Двойной дефицит в путях решения

Двойной дефицит в путях решения

Одни из актуальных проблем в нашей стране — рост дефицита Государственного бюджета и сокращение валютных поступлений на фоне роста государственных расходов на проведение реформ и социальную поддержку. Кроме того, с 2016 года сальдо внешней торговли, которое является частью текущего счета, изменилось в сторону снижения.

Введение в проблему

Мировой опыт показывает, что существует взаимосвязь между дефицитом бюджета и дефицитом текущего счета, которая получила название «Двойной дефицит». Эта взаимосвязь служит важной статистической основой для анализа внутренней и внешней экономической ситуации в стране и реализации соответствующей макроэкономической политики, включающей денежно-кредитную и валютную политику.

Следует отметить, что существует неразрывная взаимосвязь между текущим счетом, внешним долгом, бюджетным дефицитом и внутренними инвестициями. По данным Международного валютного фонда, текущий счет операций и финансовый счет операций с капиталом вместе образуют платежный баланс. Таким образом, дефицит или профицит счета текущих операций отражается в счете операций с капиталом (внешний долг).

Текущий счет включает: экспорт и импорт товаров и услуг; доходы и расходы национальных рабочих за рубежом и иностранных рабочих в стране; международные денежные переводы. Кроме того, обмен активами и обязательствами между странами, а также операции с активами и обязательствами частного сектора агрегируются посредством операций, связанных с капиталом.

С макроэкономической точки зрения текущий счет представляет собой сумму разницы между национальными сбережениями частного сектора и внутренними инвестициями в стране и сумму сальдо бюджета. Очевидно, что дефицит бюджета и преобладание инвестиционных процессов в стране над национальными сбережениями финансируются за счет внешних займов. Это, в свою очередь, приводит к дефициту сальдо текущего счета, когда экспортные поступления страны меньше расходов на импорт.

Здесь возникает вопрос, какой фактор на самом деле приводит к дефициту текущего счета: недостаток возможностей внутреннего финансирования инвестиций или дефицит бюджета? Исходя из этого, в данном исследовании основное внимание уделяется взаимосвязи между бюджетным дефицитом и текущим счетом в Узбекистане.

За последние четыре года Узбекистан реализовал важные реформы, отразившиеся на налогово-бюджетной сфере, включающие налоговую реформу, либерализацию обменного курса, развитие инфраструктуры, что ввиду высокого уровня зависимости экономики от государства способствовало возникновению бюджетного дефицита, который со временем может привести к серьезным проблемам, таким как высокая инфляция и высокий уровень внешнего долга.

В результате резкого увеличения инвестиций и легализации ранее «серого» импорта счет текущих операций, имевший профицит в 1,3% в 2013 году, сменился дефицитом в 16,3% в 2018 году. Значительное снижение импортных пошлин в июне 2018 г. также повлияло на рост импорта. Экспорт товаров и услуг вырос на 14 процентов (лидирующие позиции по экспорту говядины, природного газа и текстиля), а импорт — на 42 процента. Интересно отметить, что международный денежный поток в Узбекистане составлял 5,7 млрд. долларов США (Всемирный банк, 2019) в 2018 году, а в 2019 году, несмотря на пандемию COVID-19, эта цифра достигла 6 миллиардов долларов США.

Спектр зарубежных исследований

Положительная взаимосвязь между бюджетным дефицитом и дефицитом текущего счета называется гипотезой «Двойной дефицит». В настоящее время одним из приоритетных направлений исследований является влияние дефицита бюджета на сальдо текущего счета. Эти исследования основаны как на кейнсианских взглядах, так и на гипотезе Рикардианской эквивалентности. Сторонники Рикардианской эквивалентности поддерживают точку зрения об отсутствии связи между бюджетным дефицитом и дефицитом текущего счета. Эта гипотеза утверждает, что снижение налога, финансируемое за счет дефицита, приведет к уменьшению государственных и увеличению частных сбережений. Уменьшение государственных сбережений полностью компенсируется ростом частных сбережений и, таким образом, не влияет на национальный доход. Это означает, что дефицит бюджета не влияет на национальные сбережения и баланс текущего счета.

