"Запас прочности": почему не страшен размер внешнего долга Узбекистана. Мнение эксперта ЦЭИР

Во всем мире увеличение государственных расходов из-за пандемии коронавируса, сокращение ВВП и снижение налоговых поступлений подталкивают правительства к значительным заимствованиям, поскольку они стремятся противодействовать пандемии. Как и большинство стран мира, Узбекистан был вынужден в 2020 году заимствовать средства из внешних источников в целях борьбы с пандемией коронавируса.

Таким образом, по итогам 9 месяцев 2020 года объем государственного внешнего долга достиг 18,5 млрд долларов, увеличившись на 18,8% с начала года, а частного внешнего долга – 10,3 млрд долларов (рост – на 20,8%).

Следовательно, вопрос внешнего долга стал одним из наиболее обсуждаемых вопросов в 2020 году. Некоторые эксперты обеспокоены тем, что внешний долг Узбекистана значительно вырос во время пандемии коронавируса. Другие эксперты указали на то, что было бы неразумно допустить, чтобы озабоченность по долгу удерживала политиков от принятия необходимых мер для борьбы с трудностями, а затем возрождения экономики.

Более того, в международном сообществе большинство экспертов пришли к единому мнению, что на фоне пандемического кризиса и резкого экономического спада в условиях падения цен на сырьевые товары, значительного сокращения прямых иностранных инвестиций и торговли, внезапного прекращения туризма стоимость отказа от внешних займов включает потерю заработной платы, потерю рабочих мест и закрытие предприятий, в результате чего экономика становится слабее на длительный период времени.

В частности, Грегори Мэнкью, профессор экономики Гарвардского университета, недавно высказал свое мнение о росте внешнего долга во время пандемии: «Есть времена, чтобы беспокоиться о растущем государственном долге. Это не одно из них».

Так, насколько каждый гражданин Узбекистана как налогоплательщик должен беспокоиться о внешнем долге страны? В данной статье мы стремимся предоставить объективные факты и объяснить статистические данные простым языком, чтобы каждый мог сделать вывод так ли страшен внешний долг, независимо от его/ее знаний об экономике.

Озабоченность населения по государственному долгу

Обычно в развитых странах население обеспокоено растущим внешним долгом своей страны и ожидает повышения налогов в будущем. Это связано с тем, что эти страны привлекают внешние заимствования в основном в целях финансирования дефицита бюджета.

В отличие от развитых и некоторых развивающихся стран, Узбекистан привлекает заимствования из внешних источников только с целью финансирования проектов стратегического социально-экономического значения, в том числе развития инфраструктуры и в свою очередь, обслуживание государственного внешнего долга осуществляется за счет средств, полученных от реализации инвестиционных проектов.

Например, в 2017-2019 годах два скоростных пассажирских поезда «Талго-250» и четыре обычных вагона были приобретены на 63,2 млн долларов за счет средств внешнего долга государства. В то же время было бы несправедливо утверждать, что народ Узбекистана должен вернуть 63,2 млн долларов, потраченных на развитие транспортной системы. Наоборот, обслуживание данного долга осуществляется за счет поступлений от транспортных услуг. Более того, высокоскоростные пассажирские поезда «Талго-250» обслуживают население и туристов и создают основу для развития внутреннего и внешнего туризма.

Структура совокупного внешнего долга

По состоянию на 1 октября 2020 года общий объем совокупного внешнего долга Узбекистана составил 28,8 млрд долларов, увеличившись на 19,5% (или на 4,7 млрд долларов) с начала года. Из этой суммы 18,5 млрд долларов было привлечено государством, и 10,3 млрд долларов приходится на частный сектор (Рисунок 1).

Рисунок 1. Государственный и частный внешний долг


Источник: Расчеты на основе данных Центрального банка Узбекистана

В свою очередь, государственный внешний долг состоит из внешнего долга, привлеченного от имени правительства, и внешнего долга, гарантированного государством. По состоянию 3 квартала 2020 года остаток внешнего долга привлеченного от имени правительства составил 12,7 млрд долларов, включая евробонды в размере 1 млрд долларов, в то время как объем внешнего долга, гарантированного государством, достиг 5,8 млрд долларов.

С точки зрения арифметических расчетов государственный внешний долг вырос на 36,4% или 4,9 млрд долларов по сравнению с 3 кварталом 2019 года. Как налогоплательщики, прежде чем беспокоиться об этих цифрах, мы должны поинтересоваться на что эти ресурсы были потрачены? И насколько благосостояние населения изменится от реализации проектов, финансируемых за счет этих инвестиций?

Ответ на эти комплексные вопросы намного сложнее, чем простое сравнение общих цифр без анализа структуры и условий внешнего долга.

Так почему же государственный внешний долг увеличился в 2020 году?

Во-первых, с Азиатским банком развития подписано кредитное соглашение на 500 млн долларов для поддержки бюджета по борьбе с пандемией коронавируса. Процентная ставка по кредиту составляет 6 месяцев LIBOR + 0,5%, срок погашения – 15 лет (льготный период 3 года).

Во-вторых, Правительство Узбекистана и Международный валютный фонд подписали соглашение о предоставлении льготного кредита в размере 375 млн долларов для поддержки экономики (из них 125 млн долл. по 0%, 250 млн долл. – по 1,05%).

В-третьих, Всемирный банк согласился предоставить льготный кредит в размере 100 млн. долларов под 1,25% годовых для финансирования проекта «Обод кишлок».

