Узбекистан в индикаторах восстановления

Узбекистан в индикаторах восстановления
Фото: Юрий Корсунцев

Наша страна сумела преодолеть самый сложный год пандемии довольно успешно: и в борьбе с распространением коронавируса, и в плане минимизации негативных экономических и социальных последствий. Экономический рост в прошлом году составил 1,6 процента, объем продукции аграрного сектора вырос на 3 процента, сектора услуг - на 2,3, промышленности - на 0,7. А в текущем году происходит восстановление экономики и доходов населения.

Тем не менее в СМИ иногда звучат мнения, что в повседневной жизни не ощущается экономического восстановления. Также указывается на то, что официальные экономические показатели не в полной мере отражают экономическую ситуацию, а в других странах число экономических индикаторов значительно больше, чем в Узбекистане.

Подобная точка зрения не соответствует действительности. Что касается основных макроэкономических индикаторов, таких как ВВП, уровень инфляции, уровень безработицы и не только, в последние годы методология их расчетов значительна улучшена. В связи с этим в 2018 году даже проведен перерасчет ВВП. И на сегодня достоверность расчетов этих индикаторов полностью соответствует международным требованиям и стандартам.

В последнее время в Узбекистане появилось много новых отслеживаемых в режиме реального времени и на постоянной основе индикаторов, которые позволяют получить полную и объективную картину процессов и тенденций, происходящих в экономической и социальной сферах. Основные макроэкономические и новые дополнительные индикаторы свидетельствуют о динамично происходящих восстановительных процессах в экономике.

Экономические индикаторы - это показатели, отражающие состояние и развитие национальной экономики и ее нахождение в той или иной фазе экономического цикла. Среди наиболее популярных - ВВП, уровень инфляции, размер золотовалютных резервов, ставка рефинансирования, размер государственного долга, состояние платежного баланса, уровень безработицы, а также ряд денежных индикаторов.

Существуют также экономические индексы, рассчитываемые независимыми организациями и институтами. Это индексы производственной активности, настроения потребителей, уверенности бизнеса, экономических ожиданий и так далее. В целом экономические индикаторы свидетельствуют об изменениях в совокупной экономической деятельности.

Экономические индикаторы по последовательности изменений в макроэкономической системе в экономическом цикле можно разделить на три большие группы:

  • опережающие
  • совпадающие
  • запаздывающие

Однако степень корреляции разных показателей по отношению к стадии экономического цикла может быть различна.

Как уже сказано выше, основные макроэкономические индикаторы, определяемые экономическими ведомствами, указывают на восстановление экономики Узбекистана.

Ниже представлены введенные в последние годы новые дополнительные индикаторы.

Слушая граждан Узбекистана

С 2018 года осуществляется проект «Слушая граждан Узбекистана», реализуемый ЦЭИР и Центром «Стратегия развития» при содействии Всемирного банка. В рамках этого проекта по всей стране проводятся ежемесячные опросы респондентов из 1500 домохозяйств, в которых также принимают участие председатели 600 махаллей в регионах Узбекистана.

После введения карантина в марте 2020 года также осуществляется мониторинг влияния пандемии на социально-экономическое благосостояние и здоровье граждан, в ходе которого проведено свыше 18 тысяч опросов. 12 марта 2021-го представлены результаты исследования влияния пандемии на социально-экономическое положение и здоровье граждан страны в период с апреля 2020 года по январь 2021-го.

Так, согласно проведенному исследованию, в последние месяцы прошлого года председатели махаллей сообщали об уменьшении количества обращений граждан за получением социальной помощи. Количество новых заявок на пособия по уходу за ребенком для семей с детьми (в возрасте до двух лет) снизилось: 58 процентов махаллей в августе (2020) и 28 - в январе 2021 года. Количество новых заявок на получение пособий для малоимущих семей с детьми (старше двух лет) снизилось с 51 процента махаллей до 32 - за тот же период. Заявки на получение других пособий для малоимущих (не связанных конкретно с наличием детей в семье) снизились с 56 процентов махаллей в августе (2020) до 21 - в январе 2021 года. В августе прошлого года обращения за помощью к другим благотворительным фондам рассматривались в 46 процентах махаллей, их число снизилось почти до нуля в 2021-м.