В отличие от сторонников рикардианской теории, сторонники кейнсианских взглядов утверждают, что дефицит бюджета влияет на операции текущего счета. По их мнению, существует определенная корреляция между дефицитом бюджета и дефицитом текущих счетов, то есть один дефицит неизбежно ведет ко второму дефициту. Согласно кейнсианским взглядам, дополнительное снижение налогов увеличивает потребительский доход и потребительский спрос, в результате в государство поступает больше импортных товаров. То есть налоговые льготы, финансируемые за счет увеличения государственного долга, будут направлены на стимулирование потребительского спроса. Следовательно, высокие потребительские расходы влияют на текущие счета в кратко- и долгосрочной перспективе.

В краткосрочной перспективе высокие потребительские расходы увеличивают спрос на товары и услуги и в то же время сокращают безработицу. Процентные ставки также вырастут, но, согласно модели открытой макроэкономики Манделла-Флеминга, в краткосрочной перспективе более высокие процентные ставки ослабят инвестиции и будут стимулировать приток капитала. Стоимость национальной валюты по отношению к иностранным валютам повышается, а конкурентоспособность национальных фирм на мировых рынках снижается. Однако в долгосрочной перспективе национальные сбережения в результате снижения налогов будут означать невысокий уровень государственных капитальных резервов и высокий уровень внешнего долга. Следовательно, валовой внутренний продукт сократится, и большая часть этого продукта будет принадлежать иностранцам.

Существует множество исследований, в которых анализируется наличие взаимосвязи между бюджетным дефицитом и текущим счетом. Некоторые из этих исследований пришли к заключениям, которые поддерживают кейнсианскую точку зрения, в то время как другие пришли к заключениям, которые поддерживают теорию рикардианского равенства.

Халид и Гуан (1999) использовали пример пяти развитых стран (США, Великобритания, Франция, Канада, Австралия) и пяти развивающихся (Индия, Индонезия, Пакистан, Египет, Мексика), чтобы проиллюстрировать взаимосвязь между бюджетным дефицитом и текущими счетами (дефицит за 1950-1994 гг.) Результаты показывают, что в четырех из пяти развитых стран существует связь между бюджетным дефицитом и текущим операционным дефицитом.

Чтобы подтвердить или опровергнуть существование гипотезы «Двойного дефицита» в Нигерии, Олубенга и Олуволе (2006) с помощью методов интеграции и векторной коррекции ошибок пришли к выводу, что существует кратко- и долгосрочная взаимосвязь между внешнеторговым балансом и бюджетным дефицитом, что подтвердило гипотезу «Двойного дефицита» Кейнса. На примере Филиппин Мосайеб и Али (2009) изучали релевантность кейнсианской и рикардианской гипотез. В результате был выявлен двусторонний эффект между бюджетным дефицитом и текущим счетом.

Идил (2010) подтвердил существование гипотезы «Двойного дефицита» в Турции, используя граничный тест и Модель авторегрессии и распределенного лага (ARDL), но корреляция оказалась более отрицательной, чем ожидалось. С другой стороны, Эрдоган и Йылдырым проанализировали взаимосвязь между бюджетом Турции и дефицитом текущего счета со 2-го квартала 2001 года по 2-й квартал 2012 года. Результаты показали, что бюджетный дефицит и сальдо текущего счета статистически связаны в кратко- и долгосрочной перспективе.

Ибрагим (2012) проверял гипотезу «Двойного дефицита» в Кувейте в течение четверти года (1993:4-2010:4), используя модель векторной авторегрессии. Результаты теста причинно-следственной связи Грейнджера продемонстрировали одностороннюю связь между текущим счетом операций и сальдо бюджета. Автор также выявил долгосрочную отрицательную связь между текущим счетом и сальдо бюджета.

