законодательства на конкуренцию, возмещены от злоупотребления доминирующим положением 958,8 млрд. сумов.

Кроме того, в структуре нового комитета налажена система выявления случаев недобросовестной конкуренции в различных сферах, нарушений законодательства при проведении госзакупок и тендеров, изучения товарных и финансовых рынков. Также, начиная с 2021 года, со стороны комитета планируется внедрение антимонопольного комплаенса в пилотном режиме на девяти крупных государственных предприятиях, таких как АО Uzbekistan Airways, АО UzAuto motors и другие. Подобная система широко практикуется в других странах, например в Китае, где на долю государственных предприятий приходятся 30% ВВП страны.

Антимонопольный комплаенс – это комплекс правовых и организационных мер, предусмотренных внутренним актом предприятия и направленных на соблюдение требований антимонопольного законодательства. Другими словами, под комплаенсом можно понимать систему управления рисками внутри компании, что способствует снижению различных правонарушений.

Внешняя торговля

Особо нужно отметить проведенную либерализацию внешней торговли, в том числе устранение нетарифных барьеров, акцизных сборов и неконвертируемости национальной валюты. Также произошли значительные изменения, касающиеся упрощений процедур торговли. К примеру, в некоторых случаях экспортеры могут осуществлять деятельность без экспортных контрактов. Кроме того, другие меры включают введение государственных субсидий на транспортные расходы экспорта до 50%, отмену таможенных платежей на все виды экспортируемых товаров и услуг, упрощение системы лицензирования экспорта, снижение таможенного сбора до 6,45%, создание веб-сайта «одно окно» для проведения экспортных и импортных операций и другие. Результаты подобных смягчений не заставляют себя ждать. По данным Всемирного банка, если в 2016 году экспорт товаров и услуг составлял 15% от ВВП, то уже в 2019 году данный показатель достиг 31%. Среди стран СНГ самый высокий рост доли экспорта в ВВП за 2016-2019 годы наблюдался в Узбекистане (табл. 3).

Если в 2017 году внешнеторговый оборот Узбекистана составлял 26,9 млрд. долларов, то в 2019 году он достиг 42,2 млрд. долларов, увеличившись на 15 млрд. долларов. Это наиболее высокие показатели страны за всю ее историю. За период 2017-2019 годов наблюдались и значительные изменения в структуре экспорта (рис. 2). В частности, возросла доля продовольственных товаров на 1,5%, энергоносителей и нефтепродуктов на 1,3%, черных металлов и изделий из них на 0,8%. При этом отмечалось снижение доли хлопка-волокна на 2,2%, химической продукции на 2,1% и цветных металлов на 0,8%. Данная диверсификация структуры экспорта объясняется наращиванием экспорта отечественной готовой продукции.

Денежно-кредитная политика

Произошли также масштабные реформы в сфере денежно-кредитной политики страны. За последние годы были приняты меры по стабилизации уровня инфляции. После девальвации сума в 2017 году и введения свободной конвертации инфляция в 2018 и 2019 годах оставалась в пределах 14-15%, но уже в 2020 году она снизилась до 11%.

В 2019 году Президентом Узбекистана был подписан Указ «О совершенствовании денежно-кредитной политики с поэтапным переходом на режим инфляционного таргетирования». Переход на инфляционное таргетирование позволяет снизить уровень инфляции до 10% в 2021 году и до 5% в 2023-м. На сегодняшний день режим инфляционного таргетирования используется рядом развитых стран, таких как Великобритания, Канада, Новая Зеландия, Австралия и др. Стоит отметить, что инфляционное таргетирование косвенно влияет и на другие экономические показатели. Так, по оценкам главного экономиста Центрального банка Исландии Г. Петурссона, после введения странами инфляционного таргетирования колебания темпов экономического роста снижаются, причем наибольший эффект наблюдается в странах с формирующейся рыночной экономикой (табл. 4).

Следовательно, успешность денежно-кредитной политики в Узбекистане требует полноценного внедрения инфляционного таргетирования не только с точки зрения стабилизации цен, но и c точки зрения улучшения общей макроэкономической устойчивости страны.

Укрепление прав частной собственности

В последние годы правительство Узбекистана начало уделять особое внимание укреплению прав частной собственности и развитию частного предпринимательства. Если взглянуть на основные показатели, то количество действующих малых предприятий и микрофирм выросло с 229 тыс. в 2017 году до 334 тыс. в 2019 году. Удельный вес малого предпринимательства в ВВП остается на уровне 60% за последние три года. Удельный вес в инвестициях за те же годы вырос с 34,8 до 47%, в строительстве – с 66,2 до 75,4%, экспорте – с 22 до 27,2%.

На развитие частного сектора направлено и создание на сегодняшний день 23 свободных экономических зон (СЭЗ), которые предусматривают широкий ряд льгот для частных инвесторов, включая освобождение от уплаты ряда налогов (на имущество, земельный налог и т.д.), от уплаты таможенных платежей, отсрочки уплаты НДС и другие.

Важнейшим шагом в проводимых реформах является введение частной собственности на землю. Так, Указом Президента от 10.01.2019 года «О мерах по коренному совершенствованию процессов урбанизации» разрешена приватизация земельных участков, что, с одной стороны, способствует комплексному совершенствованию земельного законодательства, а другой – является важным фактором стимулирования внешних и внутренних инвестиций.

В заключение хотелось бы отметить, что широкомасштабные реформы, проводимые правительством Узбекистана, оцениваются и находят поддержку со стороны мирового сообщества. Среди этих оценок и Индекс Бертельсманна, в росте которого отразилось множество аспектов экономической трансформации, происходящей в последние годы в Узбекистане.

В стране/Экономические реформы

Ферузбек Давлетов, Центр экономических исследований и реформ

Журнал "Экономическое обозрение" №2 (254) 2021г.

Поделиться постом

Похожие новости