Следует отметить, что снижение количества обращений граждан за экстренной и социальной помощью - яркий показатель того, что происходит постепенное улучшение экономического положения населения, в результате чего люди в меньшей степени нуждаются в такого рода поддержке. В целом же с апреля 2020 года около 5,2 млн человек хотя бы однажды получали экстренную помощь. Основная ее часть поступала в виде пособий в натуральной форме, ваучеров (68 процентов) или единовременных денежных пособий (29 процентов).

В апреле 2020 года менее половины респондентов отмечали, что кто-то из членов их семей смог продолжить работать после начала карантина. Несмотря на то, что большая часть первоначальных перебоев с занятостью оказалась временной, темпы восстановления в 2020 году были ниже до карантинных показателей.

Здесь стоит добавить, что данные, собранные в ходе реализации проекта «Слушая граждан Узбекистана», учитываются при разработке государственных мер по снижению уровня бедности среди граждан, смягчению социально-экономических последствий пандемии для уязвимых слоев населения, а также при планировании программ по восстановлению экономики Узбекистана в посткризисный период.

Воздействие пандемии на МСБ

Одним из наиболее уязвимых в условиях COVID-19 и карантинных ограничений оказался малый и средний бизнес, который играет важную роль в экономике республики. Для оценки последствий негативного влияния на этот сектор пандемии и эффективности принимаемых по его поддержке правительственных мер ЦЭИР совместно с Программой развития ООН в Узбекистане (ПРООН) были проведены исследования на основе опросов предприятий МСБ во всех 14 регионах Узбекистана в июне и октябре 2020 года.

Согласно данным июньского опроса, основная часть предприятий этого сектора (78 процентов) не прекратила предпринимательскую деятельность. Увольнения практиковались редко. Наиболее пострадавшими оказались сферы предоставления услуг населению по проживанию (гостиничный бизнес) и питания. Наименее затронуты сельское, лесное и рыбное хозяйство. Значительное количество представителей малого и среднего бизнеса (64 процента) не изменили планов касательно развития их дела с момента начала пандемии. Только пять-шесть процентов предприятий начали освоение новых форм ведения бизнеса и ускорили разработку новых видов товаров и услуг.

В рамках данного исследования также проведена оценка эффективности правительственных мер по поддержке бизнеса. К группе результативных мер отнесены снижение процентных ставок по краткосрочным кредитам (до одного года), платы за аренду государственных активов, социальных отчислений и налогов на трудовые доходы, НДС и акцизов, а также единовременные выплаты социальной помощи (по 5 млн сумов) наемным работникам компаний. К сравнительно эффективным мерам отнесены кредитные и налоговые каникулы, продление государственных гарантий (все сроком на один год), защита от импорта путем повышения таможенных тарифов и налоговые каникулы для наемных работников.

Цель проведения подобных опросов - отслеживание ситуации в развитии сектора МСБ и совершенствование политики его поддержки. Исходя из анализа полученных данных и пожеланий предпринимателей разрабатывались и реализовывались правительственные меры. Работа в этом направлении продолжается.

Деловая активность предпринимателей

Активность бизнеса - важнейший индикатор состояния экономики, динамичности ее развития, так как свидетельствует об открывающихся для предпринимателей возможностях, которые зависят от улучшения положения дел в экономике и роста спроса на основных рынках. Для оценки ситуации в данном направлении ЦЭИР осуществляет ежемесячный мониторинг состояния бизнес-активности на республиканском и региональном уровнях для определения Индекса деловой активности (ИДА) в Узбекистане, а также показателя бизнес-активности в регионах республики.

ИДА рассчитывается ЦЭИР давно и базируется на расчете следующих компонентов: интенсивность операций хозяйствующих субъектов по банковским счетам, количество действующих хозяйствующих субъектов, динамика закупки сырья на товарно-сырьевой бирже, регистрация торговых марок.