Мистал (2012) изучил причинно-следственную связь между сальдо бюджета и сальдо текущего счета в странах Балтии (Латвия, Литва и Эстония) в период с 1999 по 2010 годы с использованием модели векторной авторегрессии. Эмпирические выводы выявили обратную зависимость между бюджетом и текущим счетом операций. Это исследование показало, что влияние баланса текущего счета на баланс Государственного бюджета было больше, чем в других исследованиях. Асрафуззаман исследовал причинно-следственную связь между дефицитом бюджета и торговым дефицитом в период с 1972 по 2011 годы, используя причинно-следственные методы, векторную авторегрессию и тест Грейнджера. Результат показал двусторонний эффект между бюджетным дефицитом и краткосрочным торговым дефицитом.

Алорето (2016) тестировал метод оценки гипотезы «Двойного дефицита» (Обобщенный метод моментов) для 41 африканской страны на основе данных с 2000 по 2012 годы. Полученные данные показали, что дефицит бюджета увеличивает счет текущих операций.

Ситуация, складывающаяся в Узбекистане

На протяжении десятилетий экономика Узбекистана демонстрировала высокие темпы роста. Пандемия COVID-19 в начале 2020 года оказала значительное влияние на Узбекистан. Несмотря на снижение корпоративного подоходного налога, НДС и ставок налога на имущество, а также отчислений на корпоративное социальное обеспечение, увеличение налоговой базы сохранило налоги на уровне 28% ВВП.

Государственная финансовая система находится под давлением. Доходы Госбюджета в 2020 году показали рост на 18,5%, по сравнению с 2019 годом, но рост потребности в дополнительных расходах в период пандемии привел к увеличению бюджетного дефицита с запланированных 2,7% в 2020 году до 4,8% ВВП (Министерство финансов, 2021 год). Введенные налоговые льготы для малого и среднего бизнеса и смягчение дополнительных инвестиционных требований играют важную роль в росте этого дефицита (IMF, 2020). Кроме того, правительство Узбекистана подало заявку на финансовую помощь от RCF (Rapid Credit Facility) и RFI (Rapid Financing Instrument) для смягчения последствий пандемии COVID-19 и частичного удовлетворения внешних финансовых потребностей.

Несмотря на то, что экспорт золота увеличился с 8,5% ВВП в 2019 году до 9,5% в 2020 году, дефицит текущего счета увеличился с 5,8% ВВП в 2019 году до 9,6% в 2020 году (МВФ, 2021). В то же время рост внешнего долга по отношению к ВВП увеличился с 34% в 2018 году до 58% в 2020 году с увеличением заимствований для финансирования дорог и других капитальных вложений. Прогнозировалось, что потребности во внешнем финансировании повысятся на 15,9 млрд. долларов США с 2018 по 2020 годы в связи с увеличением дефицита текущего счета и ослаблением финансовых потоков. Из этого внешнего долга 1,8 миллиарда долларов США были использованы для поддержки бюджетных расходов.

Пути решения проблемы

Проведенный автором эмпирический анализ охватывает период с 1992 по 2019 годы на основе данных Всемирного банка. Как уже отмечалось, основная цель этого исследования — изучить взаимосвязь между текущим операционным дефицитом и дефицитом бюджета. Для этого мы использовали метод кратко- и долгосрочного прогнозирования ARDL как фактор, влияющий на текущий счет роста ВВП, уровень инфляции и переменные обменного курса.

После регрессии коинтеграционной взаимосвязи между переменными были изучены долгосрочные и краткосрочные взаимосвязи между бюджетным дефицитом и текущими операциями. Результаты показывают, что долгосрочной связи между дефицитом бюджета и текущими операциями в период с 1990 по 2019 годы не существовало. Это говорит о том, что изменения в налогово-бюджетной политике не повлияют на баланс текущего счета в долгосрочной перспективе. Однако в краткосрочной перспективе было обнаружено, что увеличение дефицита бюджета ведет к ухудшению дефицита текущего счета. Таким образом, можно сказать, что наши результаты подтвердили гипотезу сторонников кейнсианской точки зрения о том, что в долгосрочной перспективе нет корреляции между бюджетным сальдо и сальдо текущего счета.