В-четвертых, была достигнута договоренность о привлечении льготных кредитов Всемирного банка в размере 500 млн долларов в целях модернизации аграрного сектора Республики Узбекистан.

Кроме того, сигналы с финансовых рынков предполагают, что у правительства не должно возникнуть проблем с заимствованием огромных сумм денег на выгодных условиях, если деньги используются правильно, а причитающиеся проценты остаются относительно низкими.

Более того, несмотря на значительный рост внешнего долга в 2020 году, годовые темпы роста (по сравнению с тем же периодом прошлого года) государственного внешнего долга замедлялись с 62% в 2 квартале 2019 года до 32% в 2 квартале 2020 года. Такая тенденция послужит обеспечению стабильности государственного внешнего долга в долгосрочной перспективе.

В 2020 году под государственную гарантию было подписано соглашение с Российским банком внешнеэкономической деятельности о предоставлении кредита в размере 101,3 млн евро на модернизацию Топалангской ГЭС (28,3 млн евро), строительство Нижне-Чаткальской ГЭС (38,8 млн евро) и строительство 2-х малых Богишамол ГЭС на Даргамском канале (34,2 млн евро). Кроме того, Государственный банк развития Китая согласился предоставить НАК «Узбекистон хаво йуллари» кредит под государственную гарантию в размере 309 млн долларов на покупку трех самолетов Boeing 787-8.

В свою очередь, следует отметить, что ни госкорпорации, ни частные компании не выставляют государственную землю в залог под кредит. Согласно Земельному кодексу Республики Узбекистан, земля является государственной собственностью – общенациональным богатством, подлежит рациональному использованию, охраняется государством и не подлежит купле-продаже, обмену, дарению, залогу за исключением случаев, установленных законодательными актами Республики Узбекистан.

Хорошая новость заключается в том, что меры, принятые для снижения воздействия кризиса на здоровье и экономику, позволят облегчить экономические трудности, ускорить восстановление и, возможно, повысить производительность экономики в долгосрочной перспективе и тем самым уменьшить рост коэффициента задолженности.

История показывает, что экономический рост может снизить соотношение внешнего государственного долга к ВПП, несмотря на рост долга. Например, в конце 1946 года федеральный долг США составлял 242 млрд долларов из-за огромных расходов, связанных с мировой войной II, а коэффициент задолженности составлял 106% ВВП, что является рекордно высоким показателем. Бюджет был дефицитным за 20 из следующих 28 лет, в течение которых долг вырос на 42%, с 228 млрд долларов до 344 млрд долларов в 1974 году. Но экономика США существенно выросла за данный период на 552%, поэтому коэффициент долга упал с 106% до 23% ВВП.

В целом пандемия коронавируса привела к увеличению государственного долга не только в Узбекистане, но и во всем мире. Даже правительства США, стран Европы и других стран потратили триллионы долларов на меры по оказанию чрезвычайной помощи, чтобы попытаться сдержать последствия коронавирусной пандемии для здоровья и экономики, в то время как кризис с коронавирусом привел к падению налоговых поступлений.

Ожидается, что уровень суверенного долга вырастет примерно на 17% ВВП в странах с развитой экономикой; 12% на развивающихся рынках; и 8% в странах с низким уровнем доходов по сравнению с ожиданиями до пандемии (Международный Валютный Фонд, 2020). По итогам 9 месяцев 2020 года общий объем государственного долга (и внешний и внутренний) увеличился на 6,1% ВВП c начала года (с 30,7% до 36,8% ВВП), что меньше ожидаемого среднего показателя на 2020 год в странах с низкими доходами.

Обслуживание внешнего долга

Экономисты сосредотачиваются не на абсолютном уровне долга, а на процентных расходах на его обслуживание по отношению к размеру экономики. Соотношение общих затрат на обслуживание государственного внешнего долга к ВВП достигло 1,86% по итогам 3 квартала 2020 года, этот показатель составил 1,33% в соответствующем периоде 2019 года. За рассматриваемый период 2020 года соотношение обслуживания за счет госбюджета к доходам консолидированного бюджета составило 4,92%, что на 1,06 п.п. больше, чем в тот же период 2019 года.

Затраты на обслуживание государственного внешнего долга и их источники показывают, что государственный внешний долг остается стабильным. По итогам 9 месяцев 2020 года общая стоимость расходов на обслуживание государственного внешнего долга составила 756,5 млн долларов, из них 454,5 млн долларов – выплаты по основному долгу, 302 млн долларов – выплаты процентов (Рисунок 2).

Рисунок 2. Обслуживание внешнего долга


Источник: Расчеты на основе данных Центрального банка Узбекистана

В 2019 году этот показатель составил 759,3 млн долларов (452,4 млн долларов – погашение основного долга, 306,9 млн долларов – погашение процентов).

Следует отметить, что доля расходов на обслуживание внешнего долга, привлеченного от имени правительства, за счет государственного бюджета составляет в среднем 30% от всего обслуживания данного внешнего долга. В частности, по итогам 9 месяцев 2020 года стоимость обслуживания внешнего долга, привлеченного от имени правительства, составил 383,7 млн долларов, из них 117,6 млн долларов или 30,6% – обслуживаемые за счет госбюджета. Для долга, гарантированного государством данные показатели, составили 373 млн долларов и 87,2 млн долларов (23,4%) соответственно.

главный научный сотрудник Центра экономических исследований и реформ

Халилуллох Хамидов специально для "Подробно.уз"

Поделиться постом

Похожие новости