Во время пандемии ИДА показывал спады экономической активности по отношению к предыдущему месяцу в апреле и июле прошлого года, которые были обусловлены введением и частичным возобновлением карантинных ограничений в эти месяцы. Затем наблюдался поступательный рост этого показателя. Наиболее резкий рост ИДА произошел в феврале текущего года, когда индекс вырос на 9,9 процента по сравнению с январем и на 3,4 процента по сравнению с февралем прошлого года. Это свидетельствует о том, что спад активности, связанный с пандемией, успешно преодолевается.

Февральский рост индекса связан со значительным увеличением на 19,6 процента по сравнению с январем количества операций по банковским счетам хозяйствующих субъектов, ростом на 1,3 - количества действующих хозяйствующих субъектов, на 6,8 - закупок сырья на товарно-сырьевой бирже, а также ростом числа зарегистрированных юридическими лицами товарных знаков и торговых наименований на 0,5 процента. В региональном плане в феврале рост ИДА относительно января зафиксирован в 11 регионах. Наиболее значительный рост наблюдался в Ферганской (51,3 процента), Бухарской (44,1), Самаркандской (35,2) областях и Республике Каракалпакстан (34,5).

Показатель бизнес-активности в разрезе регионов ежемесячно рассчитывается ЦЭИР на основе мониторинга оперативных данных ГТК, ГНК, ЦБ и УзРТСБ по всем регионам республики. Этот показатель также демонстрирует существенный рост бизнес-активности в регионах в марте текущего года.

Так, объем налоговых поступлений республики в период с 1 января по 31 марта текущего года увеличился по сравнению с аналогичным периодом прошлого года на 23,4 процента. Значительный рост налоговых поступлений отмечен в Навоийской (на 29,8 процента), Джизакской (на 27,6), Хорезмской (на 26,2), Сырдарьинской (на 26), Ташкентской (на 17,5), Самаркандской (на 16,9), Кашкадарьинской (на 14,2), Ферганской (на 12,3), Сурхандарьинской (на 9,9) областях и Ташкенте (на 22,2). Это свидетельствует о восстановлении деловой активности после пандемии и повышении собираемости налогов без увеличения фискальной нагрузки для населения и бизнеса.

Поступления по таможенным платежам в марте по сравнению с аналогичным периодом прошлого года увеличились на 36,5 процента. При этом происходит динамичный рост экспорта, объем которого вырос по сравнению с аналогичным периодом прошлого года на 21,8 процента. Рост объемов экспорта в Джизакской области составил 94,1 процента, Сырдарьинской - 88, Андижанской - 57,4, Бухарской - 51,1, Ташкентской - 40,1, Хорезмской - 27,6, Ферганской - 18,7, Самаркандской - 17,4 и Республике Каракалпакстан - 21,5. Эти данные свидетельствуют о восстановлении активности внешнеторговых операций (наибольший объем внешнеторгового оборота зафиксирован с Китаем, Россией и Казахстаном), а также об увеличении возможностей отечественного бизнеса. В целом же на сегодня Узбекистан восстановил торговые отношения почти со всеми странами мира.

Важным показателем деловой активности бизнеса является и его потребность в кредитах, необходимых как для инвестиций, так и расширения операций, что наблюдается в период экономического роста. В этом отношении весьма показательно, что в феврале объем выданных коммерческими банками кредитов увеличился на 12,7 процента.

О росте активности бизнеса свидетельствует также увеличение операций между субъектами предпринимательства, что отслеживается по объему сделок. Так, объем сделок на Узбекской республиканской товарно-сырьевой бирже в марте текущего года по сравнению с мартом 2020-го вырос на 48 процентов. При этом наиболее значительный рост наблюдался в Бухарской области - 86,4, Ташкентской - 69,6, Наманганской - 63,3, Ферганской - 51,1, Сырдарьинской - 39,8, Хорезмской - 39, Кашкадарьинской - 30,1 и Ташкенте - 96,7.