Учитывая, что приведенные выше результаты играют значимую роль в денежно-кредитной политике государства, а также важность использования макропеременных, которые напрямую влияют на дефицит счета текущих операций и дефицит бюджета в Узбекистане, можно сделать следующие выводы и рекомендации.

Во-первых, поскольку, как отмечалось ранее, дефицит бюджета не влияет на текущий счет в долгосрочной перспективе, нехватка национальных средств или тенденция их направления на инвестиционные проекты ухудшают текущий счет из-за внешних займов. В целом, в сложившейся ситуации растущий потребительский спрос на товары народного потребления на внутреннем рынке приводит к увеличению импортной продукции. В результате высокое потребление расширяет производство и увеличивает потребность в инвестициях. Действительно, в последние годы в нашей стране реализуются крупные инвестиционные проекты, что в свою очередь свидетельствует о высокой востребованности инвестиций. Но, привлекая иностранные инвестиции, мы можем в краткосрочной перспективе создать новые рабочие места и увеличить ВВП на душу населения, но в будущем бремя выплаты этих долгов, вероятно, ляжет на следующее поколение.

Однако в Узбекистане есть возможность финансировать инвестиции за счет привлечения средств граждан, а не внешнего долга. Согласно отчету о платежном балансе ЦБ, производные финансовые инструменты в частном секторе составили 28,1 млрд. долларов США. Тут важную роль играет разработка инструментов для сбора этих финансовых средств. Согласно мировому опыту, этого можно добиться за счет реформирования рынка фондовых и облигационных инструментов и вовлечения граждан в использование этих инструментов. Кроме того, целесообразно привлечение инвестиционных средств через Гражданский фонд, что обеспечит постоянный источник дохода для инвестиций и аффилированность крупных компаний к общественному институту, а не к частным источникам инвестиционных ресурсов.

Также представляется важным снизить рыночную долю монополий в некоторых сферах, что будет способствовать удовлетворению спроса на внутреннем рынке за счет отечественной продукции и повышению ценовой конкурентоспособности. В то же время, учитывая большую долю внешнеторгового баланса в текущих операциях, необходимо также развитие логистического сектора (снятие импортных пошлин на грузовые автомобили; улучшение дорожной инфраструктуры) и поэтапное стимулирование экспортоориентированной продукции для достижения положительного торгового баланса за счет стимулирования экспорта и системы преференций.

Во-вторых, необходимо оптимизировать расходы бюджета и ввести систему бюджетных правил для сокращения дефицита бюджета. Кроме того, из-за высокого уровня коррупции в использовании бюджетных средств зачастую выделяемые средства не достигают необходимого уровня. Поэтому при мониторинге расходования бюджетных средств следует внедрять систему оцифровки (например, блокчейн). В то же время повышение доверия бизнеса и общественности к государству и стимулирование производства играют важную роль в увеличении государственных доходов.

Следует отметить, что в Узбекистане проводится широкий ряд мероприятий по сокращению дефицита бюджета и совершенствованию учета текущих операций. Кроме того, следует отметить необходимость дальнейшего снижения негативного воздействия государственных монополий на экономическую конкурентоспособность, минимизации системы льгот и преференций, а также создания равных условий для бизнеса, развития конкуренции на товарных и финансовых рынках, что является одной из самых серьезных проблем.

Ситуация с дефицитом текущего счета может быть значительно улучшена за счет увеличения экспорта и сокращения импорта путем стимулирования производства в стране, что позволит сократить дефицит текущего счета за счет положительного воздействия на торговый баланс. В заключение стоит подчеркнуть, что, в случае с Узбекистаном, развитие производства за счет привлечения средств граждан в соответствующие отрасли сыграет важную роль в дальнейшем повышении благосостояния нашей страны.

В стране/Макроэкономическая политика

Шохрух Бободжанов, ЦЭИР

Журнал «Экономическое обозрение» №10 (262) 2021


Поделиться постом

Похожие новости