Состояние бизнес-климата

С апреля 2020 года ЦЭИР также на постоянной основе оценивает текущее состояние бизнес-климата в стране и его ожидания относительно перспектив развития на ближайшие три месяца путем опроса представителей МСБ. Ежемесячная оценка основана на методологии Немецкого индекса делового климата, разработанной институтом IFO в Мюнхене, и охватывает около 1000 МСП (малых и средних предприятий) в четырех секторах, включая промышленность, сельское хозяйство, строительство и услуги.

Сводный индикатор бизнес-климата базируется на Индикаторе текущего состояния бизнеса, который характеризует настроения предпринимателей относительно текущей ситуации, и Индикаторе ожиданий перспектив развития бизнеса, который отражает ожидания предпринимателей о перспективах развития их бизнеса на ближайшие три месяца. Индикаторы делового климата могут находиться в диапазоне от -100 до 100.

Первоначально рассчитанный в апреле 2020 года Индекс делового климата составил 35 пунктов, субиндикаторы: текущее состояние - 27 пунктов, ожидания перспектив - 43 пункта. В июне показатель делового климата снизился до 22 пунктов, а после принятых мер поддержки и ослабления карантина вырос до 51 пункта. В период с июля по ноябрь 2020 года показатель делового климата оставался в стабильном положении между 37 и 49 пунктами. С декабря 2020 года поднялся до 52 пунктов, а в январе 2021-го - до 69.

Ниже приведены последние данные за февраль, рассчитанные на основе опроса 1700 предприятий по республике. Сводный индикатор бизнес-климата составил 60 пунктов, что почти в два раза больше, чем в кризисный период апреля прошлого года. Это состояние бизнес-климата в стране оценивается как положительное. В отраслевом разрезе индикатор бизнес-климата в сфере сельского хозяйства составил 68 пунктов, услуг - 59, в строительстве - 65 и промышленности - 52 пункта.

Следует отметить, что в феврале текущего года оценка индикатора в разрезе регионов проведена впервые. Высокие показатели сводного индикатора бизнес-климата отмечены в Наманганской (67 пунктов), Ферганской (67), Сурхандарьинской (66) и Андижанской (66) областях. Относительно ниже среднего по республике показатели в Навоийской области (45), Республике Каракалпакстан (49) и Ташкенте (49).

Индикатор текущего состояния бизнеса в феврале составил 44 пункта. Значительно улучшилась ситуация среди предпринимателей в сфере промышленности: рост на 10 пунктов по сравнению с предыдущим месяцем. В сфере услуг значение сохранилось на предыдущем уровне. Сравнительно высокие показатели индикатора текущего состояния отмечены в Бухарской (56) и Сырдарьинской (53) областях. В Наманганской, Джизакской и Хорезмской областях равен 51 пункту.

Относительно высокая доля предприятий, заявивших об улучшении спроса на товары/услуги, зафиксирована в Андижанской области (44 процента), в то время как сравнительно низкая - в Ташкенте (25). Сравнительно высокая доля предприятий, заявивших об увеличении количества работников, зафиксирована в Кашкадарьинской области (27 процентов), в то время как наименьшая - в Ташкенте (13).

Индикатор ожидания перспектив развития бизнеса в феврале составил 77 пунктов, что указывает на оптимистичность ожиданий. 79 процентов респондентов считают, что перспективы их бизнеса улучшатся, 18 - не изменятся и только 3 процента ожидают ухудшения. В отличие от текущего состояния, наиболее оптимистичные ожидания складываются у субъектов предпринимательства в сфере сельского хозяйства (87 пунктов) и строительства (85).

Среди регионов самые высокие показатели индикатора ожидания отмечены в Андижанской (92 пункта), Кашкадарьинской (90) и Ферганской (89) областях. Самые высокие доли предприятий, заявивших об ожидаемом улучшении спроса на товары/услуги, зафиксированы в Ферганской (84 процента) и Андижанской (81) областях.

В целом взаимоотношение значений текущего состояния бизнеса и ожиданий перспектив его развития означает: по оценкам субъектов предпринимательства, положительные тенденции в развитии экономики сохранятся в ближайшие три месяца. Таким образом, индикаторы бизнес-климата свидетельствуют об устойчивом характере восстановления экономики в текущем году, несмотря на неблагоприятные природные явления.

Динамика продаж недвижимости и автомобилей

Динамика продаж таких дорогостоящих продуктов, как недвижимость и автомобили, является не только показателем конъюнктуры этих рынков, но и важным индикатором положения дел в экономике в целом, поскольку отражает уровень накоплений финансовых средств у населения, а также его инвестиционные возможности. В связи с этим ЦЭИР регулярно анализирует изменения спроса на рынках недвижимости и авто. Увеличение спроса на них в январе-феврале текущего года также является одним из индикаторов восстановления экономической активности в Узбекистане.

Динамика рынка недвижимости показывает: экономическая активность резко снизилась в результате введения карантинных ограничений. В частности, в апреле прошлого года локдаун привел к снижению спроса на недвижимость на 87,1 процента (на 94,2 - в столице и на 89,8 - в Ташкентской области) по сравнению с аналогичным периодом 2019-го. В текущем же году рынок недвижимости показывает уверенный рост. Так, в марте т.г. количество заключенных в стране договоров на недвижимость по сравнению с февралем осталось без изменений и составило 20,2 тыс., что на 34,4% больше, чем в марте прошлого года

В г.Ташкенте, на который приходится более 30% рынка недвижимости, количество заключенных договоров купли-продажи составило 6,17 тыс., что на 0,9% меньше, чем в феврале т.г. При этом рост по сравнению с аналогичным периодом 2020 года составил 32,6%, что в свою очередь также показывает, что спрос на недвижимость вернулся к своей долгосрочной тенденции.

На автомобильном рынке наблюдалась несколько более сложная картина. В результате введения карантинных мер с середины марта 2020 года количество зарегистрированных и перерегистрированных автомобилей в марте сократилось на 17,3 процента по сравнению с тем же периодом 2019 года (на 34,6 - к предыдущему месяцу), а в апреле - на 73,8 процента (на 63,1 - к соответствующему периоду предыдущего года). Ситуация на авторынке начала восстанавливаться с мая. В июне продажи автомобилей увеличились на 14,8 процента по сравнению с аналогичным периодом 2019 года, в сентябре - на 29,5, октябре - на 19,2, ноябре - на 9 и декабре - на 10.

В марте спрос населения на авторынке второй месяц подряд показывала умеренный рост, увеличившись на 7,7% по сравнению с февралем т.г. рост продаж автомобилей составил 47,4% по сравнению с мартом 2020 года, когда продажа сократилась на 34,6% к предыдущему месяцу в результате локдауна по республике.

За отчётный период количество зарегистрированных и перерегистрированных автомобилей увеличивалось высокими темпами в Республике Каракалпакстан (31,5%), Хорезмской (30,5%), Джизакской (23,5%) областях. Таким образом, авторынок также демонстрирует процессы устойчивого восстановления.

***

Разрабатываются индикаторы и более локального характера, призванные оценивать развитие ситуации в том или ином экономическом направлении.

К примеру, ЦЭИР разработан еженедельный индекс цен продовольственных продуктов потребительской корзины на основе учета стоимости основных продуктов питания: мясомолочные, овощи, фрукты, бахчевые, бобовые, рис, мука, макароны, растительное, сливочное масло и сахар. При составлении единого индекса используется вес, характеризующий потребительские привычки населения страны (чем выше потребление этого товара среди населения, тем выше вес). Но пока параметры потребительской корзины не утверждены на официальном уровне.

Таким образом, можно констатировать, что в последние годы в Узбекистане значительно расширен круг применяемых инструментов в качестве экономических индикаторов и работа в этом направлении активно продолжается. Все индикаторы - как основные макроэкономические, так и введенные в последние годы, четко указывают на уверенную положительную динамику восстановительных процессов после резкого спада экономики в период жесткого локдауна в прошлом году. Причем детальный анализ изменения показателей по всем индикаторам однозначно указывает на ключевую роль реализуемых правительством мер поддержки бизнеса и населения в динамике восстановления экономики.

Обид Хакимов, директор Центра экономических исследований и реформ

Газета "Правда Востока" №79 (29583) от 21 апреля 2021 г.

Поделиться постом

Похожие новости